О ритуальном танце древних народов кавказа «Тхашхо-удж» (Тхьэшхуэудж)

К ритуальным танцам относится «Тхашхо-удж» (Тхьэшхуэудж) — танец в честь великого (верховного) бога. «Празднество (в честь бога Тхашхо) начиналось с жертвоприношения, потом совершалось коллективное богомолье, а затем следовало обильное пиршество, сопровождавшееся играми, скачками, состязаниями в национальной борьбе, стрельбой из лука и стрел, танцами. Адыги стремились жертвоприношением и танцами задобрить великого бога, умилостивить его». «Тхашхо-удж» по своему содержанию, вероятно, и структуре, аналогичен с «Шибле-удж» (Щыблэудж), так как его назначение аналогичное— умилостивить, упросить великого Тхашхо. Исследования Г. X. Мамбетова свидетельствуют о составе и взаиморасположении участников этого ритуального действа: «...мужчины брали девушек под руки и образовывали круг. Хоровод постоянно двигался вправо, и все притопывали каблуками». Далее он уточняет, что «...через каждого мужчину стоит девушка...»

По свидетельствам Г. X. Мамбетова, адыги посвящали богам не только круговой «Удж». В его структуре уже тогда выделялись пары, т. е. парный танец уже существовал. Он мог быть первым эпизодом празднества в честь Тхашхо, когда «...мужчины и женщины парами выходили из селения и, танцуя «Удж», направлялись к месту праздника». Изображение бога (Тха, Псатха) обычно вырезали из дерева и ставили на возвышенном месте. Сюда и направлялось все население: «...мужчины брали женщин под руки, подходили парами (выделено нами). Преклонялись перед Тха жизни и смерти, не прекращая пляски, возвращались на взгорье». Относительная самостоятельность пары, как части большого коллективного действа (танца), в такой структуре очевидна и позволяет допускать и иное сочетание участников по составу, варианты иных групповых взаиморасположений, подтверждающих, «...что танцевали и небольшими группами по три человека (две женщины, а между ними мужчина или два мужчины, а между ними женщина)». Учитывая, что молебен мог исполняться всеми поселянами, но в определенной очередности (т. е. группой поселян, одной семьей и т. п.), то и ритуал строился в соответствии с этим, а значит, и само действо (танец) исполняли несколько человек, одна пара, одна тройка, две пары и т. п., а это уже развивало структуру, способствовало рождению новых форм, вариантов традиционных танцев с учетом жизненных потребностей и условий.

Труды Г. X. Мамбетова и других исследователей, очевидцев и путешественников позволяют сделать выводы, что «Удж» был повсеместно распространенным, массовым (парномассовым — в более позднее время) танцем, имеющим разнообразную, зависимую от потребности времени, события, структуру: «Удж» круговой, массовый, групповой парномассовый «...групповой из трех человек, парный, одиночный и т. д.»