Кто были первые жители черноморского побережья

18.01.2018

ХАКУЧИНЦЫ. Во время Кавказской войны русские войска встретили на Черноморском побережье Кавказа обитающие здесь народы адыго-абхазской языковой группы – убыхов, джигетов, шапсугов. В те времена нередко их всех называли общим наименованием «черкесы». В самом конце покорения Кавказа на высочайшем уровне было принято решение выселить местных горцев с побережья для предотвращения их возможного общения с враждебной тогда к России Турцией.Предлагалось либо уезжать на Кубань, либо в Турцию. Убыхи и джигеты отправились в Турцию. Часть шапсугов согласилась поселиться на Кубани. Несколько лет после этого в горах скрывались отдельные группы черкес. Русское командование регулярно направляло целые военные экспедиции против, например, хакучей (одно из шапсугских племён).
Черкесы время от времени спускались в долины, к морю, и производили внезапные нападения на сторожевые посты русских.
В 1870 году они угнали с места нынешнего парка «Ривьера» 150 казачьих лошадей, находившихся на пастбище под прикрытием казачьего конвоя. Эти лошади были отбиты офицером Бибером, заведовавшим лазаретом, а на посту Видном (Хоста) в том же году черкесы в одну ночь вырезали всех казаков, после чего этот пост был вообще упразднен.
И только в 1874 году были изловлены последние черкесы.
В этом году, некто Касьянов, беглый солдат, в 1864 году взятый в плен и прогнанный сквозь строй, взялся изловить «последнюю шайку горцев», скрывавшуюся в горах, испрашивая по 25 рублей за голову каждого абрека. Дело в том, что после экзекуции этот Касьянов был взят генералом Пиленко в качестве лазутчика; он отлично знал все трущобы и пещеры, где могли скрываться непокорные горцы, а поэтому легко с ними вступал в переговоры. Это был широкоплечий чернявый мужчина, типа Ермака, с бегающими карими глазами и бритой головой. После войны поселился в Сочи и занимался исключительно охотой.
Во время переговоров Касьянова с черкесами, они согласились сдаться добровольно с тем, чтобы кроме полной амнистии им дали каждому по лошади, по 150 руб. деньгами и необходимую одежду, ибо они были прикрыты только звериными шкурами. С гор они сошли лишь тогда, когда все блага, дарованные правительством, им передал лично офицер 1 линейного батальона майор Мухортов, которому они очень верили, и только тогда передались они в руки начальства Даховского отдела, поселившего их среди других черкесов, живших в ауле у деревни Лесной. Страшно было смотреть на этих людей, — рассказывал очевидец. «Они совершенно отвыкли от человеческой жизни и группой сидели на берегу (5 мужчин, 2 женщины и 2-е детей) дико озираясь вокруг себя, подобно дикому зверю недоверчиво и исподлобья поглядывая на всякого, кто к ним приближался. Дети их никогда не видели домашних животных и птиц, и поражались при виде их, а загорланивший петух привел их в ужас и заставил обратиться в бегство».
«Одесский вестник» сообщал в 1874: «Год от году число шаек этих черкесов уменьшилось; многие шайки из кочующих превращались в оседлые, а некоторые, весьма немногие, упорно держались в ущельях и переносили все лишения, находясь в разобщении со всеми своими собратьями. Одну подобную шайку и, говорят, последнюю, недавно удалось, путем убеждения и обещания всепрощения, обратить в мирную. 28 августа текущего года в Сочи были приведены из ущелий гор 4 черкеса и 1 женщина с 2 детьми — 9 и 1 г.; того же числа они отправлены были на жительство в деревню Лесную, в 40 верстах от берега, где живет более 30 семейств мирных черкесов, Черкесы обрабатывают землю на склонах довольно высоких гор, где сеют кукурузу, гоми, занимаются пчеловодством, скотоводством и охотою...”.
Поселены были мирные горцы (в том числе и некоторые, постепенно вернувшиеся с Кубани на побережье) кроме деревни Лесной также и в Кичмае (на реке Шахе), в Александровском (на р. Аше).