Возможно ли утилизировать мусор так же как на Западе? Волоколамск.

Антискрепа:

Все понимают, что проблему подмосковных мусорных свалок с наскока не решить. Митинги местных жителей сподобили лицемерных олухов ввести режим ЧС, но дальше-то что? Полигон закроют – а что с мусором делать?

Сначала о треклятой загранице.

Мир начал задумываться об утилизации отходов практически сразу после начала эпохи консюмеризма. Еще в 1991 г. немцы обязали производителей упаковки принимать ее обратно после использования (в Союзе в те годы кооператоры наживали бешеные бабки на производстве полиэтиленовых пакетов, а куда они шли после многократной мойки-подклейки, никого не интересовало). В 1996 г. в Германии был введен замкнутый цикл переработки, а с 2012-го утилизации в обязательном порядке подлежит не только упаковка, но и химическая продукция, автотранспорт, электроника. Оборот отрасли доходит до 70 млрд. евро в год.

В Японии из трудно перерабатываемых отходов налажено производство стройматериалов, а один из возведенных из мусора островов будет использоваться для проведения Олимпиады-2020.

Всех переплюнула Швеция, где на 30 мусоросжигательных заводах перерабатывается почти весь тамошний мусор. Причем, перерабатывается не в брикетики или реновационное сырье, а в электро- и тепловую энергию. Шведы обнаглели до того, что принялись мусор импортировать. Жалоб на проблемы с экологией от шведов не поступает.

Теперь о великой России.

Подмосковные 300 «официальных» полигонов ТБО – верхушка айсберга. Мусор – огромные бабки, привлекающие как чинуш с коммерсами, так и бандосов. На сегодняшний день вокруг Москвы зафиксировано около тысячи крупных нелегальных свалок и еще несколько тысяч помельче, и всем этим дерьмом дышат 20 млн. жителей Москвы и Подмосковья. Свалки – одна из причин повышенной утомляемости, бессонницы, раковых заболеваний, в конце концов.

Главными мусорными королями, которым платит каждый получать нехилых жировок, считаются (в порядке убывания) кланы Чайки, Абрамовича и Чемезова. Другие тоже при деле, пусть, их доля существенно меньше. Все они заинтересованы в как можно больших поставках отходов при минимальных затратах (капитализм, мать его).

Народ, естественно, спит и видит, как бы эти полигоны закрыть и поставить те же экологически чистые мусоросжигательные заводы, за счет которых можно будет получать более дешевую электроэнергию. Но это, согласимся, пока фантастика.

Что же делать? В первую очередь, ждать приезда на митинг Собчак и Навального. А когда станет ясно, что эти горлопаны умеют только языком чесать, всей мощью народных требований, без какой-либо надёжи на Думу или Совфед, добиваться скорейшего принятия, предоставления (кредитного) финансирования, хоть из тех же миллиардов, вложенных в Трежерис, и гласного выполнения программы по промышленной утилизации.

По-другому никак. Закроем Волоколамск – завоняет в Рузе. Решим вопрос в Рузе – возникнет Можайск. А там уже смоленские стоят.

С копьями.