Как адыгский офицер казачьего атамана Безкровного спас

18.01.2018

Как адыгский офицер казачьего атамана Безкровного спас. Или эпизод из Кавказской войны XIX в. "Русско-Черкесская" война во всей красе так сказать.

Черкесы массово служат в милиции Кавказской армии, черкесская аристократия охраняет Императора в Петербурге и спасает казачьих атаманов, в боях со своими же единоплеменниками.

Некоторые историки, приписывают указанный ниже эпизод адыгскому генералу П.Д. Могукорову. А именно участие в спасения в Закубанском походе 29 января 1830 г. атамана Черноморского казачьего войска А.Д. Безкровного, хотелось бы разобрать этот вопрос подробнее.

Сражение это произошло во время похода А.Д. Безкровного в земли шапсугов после их нападений на кордонную линию. Бой шел с 7 часов утра до 17 часов дня. Об этом сохранились воспоминания генерала Н.И. Вишневецкого, который описывает самый напряжённый момент боя:
«Горсть казаков, отбиваясь пиками, подавалась назад. Отважный атаман, бывший впереди казаков, с отступлением последних остался позади. Вдруг под ним падает конь, сраженный черкесскими пулями, Безкровый падает на землю, его моментально окружили черкесы, но, не падая духом, предпочитая славную смерть постыдному плену, неустрашимый атаман решился защищаться до последней крайности. Первый выстрел его поверг мертвым главного предводителя Цоко-Моко, еще двоих заколол пикой, но пика мгновенно была изрублена шашками, сам Безкровный получил три раны: в грудь, в голову, с повреждением черепа, и в правое плечо с повреждением кости, он продолжал защищаться шашкой и ранил еще нескольких черкесов. К счастью, на выручку атамана прискакали хорунжий Могукоров и Золотаревский и несколько казаков. Могукоров и разжалованный из хорунжих Григорий Сотниченко врубились в толпу горцев, пробились сквозь них к Безкровному, схватили своего атамана, обессилевшего и лишившегося чувств от потери крови и раздробления костей и благополучно добрались до отряда, на флангах которого кипел ожесточенный бой» .

Историк П.П. Короленко в свою очередь так описывал этот момент боя: «Всё это беспримерное сражение одного человека с толпой продолжалось, быть может, несколько минут. Хорунжие Могукоров и Золотаревский поспешили с казаками на выручку своего атамана и, пробившись сквозь черкес, схватили его в то время, когда он, изнемогая от большой потери крови, совсем уже терял сознание, но всё ещё держался на ногах. Схватив своего вождя, храбрый Могукоров, прокладывая шашкою дорогу через толпу рассвирепевших и обезумивших от злости за потерю Безкровного горцев, быстро проскочил со своими товарищами в колонну. Но и там ещё полумёртвый атаман, лёжа на бурке, казалось, в последние минуты своей жизни отдавал приказания предвидимому им отряду» .
В этом бою из 4000 горцев участвовавших в сражении было убито около 150 человек и около двухсот ранены, потеряно до 300 лошадей. Российские войска потеряли убитыми трёх казаков, ранеными атамана А.Д. Безкровного, двух офицеров, двух унтер-офицеров и 29 казаков и солдат.

П.П. Короленко делает такое резюме по поводу личности спасшего атамана «хорунжего Могукорова»: «Могукоров был из черкес. За преданность России он был пожалован в хорунжие, а после дослужился до генеральского чина; за свою доброту и щедрость он был любим и уважаем не только черкесами, которых он склонял на покорность России, но и русским, пользовавшимися его благодеяниями». Однако удалось установить что с мая 1828 г. г. П.Д. Могукоров был в чине войскового старшины как уже указывалось выше, и он не мог быть хорунжим, командуя особым отрядом «подкрепляя» кордонную линию, в то время как А.Д. Безкровный действовал в Закубанье . Подвиг этот совершил его младший брат, хорунжий Бешук Давлет-Гиреевич Могукоров. Об этом адыгском офицере, спасшем атамана Черноморского казачьего войска, до нас дошли следующие сведения.

Б.Д. Могукоров (1796-1854 гг.) в Российской армии к 1854 г. дослужился до чина подполковника. Службу начал рядовым казаком в марте 1819 г., был произведен в сотенные есаулы 01.05.1822 г. «За отличие, оказанное в сражении против турок и черкес при осаде крепости Анапы» произведен в чин хорунжего 19.07.1828 г. Произведен в сотники 12.04.1833 г. За вышеприведенный подвиг в 1830 или 31 гг. был награжден орденом Святой Анны 3-й степени с бантом. В 1837 г. был выделен для встречи находившегося на Кавказе императора Николая I. К 1854 г. награжден орденами святого Владимира 4-й степени с бантом, святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». К 1839 г. проживал в Кубанской области в станице Гривенско-Черкесской. Был женат и имел 5 сыновей .