И блудить, и в храм ходить?

25.12.2017

На почту портала «Наследник» пришло письмо от Ирины:

Здравствуйте, дорогая редакция!

Вот уже скоро год, как мы с дочерью воцерковились и стараемся регулярно ходить в храм. Дочь на воскресных службах поет на клиросе. У нас с ней доверительные отношения, и она все мне рассказывает. И вот что меня волнует. Я уже не раз от нее слышала: то одна знакомая стала жить с парнем, то другая, которая тоже поет на клиросе, стала встречаться с женатым мужчиной. То мы вдруг узнаем, что знакомая, которая два года жила с одним парнем не расписанная, вышла замуж за его двоюродного брата. Причем оба брата – дети священников. И теперь она стала матушкой, потому что ее муж принял сан. Мне дочь задает вопросы, а я не знаю, что ей ответить. «Знай себя и будет с тебя» как-то не работает. Мы не можем закрыть глаза и заткнуть уши. Она видит счастливые глаза этих девушек, которые, как они говорят, рады, что они, наконец, не одни.

Когда мы все это видели до нашего прихода в Церковь, у нас не возникало вопросов. Такая жизнь с экранов телевизоров подается как норма. Но почему это происходит внутри Церкви? Почему блуд среди православных становится чуть ли не нормой, а проповеди на эту тему не звучат? Мы ни разу не слышали такой проповеди. А вчера она пришла в полном недоумении. Оказывается, батюшка, к мнению которого она всегда прислушивалась, также считает, что молодым надо пожить вместе какое-то время, присмотреться друг к другу, так сказать, потому что развод после венчания – это надругательство над Таинством.

У меня не хватает ума так объяснить все дочери, чтобы у нее не было вопросов. К примеру, если я сяду в лужу, я сразу стану грязной и мокрой. А здесь люди годами живут в грехе и внешне выглядят вполне благополучно. Фраза «грех рождает смерть» в данном контексте совершенно не очевидна. Это большое искушение для моей дочери, ведь ей уже 25, а она все еще не замужем, и я все чаще замечаю в ее глазах уныние.

Отвечает Протоиерей Максим Первозванский

Вопрос болезненный и сложный. Он «не груша и его за раз не съешь». Проблема в том, что, когда мы читаем Евангелие, особенно в первый раз, мы поражаемся с одной стороны удивительной красоте, глубине и духовности, а с другой – категоричности требований. Феномен неофитства характеризуется тем, что человек в силу своей веры, искренности, глубины своих чувств и одновременно в силу своей наивности, непонимания трудности христианского пути, бросается во все это полностью, пытаясь выполнить все. Такой, в хорошем смысле слова, фарисейский заход. Если использовать слово фарисей не в отрицательном смысле, а в прямом историческом смысле, где фарисеи – это такие люди, которые поставили себе целью выполнять всё и всегда, потому как в Ветхом Завете были такие страшные слова: «проклят всякий, кто не исполняет постоянно всего что написано в книге Закона» (Втор.27:26). Вот фарисеи в своей искренней вере пытались исполнить всегда и все. Но для них во времена Иисуса Христа все сложилось так, что они слишком много внимания обращали на внешнее и второстепенное, забывая, а точнее не видя, при этом главное: любовь, милость, суд.

Что происходит сейчас с нами в реальной жизни? Пожив какое-то время в Церкви (особенно это касается людей, которые в Церкви с детства). Они не имеют такой глубины и свежести веры и не имеют сил для того, чтобы действительно стремиться исполнить всё и всегда. И тогда для них встает вопрос: а что все-таки главное, и что второстепенное?

Что является «допустимым», прощаемым грехом, а что является тем, чего нельзя делать ни в коем случае и никогда, потому что это окончательная погибель твоей души, если только ты не прекратишь, не исправишься, а в каких-то случаях уже и исправить ничего нельзя. Где провести эту границу? Где я махну рукой: ну ладно, конечно, это плохо, и на исповеди покаюсь, но в общем, терпимо, допустимо, потому что я самому себе это прощаю? Хотя, конечно, я знаю, что это грех, и я очень искренно прошу у Бога прощения за такую свою немощь и за такое принятие греха в свою жизнь. А где то, что нигде и никогда не возможно, и является полным табу?

Вот как ответить на этот вопрос: что возможно, а что нет? Я, допустим, раздражаюсь. Это допустимо или нет? Конечно, это не допустимо, это грех, но я же раздражаюсь снова и снова. В конце концов, я привыкаю к своему раздражению. Или я ленюсь, или обижаюсь, или обижаю других, или позволяю себе достаточно высокомерное поведение, или понимаю, что слишком много забочусь о материальном и не раздаю все нищим...

Ведь категоричность требований Христа, содержащаяся в Евангелии, с одной стороны вдохновляет, а с другой стороны, как бы отпугивает от желания исполнить все. Эта категоричность приводит многих и многих людей, если не большинство, к выборочному исполнению. А этот выбор каждый делает для себя сам. И вот для одного рыбу в среду съесть – это допустимо, а для другого – недопустимо. Особенно это касается вопросов на тему, которую затронул автор письма.

Все-таки, к счастью, подавляющее большинство православных и абсолютное большинство батюшек считают, что изменять мужу или жене – это не допустимо. Но ведь в отношении блудных грехов Христос настолько категоричен, Он говорит, что «всякий смотрящий на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем» (От Матфея 5:28) и что это является уже тяжелейшим грехом. А вот мы ходим и смотрим. Где эта грань? Человек начинает для себя проводить эту черту: что для меня допустимо, а что нет. Особенно сейчас, когда, в отличие от традиционного общества, где все было регламентировано, очень многое отдается на откуп условности. Например, внешний вид. Люди постарше помнят, что для православного мужчины двадцать лет назад обязательной была борода, а для женщин – юбка и если уж не платок, то, по крайней мере, волосы каким-то образом должны были быть собраны. Если вы сейчас обратите внимание, как большинство православных людей одеваются, то увидите, что большинство молодых православных мужчин бороды не носят, а большинство православных молодых женщин не только не ходят в юбках, но и ходят с распущенными волосами.

То есть если выразить это без всякой отрицательной аннотации, просто по-славянски, являются распутными девками. Девка – это в переводе девушка, а распутная – это значит с распущенными волосами. Поэтому граница здесь оказывается весьма относительной. А любое табу держится на абсолютности и категоричности. А они как бы есть, но их как бы и нет. Так и ответ на вопрос «Что допустимо между не связанными узами брака молодыми людьми?» – оказывается для молодых людей не так очевиден. Это первое.

Теперь второе. Есть такой социальный закон: большинство людей в своей жизни следуют модели поведения большинства. Возьмем для примера позднее советское общество, когда особых гонений на Церковь не было, но большинство людей считали себя атеистами. Почему они считали себя атеистами? Потому что у них совсем не было веры в Бога? Да нет, где-то как-то и была немножко, но было принято быть атеистами, они и были атеистами. Потом в 90-е годы было принято быть верующими людьми, и у нас 90 % людей стали верующими людьми. Сколько процентов из них открыли для себя Бога? Насколько их вера глубока, сильна и крепка? Это вопрос достаточно спорный.

90 % людей в обществе следуют общепринятым моделям поведения. Например, воровство. Пять процентов будут красть в любом случае, и еще пять процентов не будут красть в любом случае. И если будет принято красть, то 90 процентов будут красть, а если не принято, то не будут. То есть 5 процентов будут жить свято по любому, а 5 процентов будут грешить. А остальные 90 будут поступать в зависимости от того, как принято.

К сожалению, в нашем обществе приняты свободные сексуальные отношения. Очень серьезная революция произошла в отношении женщин за последние двадцать лет. Если большинство мужчин достаточно давно считали для себя приемлемым свободное сексуальное поведение, то для большинства женщин еще 20 лет назад такое свободное сексуальное поведение было не принято. Сейчас для большинства женщин оно тоже вполне допустимо. Точно так же, как для мужчины 30 лет назад развод был допустимой вещью, а для женщины страшной катастрофой. Современной девушке невозможно прочувствовать, что значило для позднесоветского общества формулировка «разведенка с ребенком». Для современной женщины такого негативного понятия не существует вообще. Ну да, ну развелась. Как для мужчины раньше в этом была некая бравада, что он развелся, так и для многих женщин сейчас в статусе разведенной присутствует такая бравада. Поскольку женщина часто вполне может содержать себя сама, чувствует себя независимой, свободной, сильной и т.д.

Этот вопрос неизбежно затрагивает и Церковь, также как он неизбежно затрагивает и часть священнослужителей, которые начинают внутренне считать допустимым и оправдываемым для своих прихожан подобное поведение. А сила слова – это не какое-то внешнее понятие, это внутреннее – то, что несет человек. Если священник сам не достаточно уверен в том, что он говорит, то слово его не будет со властью, а будет такое относительное.

Теперь третье. Сегодня слово и авторитет Церкви не настолько высок, чтобы даже верующий человек безоговорочно соглашался с ее требованиями. То есть, если сказать такому человеку категорически: ты так жить не должен, человек может уйти из Церкви. И священники это понимают. В некотором смысле этот процесс напоминает отношения не имеющих власти родителей со своими взрослеющими детьми. Когда родители понимают, что если они будут слишком категоричны, ребенок либо просто уйдет из дома, либо начнет хамить, вплоть до драки. И поэтому родители несколько униженно пытаются что-то говорить или молча принимают то, как живут их дети. «Мы же свободные люди в свободной стране. Каждый живет, так как хочет».

По поводу принятия сана. В отношении рукоположения в канонах существуют достаточно жесткие правила по поводу того, что священник должен быть не просто мужем одной жены, а он должен вступить в брак девственником, и жена его тоже должна быть девственницей. Они должны быть первыми друг у друга и при этом соблюдать чистоту до брака. Подробно об этом можно прочитать, например, в материалах пастырского совещания Центрального викариатства Москвы в докладе протоиерея Иоанна Лапидуса. Таких людей в современном обществе исчезающе мало.

Каноны задают норму жизни православного христианина. Дальше существуют два специальных греческих понятия, которые говорят о том, как исполнять эти самые каноны. Если исполнять каноны по всей строгости, то это называется словом акривия (?κρ?βεια — «точный смысл, строгая точность, тщательность»). В ситуации, когда каноны исполнить по тем или иным причинам представляется невозможным, используется слово икономия (ο?κονομ?α — устроение дома, дел), как некое допустимое нарушение канонов ради какой-то более высокой цели. Например, я неоднократно слышал от архиереев, в том числе в их публичных выступлениях слова: «А где же я вам возьму таких людей, которые полностью соответствуют?» И архиереи в ряде случаев идут на нарушение строгости требований. Я не берусь судить об этом, это не моего уровня вопросы, просто объясняю, какова ситуация. Сейчас далеко не все заканчивающие семинарию студенты принимают священный сан. Хотя семинария - это заведение, целью которого является подготовка священнослужителей. Кто-то не хочет, кто-то не может по канонам уже к моменту окончания. А мы видим, какова у нас сейчас потребность в священнослужителях, если не брать столицу нашей Родины. Реально один священник на два-три храма, а иногда и больше.

Серьезный выбор стоит перед Церковью в лице архиерея. К примеру, есть человек, который воспитан в традиции, допустим, тот же самый сын священнослужителя. По молодости, по глупости, по юношескому пафосу, он совершает блудный грех. Но при этом человек хорошо знает, что такое православная традиция. Его вера в Бога проверена, что называется, годами, хотя решимость и строгость исполнения заповедей, как показывает его жизнь, не достаточно сильна. Если его раскаяние искренно, то перед архиереем встает вопрос: рукополагать такого человека или нет.

Теперь давайте поговорим о том, что происходит с человеком, совершающим грех. Заповеди Божии – это «инструкция по эксплуатации». А грех – это нарушение «инструкции». Когда человек совершает грех, он получает повреждение себя самого. В первую очередь – повреждение своей души, иногда и своего тела. «Бегайте блуда… блудник грешит против собственного тела» (1 Кор. 6:18). Безусловно, это серьезным образом скажется на его дальнейшей жизни. Сказаться может очень по-разному. В первую очередь, человек, который начинает жизнь свою блудно, терпит урон в способности любить, быть преданным, открытым, верным. Человек, согрешив в раю, не мог оставаться в раю не потому, что Бог такой строгий, а потому что сам человек в результате совершения греха изменился. Точно так же это происходит и сейчас. Человек в результате совершения греха реально меняется, это реальный психофизиологический и духовный процесс, в котором задействовано все существо человека. Это очень серьезная вещь.

Да, это не очевидно. Вы видели, как светятся глаза у вора в момент совершения кражи? Там такой адреналин! Он счастливейший человек, когда, схватив то, что украл, удирает от полиции. Он радуется удаче. Он живет полной жизнью, как ему кажется. И что, давайте будем подражать вору? Действительно, в ситуации, когда девушка оказывается любима, желанна, когда начинает жить интимной жизнью, в ней просыпается множество сил, чувств, у нее действительно начинают гореть глаза, она по-другому выглядит. Опытный взгляд даже скрывающую подобное вычислит. Но это не значит, что это счастье, которое будет дальше счастливым. М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Дума» (правда, по другому поводу) сказал:

Так тощий плод, до времени созрелый,

Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,

Висит между цветов, пришлец осиротелый,

И час их красоты – его паденья час!

Это то, что сорвано. Да, цветок, который сорвали, благоухает больше того, который растет. Но он завянет так или иначе. Да, Господь может что-то исправить и исцелить, но рассчитывать на это не стоит. Не стоит прыгать в окно, надеясь, что Господь внизу подложит подушку безопасности.

Есть еще такая тонкость. Когда человек совершает какой-то грех, не считая его особенным грехом, то последствия для него оказываются меньшими, чем когда человек совершает грех, зная и чувствуя, что это грех. Например, мусульманин вполне счастливо может жить с тремя женами. Человек, который осознает это как норму, хотя с Божественной точки зрения это не норма, вполне может в этой своей жизни быть достаточно счастлив. Но представить себе счастливым христианина, живущего на три семьи, невозможно. Мы уже по-другому мыслим и по-другому чувствуем, воспитанные двумя тысячелетиями в моногамии. Точно так же человек, который не считает измену жене грехом, а нормой, более-менее нормально живет. «Во многом знании многие печали», - говорит апостол Павел. Когда человек блудит, не считая это грехом, он может более-менее нормально устроиться. А человек, который знает, что это грех, не может нормально устроиться и блудить.

Если вы очень щепетильно и серьезно относитесь, например, к чужой собственности, сможете вы быть счастливым, если вы что-то украли и это у вас теперь есть? Нет, не сможете. А в период того же позднего Советского Союза распространены были так называемые «несуны», то есть было распространено мелкое воровство госсобственности. И люди прекрасно себя чувствовали, поскольку не считали это грехом: «Все вокруг колхозное, все вокруг мое». Мне часто приходится людей в возрасте, первый раз пришедших на исповедь, спрашивать по поводу воровства: «Вы ничего не крали?» – «Нет-нет, что вы, я очень щепетильный человек». – «А кукурузу на колхозном поле рвали?» - «Да, было». Человек, не воспринимая что-то грехом, не мучается и никакого следа это в его душе не оставляет. А если Бог его своим промыслом не наказал сразу, то – вроде бы проехали и забыли. Но на том свете вспомнится, и в этой жизни скажется. А человек даже не будет понимать, почему с ним что-то происходит. Не будет видеть связи между грехом и его последствиями. Поэтому я этот вопрос всегда задаю.

То же самое и здесь. Да, человек, живущий блудно, в своем самоощущении достаточно долгое время может быть счастливым. И то, что он потом окажется не способным сохранить свою собственную семью, например, может, никто (и он сам) не свяжет с тем, что он когда-то жил блудно.

А проповеди об этом звучат, но не в храмах. Кому там говорить проповедь о блуде, бабулям? Ведь проповедь говорится для стоящих в храме, а там 75 процентов старушек и детей полно! Тема ведь достаточно щепетильная. Сколько сломано копий по поводу того, нужно или не нужно сексуальное образование в школе. Главнейший довод людей, которые считают, что это образование не нужно, состоит в том, что дети к этой теме подходят в разном возрасте и в разном психологическом состоянии, и то, что можно сказать одному, совершенно недопустимо в данный момент для другого. Одному это поможет, а другого наоборот поломает. Это тонкая, интимная тема. Поэтому Церковь работает с этими вопросами на индивидуальном уровне. Существует достаточное количество книг об этом, видеозаписей, которые можно почитать, посмотреть, причем популярных современных священнослужителей. И в различных молодежных собраниях эта тема широко и серьезным образом обсуждается.

Теперь по поводу уныния в глазах от того, что уже 25, а еще не замужем.

Вообще, это тема отдельная, большая, серьезная и глубокая. В традиционном обществе вопрос брака решал не сам человек, а общество. Человеку выбирали спутника жизни в соответствующем возрасте, приводили, женили и учили правильно жить. Общество было устроено так, что оно за человека эти вопросы решало. Человеку надо было, что называется, по максимуму заповеди соблюдать, – и все будет хорошо. А в современном обществе никто кроме самого человека эту проблему не решит, а люди этого делать не умеют. И научить этому в школе невозможно. Потому что это достаточно тонкие вещи, и есть множество нюансов. И эти нюансы, оказывается, людям, в общем-то, не интересны.  А ведь это же очень важно: как девушка должна себя вести, чтобы выйти замуж? Где проявлять инициативу, в чем? Когда обижаться, когда нет? Очень сложно. Потому что главнейшая проблема в этой ситуации, это, конечно, то, что у нас реальное самоуважение заменяется гордыней. А смирение – слабостью. В результате смирения нет. И человек либо имеет заниженную самооценку и оказывается никому не интересным, либо наоборот завышенную самооценку, и ведет себя неадекватно. А еще есть жуткая мечтательность, которая сразу все ломает. Потому что из-за своих мечт наши девушки начинают совершенно неправильно себя вести. Этому всему надо как-то учиться.

О выборе спутника жизни см. здесь

Теги: отношения брак церковь добрачные отношения