Ядерный арсенал Индии продолжает увеличиваться, и это плохая новость для Пакистана и Китая

11 June

Индия, самая густонаселенная демократическая страна в мире, занимает уникальное стратегическое положение, но окружена мощными противниками. В результате ее население в 1,3 миллиарда человек охраняются ядерным арсеналом примерно из ста боезарядов, развернутых на суше, на море и в воздухе. Несмотря на свой статус сторонника неприсоединения, страна была вынуждена разрабатывать собственное ядерное оружие.

Ядерная программа Индии началась в 1948-м году, всего через год после обретения независимости. Правительство Неру рассматривало атомную энергетику как недорогой источник энергии для молодой страны. В том же году была создана индийская комиссия по атомной энергии для наблюдения за ядерными усилиями страны. Из-за нехватки урана на индийской территории страна, естественно, тяготела к использованию вместо него плутония. Первый ядерный реактор Индии, Апсара, был построен с помощью Соединенного Королевства и вышел на критическую мощность в августе 1956-го года.

Первоначально Нью-Дели рассматривал строительство ядерных устройств не как оружие, а как то, что тогда называлось «мирными ядерными взрывчатыми веществами», которые можно использовать для строительства гаваней, добывать природный газ и в других крупных строительных и горнодобывающих проектах. Хотя этот план функционально идентичен созданию ядерного оружия, он демонстрировал, что Индия не убеждена в необходимости реального ядерного сдерживания. Будучи одним из основателей Движения неприсоединения, Индия была свидетелем лихорадочных темпов гонки ядерных вооружений между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

Однако война 1962-го года с Китаем все изменила. Ограниченное наступление на индийскую территорию могло бы быть гораздо хуже, если бы обе страны были вовлечены в тотальную войну, особенно если бы Пакистан и Китай объединились вместе. Кроме того, хотя Китай еще не был ядерной державой, его ядерный статус считался неизбежным, и Пекин мог шантажировать Индию, требуя территориальные уступки под угрозой ядерного уничтожения. В Нью-Дели приступили к гонке ядерных вооружений.

Первое ядерное испытание Индии было проведено 18 мая 1974-го года на полигоне Покран в пустыне Раджастан. Устройство, получившее прозвище «Улыбающийся Будда», обладало взрывной мощностью от шести до пятнадцати килотонн (хиросимское устройство обычно оценивается в шестнадцать килотонн). Испытание проводилось в подземной шахте. Индия охарактеризовала это испытание как мирное по своему характеру, но ядерный статус Китая, достигнутый в 1964-м году, означал, что оно почти наверняка было задумано как оружие.

Это испытание привело Индию в так называемый «Ядерный клуб», который ранее состоял из Соединенных Штатов, Советского Союза, Великобритании, Франции и Китая. Индия воздерживалась от ядерных испытаний еще двадцать четыре года, пока 11 мая 1998-го года не взорвала три устройства, а 13 мая – еще три. Большинство устройств имели низкую мощность от двухсот до пятисот тонн, что наводило на мысль, что они были сконструированы как тактические ядерные бомбы, но одно устройство было термоядерным, которое вышло из строя, хотя и достигло мощности взрыва около сорока пяти килотонн.

Сегодня Индия, по оценкам, располагает, по меньшей мере, 520 килограммами плутония, достаточными, по данным Ассоциации по контролю над вооружениями, «для производства от 100 до 120 ядерных устройств». Нью-Дели называет это «надежным минимальным сдерживающим фактором» против соседних ядерных держав Китая и Пакистана. Для сравнения, Китай, который также должен бороться с ядерным соперником Соединенными Штатами, имеет достаточно расщепляющегося материала для разработки 200-250 устройств. Считается, что Пакистан располагает арсеналом от 110 до 130 ядерных устройств. Индия твердо придерживается политики неприменения первым ядерного оружия, обещая никогда не применять его первым в любом конфликте и использовать только в качестве ответного удара.

В результате Индия создала свою собственную триаду сухопутных, морских и воздушных сил, оснащенных ядерным оружием. Первым этапом разработки стали тактические ядерные устройства для ударных самолетов ВВС Индии. Сегодня Индия располагает более чем двумя сотнями двухмоторных истребителей Су-30МК1, шестьюдесятью девятью истребителями МиГ-29 и пятьюдесятью одним истребителем «Мираж-2000». Вполне вероятно, что, по крайней мере, некоторые из этих самолетов были модифицированы и обучены нести ядерные гравитационные бомбы.

Ракетный сегмент наземного базирования триады состоит из баллистических ракет малой и средней дальности. Так, выпущенная в конце 1990-х годов, ракета Prithvi первоначально имела дальность всего девяносто три мили, но следующие ее версии увеличили дальность полета до 372 миль. Несмотря на это, Притхви все еще прочно является тактическим оружием, в то время как ракеты серии Agni I – V с дальностью действия от 434 до 4970 миль являются стратегическим оружием, способным поражать иностранные столицы, включая всю материковую часть Китая.

Третья ветвь триады новая, состоящая из атомных баллистических ракетных подводных лодок (SSBN) класса Arihant. Планируется построить четыре подводные лодки, каждая из которых сможет нести двенадцать баллистических ракет малой дальности К-15 Sagarikа с дальностью полета 434 мили или баллистические ракеты средней дальности К-4 с дальностью полета в 2174 мили. Используя Бенгальский залив в качестве бастиона и защищенный такими активами, как индийский авианосец INS Vikramaditya, ракеты с подводных лодок класса Arihant едва смогут достичь Пекина.

Политика страны по отказу от применения первой ядерного оружия должна действовать таким образом, чтобы замедлить эскалацию любого обычного конфликта и перехода его в ядерный. До тех пор, пока ядерное сдерживание Индии остается надежным, оно должно заставить рациональных противников дважды подумать, прежде чем приближаться к ядерному порогу. Тем не менее, неустойчивые отношения страны с Пакистаном, который не имеет такой политики, а также ее план блицкрига «холодного старта» против своего соседа, означают, что ядерная война не может быть исключена.

Кайл Мизоками, Национальный Интерес