Чистописание

09.04.2018

Буквы опять разбегались в разные стороны, ручка  не хотела писать.
Буквы опять разбегались в разные стороны, ручка не хотела писать.

Дина достала тяжелую старую коробку из- под обуви. Она давно собиралась выкинуть различные квитанции, справки, многочисленные открытки ,рецепты, и еще Бог знает что . Много ненужного «наследства» скопилось в шкафу. Дина бюллетенит. Простыла… Бюллетень, он и есть бюллетень, никуда не пойдешь и большую работу делать не будешь. И недомогание пока ощущается. Вот и решила Дина:

-Что зря в телевизор пялиться? Хоть порядок в шкафу наведу!

Как -то раз хотела она выкинуть все бумаги вместе с коробкой да передумала:

-Вдруг что важное там есть. Ведь не зря же мама хранила.

В старой коробке с какими то квитанциями и облигациями(и кому это нужно?)

наткнулась на совсем ветхую желтую бумажку. Развернула.

На пишущей машинке напечатано:

-Табель успеваемости за 2 четверть. 1956-57год. Дальше красивым почерком: арифметика, чистописание, пение, рисование.

Господи, да это же мой табель за первый класс! Чтение- пять, арифметика -пять, пение-три, рисование-три,чистописание-три. Да, не блистала я в первом классе оценками.

Дина улыбнулась, вспомнив, что до сих пор почерк у нее ужасный. Никто ее каракули и прочесть не может! Вот тебе и чистописание! Ей вспомнился первый класс.. Первое сентября она не помнила. Зато очень хорошо помнит, как беременная учительница приносила в большой кастрюле вареную картошку и мелкие красные помидоры и укладывала на клочке бумаги на каждую парту. Две картофелинки и две (если очень маленькие, то и четыре)помидоры. Картошку и помидоры дети выращивали на пришкольном участке. Крупную картошку сдавали в колхоз, и колхоз давал строительные материалы: доски, бруски для школьной мастерской. Мелкую картошку варили в технической в огромном котле… Все дети ждали этого. С самого утра по всей школе -запах вареной картошки…Кто постарше, приносили соль и хлеб…Получался полноценный завтрак. Такой вкусной картошки дома не было… Так всем казалось. Хотя картошки в те годы в каждом доме уже было вволю.

Учительница-Татьяна Андреевна вела сдвоенные классы. Первый класс, в котором было одиннадцать человек, и третий класс, в котором – девять человек. Дина в детский сад не ходила, поэтому стеснялась всего. С трудом привыкала жить в коллективе, стеснялась учительницы. В те годы учителя для учеников были какими-то небожителями. Умными, всезнающими, богатыми…. У Дины было рассеянное внимание, и она не могла сосредоточиться на своем задании, ведь вокруг так много интересного! Татьяна Андреевна, так звали учительницу, в начале урока давала первоклашкам различные картинки, чтобы они аккуратно их раскрасили. Это были вырезки из каких-то взрослых сельскохозяйственных журналов: на них были изображены лошади, коровы, куры. Это сейчас Дине понятно: Татьяна Андреевна развивала детям руку. А тогда для первоклашек это была забава. Пока первоклассники раскрашивали свои картинки, она работала с третьеклассниками. Когда учительница рассказывала третьеклассникам новый материал, Дина слушала, открыв рот!

Потом, вспомнив о своем задании, торопливо красила корову или лошадь в один из двух цветов: красным или синим, потому что у Дины был единственный цветной карандаш: один конец которого - красный, другой - синий. У двух девочек из класса были настоящие цветные карандаши, но их они берегли и очень редко давали кому- то. Впрочем, Дина не замечала в этом ничего особенного. Синяя корова или красная лошадь. Что тут особенного? Ведь у многих детей вообще не было цветных карандашей. На чистописании первоклашки писали элементы букв: палочки, скругление уголков, какие- то закорючки. Только буквы валились в разные стороны, а всякие крючки и закорючки выходили разного размера и совсем не похожие на такие красивые образцы, которые каждый день писала в тетрадку Дины учительница. Перо цеплялось, шлепало кляксы, пальцы становились фиолетовые и оставляли на тетради четкие отпечатки… Конец ручки упрямо смотрел, куда ему хочется, а не в плечо, как того требовали правила чистописания. Татьяна Андреевна нервничала, сердилась, пытаясь понять: отчего же Дина так пишет?

Прошел месяц , а успехов у Дины не прибавилось. Мама, пробыв на ферме целый день, вечером зажигала керосиновую лампу и, чуть не засыпая, учила с дочкой уроки. Память у нее была отменная, но вот чистописание подводило. Может, к ноябрю, может, к декабрю, но с грехом пополам стала Дина писать что – то похожее на буквы, да и отвлекаться стала меньше. Сидела она на третьей парте, рядом - ее подружка Катюшка, придумщица и хохотушка. Еще несколько дней назад она по секрету сообщила, что у Татьяны Андреевны живот такой большой, потому что там ребеночек. Дина смотрела на свою учительницу, которая тяжелой походкой шагала между рядами парт, рассказывая что –то третьеклассникам, и думала:

-Как же ребеночек из живота вылезет? Наверное, разрезать живот будут. Больно, наверное.

Ей было ужасно жаль бедную учительницу. Она совсем позабыла, что получила задание: написать три строчки буквы «у»…Вспомнив, заторопилась . Буквы опять разбегались в разные стороны, ручка не хотела писать. Чем больше Дина макала перо в чернильницу, тем в тетрадке становилось грязней.

Чернила наливали все в той же «Технической». Там стояла большая бутыль разведенных из порошка химических чернил. На перемене они с Катюшкой сбегали в «техническую» и налили в свои чернильницы-непроливайки свежих , густых чернил… Катюшка еще и постаралась налить побольше.

Она, вообще, была большая аккуратистка. На уголок парты выкладывала тетрадку, в желобок - ручку, в специальное гнездо - свою полную до краев чернильницу, рядом -перочистку… Катюша пыталась приучить к аккуратности и Дину. Только у Дины так аккуратно не получалось: то перочистку дома забудет, то ручку уронит…

Впереди сидел маленький, похожий на гномика мальчишка Ваня. До школы Дина с Катюшкой его не знали. В первый класс он пришел, как генерал, в серой школьной форме -гимнастерке и брюках серого цвета, фуражке с гербом..Гимнастерка подпоясывалась ремнем с широкой пряжкой. В руках - портфель. Все было новенькое, чистенькое. Но куплено на вырост, поэтому подол гимнастерки топорщился и был ниже коленей. Наверное, ему трудно было двигаться в своей «генеральской» одежде, и он все время сидел за партой. В те годы над одеждой не смеялись. …Дети понимали: этот костюм на несколько лет. Может, в четвертом или пятом классе Ваня дорастет до этого костюма. … А пока выглядел он комично. Красивая фуражка тоже была большая и держалась исключительно на ушах. Мальчишкам он разрешал примерять свою фуражку и при этом всегда улыбался. Когда у Дины падала ручка, он лез под парту и доставал ее. Иногда подружки нарочно скидывали ручку, и он влезал под парту, скрываясь под ней полностью. Татьяна Андреевна с удивлением глядела, куда исчез ее ученик? А Дина с Катюшкой хихикали, вот и дохихикали…

Татьяна Андреевна проходила по рядам, проверяя задание. Дошел черед и до Дины с Катюшкой.

Катюшкины буквы подверглись небольшой правке, и Татьяна Андреевна красно-синим карандашом вывела в тетради Катюшки четверку. Подошла к Дине и ужаснулась! В Дининой тетради красовались три огромные кляксы. Они захватили большую часть страницы, а между ними сиротливо скорчились три буквы «у», для остальных просто не было места.

Учительница в ужасе охнула:

-Дина, это что у тебя за моря?

Катюшка не выдержала и громко засмеялась. Все это переполнило чашу терпения учительницы, и она стукнула кулаком по Дининой парте. Если б она знала, чем кончится вспышка гнева!

Чернильница - непроливайка, подскочив, кувыркнулась в воздухе и точно приземлилась на светленькую лысину бедному Ване. Его голова стала похожа на глобус. Ручьи и реки стекали вниз, и капали на гимнастерку и брюки. Оба класса сначала замерли от ужаса, потом все стали смеяться…Татьяна Андреевна схватила Ваню за руку и поволокла его в коридор! До конца урока она не вернулась в класс. На следующий урок она вернулась с заплаканным лицом и синими руками. Чернила отмывались очень плохо…Ваня в тот день в классе больше не появился. На следующий день он пришел в застиранной рубашке, стареньких брюках, и с несмываемыми потеками на голове, лице и шее…Третьеклассники смеялись над ним, шутили, но только тогда, когда не было учительницы. Ее они побаивались. Через несколько дней наша Татьяна Андреевна ушла. В классе она появилась только на следующий год: стройная , улыбчивая, красивая. На Динин почерк она уже старалась не обращать внимания, просто ставила тройки, а иногда двойки, если уж в тетрадку страшно было заглядывать. Дина так и не научилась красиво писать по совсем простой причине: она была левша, а писать приходилось правой рукой…

Дина вздохнула:

-Надо же, мама сохранила табель первого класса. Это сколько же лет она, вот так перебирая бумажки, снова и снова бережно клала его в коробку… Спасибо тебе, мама, за память…

Проект: Проза.ру Автор:Нина Сондыкова Картина: Российские и советские почтовые открытки разных лет

Дорогие друзья! Вы можете нас поддержать! Мы от всей души благодарим всех участников, которые делают перепост наших новостей на своих страницах и в пабликах. Спасибо, что цените наш труд, спасибо, что бескорыстно помогаете в развитии канала "Намедни". Пусть ваше добро вернётся к вам сторицей. Лучшая благодарность за нашу работу – "рассказать друзьям" о сообщениях, которые вам понравились. Мира вам, радости, и помощи Божией во всех начинаниях.