Город, которым пугали в СССР

"Куришь, пьёшь вино и пиво - ты пособник Тель-Авива!" Помнится, такая саркастическая поговорка была в ходу во времена Советского Союза. А что сегодня? Сквозь невыносимую жару и непрекращающуюся суету вечно куда-то несущегося Тель-Авива, не всегда возможно различить массу нюансов и оттенков этого совсем молодого по меркам Святой Земли города. Поначалу кажется, будто Тель-Авив вовсе не имеет собственного лица. Однако, присмотревшись пристальнее, убеждаешься в обратном. И да, он совсем не страшный.

Первое, что моментально бросается в глаза при виде местной архитектуры - невероятно огромное количество зданий в стиле Баухаус, или, по-нашему говоря, конструктивизм. С середины 1930-х годов Тель-Авив массово застраивался подобными домами (совсем как у нас хрущёвками в 50-е) и на сегодняшний день их в городе около четырёх тысяч. Больше, чем где-либо в мире!
Первое, что моментально бросается в глаза при виде местной архитектуры - невероятно огромное количество зданий в стиле Баухаус, или, по-нашему говоря, конструктивизм. С середины 1930-х годов Тель-Авив массово застраивался подобными домами (совсем как у нас хрущёвками в 50-е) и на сегодняшний день их в городе около четырёх тысяч. Больше, чем где-либо в мире!
В Тель-Авиве, к сожалению, нет никакого исторического центра. Быть может оттого над архитектурным обликом здесь особо не заморачиваются. Во всяком случае, эклектики хоть отбавляй, малоэтажные баухаусные (и не только) здания преспокойно соседствуют с точечной небоскрёбной застройкой. В общем, почти Екатеринбург.
В Тель-Авиве, к сожалению, нет никакого исторического центра. Быть может оттого над архитектурным обликом здесь особо не заморачиваются. Во всяком случае, эклектики хоть отбавляй, малоэтажные баухаусные (и не только) здания преспокойно соседствуют с точечной небоскрёбной застройкой. В общем, почти Екатеринбург.
За некоторыми домами ухаживают и красят их в отвратительные цвета, а на другие не обращают никакого внимания.
За некоторыми домами ухаживают и красят их в отвратительные цвета, а на другие не обращают никакого внимания.
В результате этого многие изначально интересные строения производят зловещее и одновременно угнетающее впечатление. Впрочем, здесь это мало кого беспокоит.
В результате этого многие изначально интересные строения производят зловещее и одновременно угнетающее впечатление. Впрочем, здесь это мало кого беспокоит.
Гораздо больший интерес как для туристов, так и для местных жителей, представляют всевозможные граффити. Многие из них сделаны талантливо и настолько гиперреалистично, что поначалу вводят в недоумение.
Гораздо больший интерес как для туристов, так и для местных жителей, представляют всевозможные граффити. Многие из них сделаны талантливо и настолько гиперреалистично, что поначалу вводят в недоумение.
Психопродукция прёт буквально отовсюду!
Психопродукция прёт буквально отовсюду!
Ещё больше впечатлений можно поймать, зайдя в какой-нибудь подъезд.
Ещё больше впечатлений можно поймать, зайдя в какой-нибудь подъезд.
Такую красоту даже в Петербурге или лондонском Сохо не всегда встретишь.
Такую красоту даже в Петербурге или лондонском Сохо не всегда встретишь.
Подобных парадняков (чтобы не упрекали в московском шовинизме) в Тель-Авиве немало.
Подобных парадняков (чтобы не упрекали в московском шовинизме) в Тель-Авиве немало.
Вот такие двери должны быть в жилых домах.
Вот такие двери должны быть в жилых домах.
На солнечных сторонах улиц в дневные часы окна принято закрывать ролл-ставнями, совсем как в Италии, иначе никакие кондиционеры не спасут от изнуряющей жары и духоты.
На солнечных сторонах улиц в дневные часы окна принято закрывать ролл-ставнями, совсем как в Италии, иначе никакие кондиционеры не спасут от изнуряющей жары и духоты.
Телефонная будка.
Телефонная будка.
Мило. Очень мило.
Мило. Очень мило.
Есть в Тель-Авиве и районы с такими вот домами, больше напоминающими таунхаусы.
Есть в Тель-Авиве и районы с такими вот домами, больше напоминающими таунхаусы.
Красота.
Красота.
Большое количество домов нещадно реконструируется.
Большое количество домов нещадно реконструируется.
Ну а в целом всё как-то так. Свободный, живой, динамичный город, открытый для всех.
Ну а в целом всё как-то так. Свободный, живой, динамичный город, открытый для всех.