Марш пленных немцев: как это было

 Народы часто забывают свою историю или им помогают это сделать. Но этого позорного факта ни в коем случае нельзя допускать, чтобы в недалеком будущем «не наступать на те же самые убийственные грабли».

«Мечты сбываются»

 Многие историки в своих мемуарах утверждают, что генералы Вермахта в открытую заявляли о своем желании пройти по мостовым Москвы и как ни странно некоторым фашистским военачальникам посчастливилось осуществить свои желания. Правда, немного не в том качестве, в котором им этого бы хотелось.

 Германские полководцы хотели очутиться на улицах советской столицы в качестве победителей, а пришлось неспешно прогуляться в качестве «побитых собак» или точнее сказать военнопленных.

 Это знаменательное событие освещалось практически во всем мире, чтобы показать всю мощь и силу советского оружия, и, конечно, несгибаемую волю обычного русского солдата.

 В 1944 году 17 июля огромные колонны военнопленных промаршировали по проспектам столицы. Со всех сторон их окружали тысячи и тысячи советских граждан, кто-то выступал в роли конвоя, а кто-то в роли обычного зрителя. Конечно, в этой самой колоне были не только немецкие солдаты, но и все те, кто воевал на стороне «безжалостного фашизма».

 Все шествие длилось целых 4 бесконечных часа и что примечательно, проходило практически в «гробовой тишине». Ведь никто не забыл, сколько миллионов жизней унесли эти фашистские изверги. Во время этого «грандиозного» по своим меркам шествия случались и эксцессы. В сторону колоны летели камни, брошенные мелюзгой из толпы. Также иногда «пролетали» матерные фразы в сторону проходивших мимо гитлеровцев.

Тленный запах

 Еще одним достаточно важным моментом, который красовался во многих учебниках по истории, является то, что после «марша фашистов» все улицы на протяжении всего их шествия мыли специализированные машины. И происходило это действо практически моментально – только прошли колонны и сразу за ними ехали поливочные машины, которые чистили и мыли до блеска московский асфальт. Как потом писали советские газеты: «Чтобы духу их больше здесь не осталось».