Трагические события в чеченском ауле Хайбах

О событиях в Хайбахе 1944 года помнят адыги. В адыгском фольклоре встречается одна песня-плач, которая посвящена трагическим событиям в чеченском ауле Хайбах. Песня была записана нами от Розы Наурузовой (в замужестве - Дышекова) в 2006 году. Она происходила из кабардинской княжеской фамилии Наурузовых, представители которой большей частью были расстреляны в 1934-1937 годах, а оставшиеся в живых были или сосланы, или находились в бегах. Некоторые из них оказались в Чечне и жили там вплоть до начала Первой Чеченской войны. Ассиновская, Серноводская, Самашки - неполный перечень населенных пунктов, где проживали очень много наших.

О событиях в Хайбахе адыгам стало известно от Озырмеса Гуагова, друг которого был родом с этого села. О его фамилии и имени, а также о его судьбе, к сожалению, ничего неизвестно. Выяснилось, что песня была более длинной, чем текст, который мы сумели записать от Розы Наурузовой. Так, в частности, она вспоминала о том, что в песне были куплеты о женщине, разрешившейся от бремени в заброшенном доме, и о том, что младенец не заплакал, как это обычно бывает при рождении........ Согласно представлениям адыгов, ребенок, который не плачет при рождении, считается вестником несчастья. К сожалению, Роза не смогла вспомнить этот куплет. Мы опрашивали многих людей, проживших в те годы в Чечне. Они помнят о том, что старшие пели песню-плач о Хабахуме (Хайбахе), но вспомнить ее никто так и не сумел. Привожу текст песни, сохранившейся благодаря Розе Наурузовой:

Хьэбэхъум я гъыбзэ
Жылэмэстыным нафIэр къытхехьэ,
Хьэбэхъу мыгъуэм Iугъуэ фIыцIэр къыдех,
Сабий хейм я нэлатыр ер зезыхьэм
Азэлыхь закъуэм къатихуэ,
О-оури, дыунэхъужа мыгъуи,
О-оури, дыкъэсэхыжаи...
Андзорыкъуэ мыгъуэр лъынэпсывагъуэ,
Уэ зи вагъуэ ижа мыгъуэhэр зэрызэк'ырыншэ,
А, лажьэ зимыIэhэм я нэхейм ер зезыхьэр
Азэлыхь закъуэм фимыгъакIуэ,
О-оури, дыунэхъужа мыгъуи,
О-оури, дыкъэсэхыжаи...
Къуршэ и мэз мыгъуэм дуhэhэр къыщабж,
Зи унэгъуэбжэ хуэзыщIыжар Хьэбэхъуи,
Дуней жылэфIым я гыбзэр е зезыхьэм
Азэлыхь закъуэм къыфлъигъэIэс,
О-оури, дыунэхъужаи мыгъуи,
О-оури дыкъэсэхыжаи...

Песня-плач о Хайбахе
Жылеместин (1) приходит к нам с огнем,
Над Хабахумом (2) черный дым поднимается,
Проклятья невинных детей злодеев
<Да поможет> Аллах Всевышний найти,
О-оури, в какой беде мы оказались,
О-оури, погубили же нас...
Андзоруко (3) несчастный <целое> созвездие кровавых слез роняет,
Те, чьи звезды <навеки> закатились остались без зикра,
А, без вины виновных возмездие злодеев
<Да поможет> Аллах Всевышний настигнуть,
О-оури, в какой беде мы оказались,
О-оури, погубили же нас...
В злосчастном лесу Курша (4) молитвы читают,
Кто нашел свою погибель, - это Хабаху,
Людей милосердных проклятья злодеев
<Да поможет> Аллах Всевышний найти,
О-оури, в какой беде мы оказались,
О-оури, погубили же нас..

1. Жылеместин - так адыги, пострадавшие от репрессий, называли чекистов и агентов НКВД.

2. Хабаху - адыгское название Хайбаха. Данное топонимическое название известно лишь группе адыгов, проживавших после их репрессии среди чеченцев.

3. Андзоруко - мужское имя; видимо, житель селения Хайбах.

4. Курша - название леса; как явствует из текста, почитался как священный.