Вор в законе - пахан на рынке Москвы

Центральный Московский рынок посещали в 1930-е годы многие Москвичи и гости столицы. Здесь же крутились и криминальные личности, которые порой были в розыске у Советской милиции. Однако здесь таких людей особо не трогали, порой они обеспечивали порядок, помогая милиционерам, когда это было необходимо.

Но существовала и более мелкая группа преступников, в основном карманные воришки, которых как раз милиция особо не жаловала, и каждый раз привлекала по всей строгости закона.

Карманные воришки, как правило, работали поодиночке, стараясь держаться подальше от маститых уголовников, которые заставляли их платить им определенную часть с украденного. Те в свою очередь передавали часть денег выше по иерархической лестнице блатных. В конце концов часть денег и предметов, которые похищались ежедневно на рынке, оседала в так называемой "черной" кассе. Эту кассу в те годы хранил мало кому сейчас известный урка Иван Митюков по прозвищу Ванька Одноглазый. Ему было уже лет шестьдесят, когда он в первый раз появился на рынке.

Разборка в бараке

Иван Митюков практически всю свою молодость провел в лагерях. Каторжным трудом, насколько можно верить картотекам, он не занимался, являясь на "положении" во всех лагерях, где приходилось ему быть. То есть паханом. В те годы еще не было такого устоявшегося понятия как вор в законе. Были урки, жиганы, и просто воры. Иван следил за порядком среди заключенных, имел в своем распоряжении двух помощников, которые и осуществляли его связь с остальной массой заключенных.

К самому урке напрямую попасть было практически невозможно. Следовало сперва разговаривать с его людьми, и если они были не в состоянии решить какой-то спор, то тогда уже искать справедливости шли к самому Ивану. Так и произошло при разрешении одной спорной ситуации. В бараке украли у кого-то небольшую безделушку. Тут же в этом был обвинен один из заключенных. Однако против него были выдвинуты обвинения без всяких фактов. Поэтому помощники Ивана Митюкова не смогли разрешить эту ситуацию, и делегация в лице четверых заключенных двинулась к нему в барак.

Обвиняемый в краже сразу высказал доводы в свою защиту - украденную вещь у него никто не видел, и в час предполагаемой кражи он был на промзоне, где его видели другие заключенные.

Тот заключенный, который обвинял, тоже высказался. Все сводилось к тому, что с предполагаемым вором он был в конфликтных отношениях. Более доводов не последовало. Естественно, что Иван встал на сторону обвиняемого, сказав, что произошла ошибка, и за наговор следует наказать человека. Наказанием, так как заключенный не был блатным, стал так называемый штраф, который заключенный должен отдать Ивану в течении трех дней.

Когда пришло время платить долг, у зека не оказалось денег. Тогда Иван предложил выплатить штраф другим способом - стать "торпедой", то есть выполнить любое поручение урки. Деваться было некуда, зек согласился.

Через несколько дней Иван приказал "торпеде" напасть на одного из конвоиров. Неизвестно, что он преследовал этим. Но в то время, подобное каралось смертью. Поэтому, видимо поразмыслив, зек ворвался ночью в барак к урке с заточкой и смог ударить Ивана ей в лицо. Тут же подоспели и помощники пахана, которые скрутили и избили заключенного.

Как оказалось, заточка попала Ивану прямо в глаз. С тех пор у него и появилось прозвище Иван Одноглазый.

Вор на рынке

Уже в 1930 году Иван Одноглазый появился на рынке. Сначала его приняли местные криминальные дельцы в штыки. Однако за него поручился один из старейших воров. Так урка стал хранить черную "кассу" рынка - денег, которые добывались здесь преступным путем.

Иван долгое время жил в бараке, который находился рядом с рынком. Здесь же в одной комнате с ним постоянно находилось до пяти уголовников, которые помогали в нелегком криминальном ремесле. Помимо хранения денег, Иван разрешал и любые вопросы, которые касались рынка, "темной" его стороны. Те покупатели, которые лишались своих сбережений бродя по торговым рядам и были в курсе закулисной жизни любого рынка, сразу искали выход на уголовников. Те приводили их к Ивану, и уже за часть суммы, которая была в кошельке, он ворачивал деньги обратившемуся человеку.

Про Ивана милиция конечно знала, но уважая возраст и хоть какой-то контроль мелких воришек на их территории, не трогала урку. Согласно картотеке, Иван Митюков был зарезан в своей комнате в бараке в первый день зимы 1932 года. Судя по всему воры почему-то разочаровались в последний миг в хранителе "черной" кассы и послали к нему убийцу.