Англиский шпион о прибывании в Черкесии

12.01.2018

Те из моих читателей, кто слышал о деле «Vixen», уже знают, что моя первая поездка в Черкесию имела целью установление торговых связей с жителями этой страны.

Во время моего второго путешествия в эту страну я имел в виду ту же задачу, будучи убежденным, как и многие тогда, что наше правительство потребует возмещения за захват «Viхеп» и тем самым создаст благоприятные условия началу торговли; в любом случае, я имел основание предположить, что экспедиция была предпринята по желанию министра иностранных дел нашего кабинета, чьи намерения были сообщены через посредство государственного секретаря г-на Стренгвейса секретарю дипломатической миссии в Константинополе г-ну Уркварту, поделившемуся о том со мной и с моей помощью предпринявшему к тому приготовления.

То, что побудило меня продолжить мое пребывание в Черкесии, тогда как неожиданная перемена взглядов нашего кабинета не оставляла более мне надежды увидеть использование в интересах моей страны политических сведений, что я ежедневно собирал, была все еще сохранявшаяся у меня мысль, в коей время от времени меня укрепляли письма, что я получал от своих соотечественников, преуспеть в осуществлении моего первоначального плана, - установление прямой торговли между Черкесией и Великобританией. Эти разные обстоятельства будут отмечены в ходе моего повествования; но одно примечание, которое ни от кого не ускользнет, это то, что с первой минуты и до последней меня побуждали питать надежды, ни одна из которых по разным, все еще открытым для обсуждения причинам, не исполнилась.

Мои личные дела неизбежно оставляли для меня много праздного времени; и в стране, столь мало известной, хотя и столь интересной, коей все еще сегодня остается во многих отношениях Черкесия, я чувствовал, что не могу использовать мое свободное время более приятным для себя образом и, возможно, более выгодным для моей страны, чем столь полно и столь олизко знакомиться, сколь того мне позволят обстоятельства, с обычаями, привычками и общим характером жителей, а также с их гражданскими и политическими институтами.