Охота за древностями в Катманду: где искать монеты из золота и серебра в Непале

Итак, где добыть в Катманду чеканное золото? Положа руку на сердце, куда бы человек не собирался, всегда присутствует в его подсознании мыслишка: может, едешь ты в Страну Дураков, где телушка—полушка, где булыжники под ногами—сплошь самоцветы да карбункулы, где грош посадишь—вырастет денежное дерево?

Вот я лично ущербен именно насчет этого последнего, насчет «money-tree»—и взрослый, вроде, человек, материалист-прагматик, а купить да привезти домой редкую редкость все равно в глубине души надеюсь. Чепуха, конечно. Но в любой стране, где был, ищу первым делом нумизматов: накупить у них туземных денежек—да подревнее, да поредкостнее, да из драгметаллов, если получится. Я такой не один и хворающим тем же могу сказать: в Непале купить древнюю монету именно для того, чтобы нажиться, является невероятной глупостью. Может сперва показаться, что это не так.

Древние монеты доступны в Непале и в количестве, и в качестве. Во-первых, мужик средь монетного развала сидит прямо на приступке одного из храмов Дурбар-сквер, в центре столицы—то есть, там куда приезжий, хочет-не хочет, обязательно наведается. Есть у нумизматического мужика всё, чего только можно захотеть в Непале по монетной части. Появилась здесь цивилизованная государственная жизнь полторы тысячи лет тому назад—и начиная с тогдашних полуторатысячелетних медяков у этого торговца есть любой связанный с монетным обращением объект, какой только можно себе вообразить.

В средние века тут начали пихать один другого локтями и границами индуистские царьки: то одно княжество сообща затюкают до почти полного исчезновения, то вдруг оно с союзниками перейдет в наступление и от других оставит только клок—кастрюлю поставить некуда, пяткой не топнуть. Ну, и все эти мимолетные державы имели свой монетный чекан. Черт его знает, какие тайны написаны тибетскими кракозябрами по дрянной меди: легенду не прочесть, имя великого царя—потрясателя вселенной и да живет он вечно!—не узнать.

Сам Катманду лежит в горах, на высоте в 2 километра: места бедные, с драгоценными металлами туго—не пресыщенная сокровищами Индия, где золото чеканили любые царьки. В общем, проще всего найти здесь медь. Если аборигенное, тибетское серебро—то лишь последних 2 веков, когда во всем мире сильвер к голде серьезно так подешевел. Из золотишка—только вот это: и если даже у дурбарского мужика больше нет ничего—значит, в природе нет; ведь он, насколько можно судить, единственный непальский нумизмат.

Кроме площади Дурбар, наборы монет продаются в каждом киоске. По правде говоря, с коллекционной точки зрения, это сугубый мусор. Металлические кружки обычно наклеены на картон, фактически, испорчены—это раз; во вторых, это монеты из обращения—то есть, заурядные и тысячами пальцев щупанные. Короче говоря, эти нгултрумы все в потертостях и клей с них ничем не содрать.

Еще одна проблема: на непальских монетах номиналы и даты начали чеканить арабской цифирью только при короле Махендре, полвека тому назад. В соседнем Бутане—и того позже. Представьте: купили вы монету и вам даже повезло—серебряную. По всем приметам, лет 100 ей или даже полтораста. И как определять это сокровище? Ну, найти в интернете таблицу непальских (тибетских) чисел можно. Но у них же, чертей гималайских, и летосчисление собственное! Надо определить короля-монетария, узнать дату начала его правления и приплюсовать к ней найденную цифру: чесслово, проще самостоятельно ацтекскую письменность дешифровать. С монетами Бутана аналогичная беда.

Но самое трагическое для искателя лотерейного выигрыша в игре с антиквариатом—на монетную тибетчину спрос невелик. Каталожные цены не говорят ровным счетом ни о чем. Аукционные проходы «ибея» с реальной жизнью в подлунном мире не пересекаются никак. А если ваш подлунный мир—это Евразийское экономическое сообщество, то, блин, ибей достоверен настолько же, насколько достоверны хрущевские прогнозы о построении коммунизма к 80-му году.

Но ведь нумизмат не инвестирует, правда? Он не доходов ждет, а душевного покоя и тихой радости? А на это никаких денег не жалко. И еще. Непал—он рядом с Китаем, а Китай—главная фабрика планеты по производству древностей, которые ничем не хуже настоящих. Ничем, кроме того, что они липовые. В нумизматике ханьцы, кажется, только древнегреческие монеты делают хуже древних греков. А, скажем, талеры и пражские гроши уже получаются получше, чем у когдатошних немцев и пражан. Азиатские монеты китайцы подделывают все. Есть надежный тест: уроните что-нибудь и если за уроненным нагнуться не лень—значит, китайцы это уже подделывают.

В общем, привезенные из Непала монеты могут оказаться урожденными в Шанхае, едва после чекана остывшими. Короче, купленные в Гималаях древности лучше специалистам не показывайте и продать не пытайтесь: перебирайте, ласкайте, шепчите им «моя прелесть», но из рук не выпускайте, иначе станут прахом и пылью. Тем более, что надежда есть: Непал, и Тибет вообще, еще недавно банков не знали и все сокровища хранились в звонкой монете. Может, как раз вам и удалось зачерпнуть из осыпей, что сошли с денежных, тусклого блеска гор?