Какие первые шаги предпримет Китай прежде, чем начнет боевые действия?

22 January 2019

Новый отчет Министерства обороны США утверждает, что прежде чем вступить в бой, в котором участвуют авианосцы или истребители, Китай попытается получить преимущество в информационной сфере и снизить доверие к навигационным военным системам своих противников, таким как GPS и сенсорные датчики. В новом докладе, опубликованном агентством военной разведки (DIA), приводятся оценки китайских военных и говорится о том, что Китай рассматривает контроль над «информационным доменом» как предпосылку победы в современной войне. Эта тактика необходима для противодействия внешнему вмешательству в вероятный конфликт, в котором могут участвовать вооруженные силы Китая.

В более широком смысле концепция Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в области информации и информационных операций включает «сетевые, электромагнитные, психологические и разведывательные области». Китайская версия «сетевого домена» и соответствующей ему «сетевой войны» аналогична американской концепции «кибер-домена» и «кибервойны». Для улучшения положения в этих областях Китай создал в 2015 году Силы стратегической поддержки и реорганизовал многие из дисциплин в рамках этой единой структуры, которая стала включать в себя все информационные возможности в таких областях, как киберпространство, космические и коммуникационные активы, средства радиоэлектронной борьбы и психологические операции. В докладе агентства упоминаются военные труды НОАК, в которых подробно описывается эффективность информационных операций и кибервойн в современных конфликтах, и в которых НОАК предлагает нацеливаться на командно-контрольные и логистические сети противника для сдерживания способности противника действовать на ранних стадиях конфликта. В одном из авторитетных китайских источниках система командования и управления противника определяется как «сердце сбора, контроля и применения информации на поле боя», а также как «нервный центр всего поля боя».

Кроме того, в отчете DIA говорится о том, что Силы стратегической поддержки также могут отвечать за исследования, разработку, испытания и развертывание определенных видов оружия «новой концепции», включая оружие с направленной энергией и кинетической энергией. Руководители Пентагона обращают внимание на эту реорганизацию, которая предпринимает

соответствующие шаги по улучшению согласования информационных возможностей в рамках одной структуры. В августе 2018 года генерал Джон Хайтен, командующий Стратегическим командованием США, заявил, что командование США должно быть лучше интегрировано, и особо отметил китайскую структуру Сил стратегической поддержки. Он подчеркнул, что Китай организовал космическое и кибер- пространства, противокосмические средства и наступательные кибер-возможности, средства разведки, наблюдения и рекогносцировки в одно командование, потому что китайское руководство понимает необходимость интеграции всей доступной информации.

Кибер-возможности. По словам высокопоставленного военного чиновника, китайцы считают киберпространство критически важным для информационной среды. Руководители Пентагона ранее оценили, что Силы стратегической поддержки, могли бы стать первыми шагами к созданию киберкомандования для Китая, имитируя некоторые организационные аспекты киберкомандования США. «Китайские военные лидеры объединили свои военные и кибернетические возможности вместе со своими средствами радиоэлектронной борьбы и космическими возможностями, потому что они хотели более эффективно уничтожать противника во время конфликта», — сказал чиновник.

В докладе DIA также указаны три области, в которых китайские военные могут использовать кибернетические возможности для поддержки военных операций. Они включают:

— возможность полагаться на кибер-разведку с тем, чтобы лучше планировать кибератаки;

— установление информационного доминирования на ранних стадиях конфликта для сдерживания действий противника или замедления информационной войны;

— ожидание того, что кибер-возможности будут действовать в качестве мультипликатора силы в сочетании с обычными возможностями во время конфликта.

Согласно докладу, опубликованному в прошлом году Центром передового опыта совместной киберзащиты НАТО, находящимся в Таллинне, Эстония, Китай не просто рассматривает возможности киберпространства индивидуально, но и воспринимает все как часть более широкой «трансформации от индустриального общества к информационному обществу, называя этот процесс информатизацией». «Для китайцев киберпространство, таким образом, является лишь подмножеством информационного пространства — ландшафтом для самой масштабной коммуникации с населением мира, которая включает в себя обработку человеческой информации и когнитивное пространство», — говорится в докладе аналитического центра.

Кроме того, в опубликованном еще в прошлом году докладе министерства обороны США признается, что документы НОАК указывают на эффективность информационной войны и кибернетики в прошедших конфликтах, пропагандируя нацеливание на командно-контрольные и логистические сети. «В результате», — утверждается в докладе, — «НОАК может стремиться использовать свои возможности кибервойны для сбора данных в разведывательных целях и для кибератак; сдерживать действия противника, нацеливаясь на сетевую логистику, связь и коммерческую деятельность, или служить в качестве мультипликатора силы в сочетании с боевыми атаками во время кризиса или конфликта». В докладе также отмечается, что компьютерные системы правительства США по всему миру по-прежнему являются объектами вторжений со сторны Китая. Эти вторжения включают и извлечение информации из коммерческих сетей. Следует отметить, что Китай использует свои кибер-возможности для поддержки сбора разведывательных данных против дипломатического, экономического и оборонно-промышленного сектора США.

Несмотря на достигнутое в свое время соглашение между бывшим президентом США Бараком Обамой и председателем Китая Си Цзиньпином о том, чтобы остановить таргетирование информации в экономических целях, Китай, все равно, нацелился на оборонных подрядчиков, крадя планы высокотехнологичных систем и самолетов. Было также взломано Управление США по управлению персоналом баз данных. По некоторым сообщениям, Китай также инвестировал значительные средства в космическое пространство, контр-пространство и средства радиоэлектронной борьбы. Испытанные средства радиоэлектронной борьбы НОАК включают в себя оборудование для подавления помех, которое может использоваться против нескольких систем связи и радиолокации, а также спутников GPS.

Операции в киберпространстве также играют важную роль в борьбе с доступом в Китай, то есть отказе в доступе (A2/AD), что включает в себя увеличение диапазона противостояния, хотя китайцы не используют этот термин. «Китайские операции по кибератакам могут поддерживать A2/AD, нацеливаясь на критические узлы, чтобы нарушить работу сетей противника по всему региону», — говорится в докладе. Китай считает, что его кибернетические возможности и персонал отстают от США. Для устранения этих предполагаемых недостатков Китай совершенствует подготовку кадров и отечественные инновации для достижения своих целей в области развития кибернетического потенциала.

В докладе также отмечалось, что НОАК проводит четкое различие между кибероперациями мирного и военного времени. Операции мирного времени включают в себя защиту электромагнитного пространства и киберпространства, учитывая растущую зависимость Китая от информационной экономики, в то время как возможности военного времени могут помочь НОАК понять вражеские тенденции, планировать боевые операции и обеспечить победы на поле боя.