Войско Крымского ханства.

22 January 2019

В первой части речь шла о гвардии крымских ханов. Здесь же мельком обратим внимание на воинские формирования правителю не подконтрольные, а подчиненные исключительно аристократам Крымского ханства.

ЧЧасть II. Войско крымских мурз

В военной организации крымских татар важное место занимали дружины крымской знати. Уже с юных лет крымские аристократы собирали вокруг себя воинов, как знатного, так и простого происхождения, которые должны были повсюду сопровождать их, как на войне, так и в мирное время – на пирах и охоте. Эвлия Челеби(османский путешественник XVII века) сообщал про Ахмеда Гирея(младшего брата Мехмеда I Гирея): «раз в неделю он со своими друзьями по имени Тарыш, Хавле и Янгын ездит на охоту». На войне друзья продолжали сопровождать знать, но уже в качестве офицеров или отборных воинов. «Во внутренней структуре племенных частей, находившихся под командованием беков, следует различать нукеров или эмельдешей и рядовых воинов. Нукеры или эмельдеши(буквально «товарищи, друзья»), иногда с приставкой хасса- или сирдаш- («лично преданный» или «близкий»), составляли группу приверженцев или телохранителей, которые всегда сопровождали своего хозяина и были готовы пойти на любую жертву ради него» – писал крымский историк XX века Х. Инальджик.

То же самое отмечал и польский историк М. Броневский, писавший про крымских калга-султанов (ханских сыновей): «когда они взрослеют, то те из них, кто выказывает способности к этому, становятся командирами конных отрядов, привлекая к себе множество татар, являющихся к ним добровольно». Для того чтобы сникать себе популярность среди людей и иметь большое количество нукеров, аристократу нужно было проявить себя в роли военачальника и организатора набегов. Взамен на преданность воинов он должен был заботиться о них. «Татары идут на службу к хану или другим влиятельным татарам лишь за пропитание или одежду, без какой-либо платы» – отмечал Шарль де Пейсонель, французский дипломат, посетивший Крым в XVIII веке. Согласно ему же, калга-султаны содержали при себе свиту из нукеров, «которые присоединяются к ним и разделяют их судьбу».

В бою такие «дворы» играли важную роль, либо наступая на врага в первых рядах, либо прикрывая отступление. По мнению побывавшего в Крымском ханстве в начале XVII века англичанина Джона Смита именно надворные войска аристократии и ханских сыновей составляли костяк военных сил Крыма и наиболее боеспособную ее часть: «Те татары, которые состоят на службе хана или бея, получают от них пропитание и одежду. Остальные же кочевники, простые ордынцы, по природе своей грязные и ленивые люди, а на войне они выступают главным образом как мародеры». Да и в глазах самой крымской власти существовала четкая разница между профессиональными воинами и «призывниками» из числа простонародья. Так, в 1542 году Сахиб I Гирей предупредил карачи-беков (кавказских подданных), «чтобы они приводили только избранных и не позволяли простому люду вводить себя в заблуждение, присоединяясь к походу».

Как и среди прочих профессиональных военных ханства, среди нукеров было немало выходцев из северо-западного Кавказа. Вызвано это было тем, что многие Гиреи в юном возрасте отдавались черкесам на воспитание. Еще будучи юношами, они собирали вокруг себя местных джигитов, которые сопровождали своих вождей и в Крыму. Французский консул в ханстве и первый врач хана Ксаверио Главани в начале XVIII века писал про крымских калга-султанов, воспитывавшихся в Черкесии: «самый юный, а значит самый бедный из них имеет при себе 50 конных и хорошо вооруженных слуг». Именно с этими с детства знакомыми поданными младшие сыновья хана зачастую и восставали супротив своих старших братьев, когда те занимали отцовский трон в Бахчисарае.

«Дворы» крымских аристократов, участвовавших в Зборовской кампании 1649 года, насчитывали 500 человек. То есть подобные отряды имели не только калга-султаны, но и беи и мурзы. Самые влиятельные из них могли иметь сотни нукеров, менее значимые – десятки. Один из наиболее известных беев Крымского ханства первой половины XVI века Бакы-бей имел 500–600 нукеров. Общая же численность нукеров крымских знатных родов не превышала 3–4 тысяч человек.