Тещино наследство

20 December 2018

- Ну, мамаша твоя жадина все-таки была! – вздохнул Марат Ибатуллин, после вкусного ужина смакуя пиво.

- Как тебе не стыдно! – вскрикнула его жена, - сорок дней только прошло, а ты такое говоришь!

- Извини, конечно, Лариса, но куда она свои денежки подевала? Всю жисть страховым агентом проработала, нам ничего не оставила.

На такое обвинение супруга напомнила мужу о том, какие отношения у него были с тещей. Как он в подпитии на нее выступал, как-то прижал тещу к стене и орал на нее. Копила она деньги, да… Хотела, мол, передать им, да не успела… Неизвестно, куда они пропали.

Теща когда-то проживала вместе с ними, но из-за разногласий с зятем перебралась в общежитие местного техникума, где ее подруга работала комендантом. Первое время теща там вахтером была. Когда ушла с работы, комната за нею осталась. Там на первом этаже несколько семей жило.

Да, копила-копила деньги теща, а даже квартиру себе не купила, не успела. Что за жадность…

Ибатуллин думал об этом, проходя на другой день мимо общежития. Его пятиэтажное здание обновилось: крышу покрыли металлическим шифером, кирпичные стены, бывшие до того угрюмо-серыми, побелили. Из окна угловой комнаты на первом этаже когда-то частенько выглядывала проживавшая там теща.

Проходя мимо соседней трехэтажки, Марат заметил мужичка, который частенько покуривал, сидя на лавочке возле своего подъезда. На этот раз вместо затрапезной хламиды на нем розовела новая рубаха. На голове красовалась белая кепочка. Мужичок довольно щурился, попивая из бутылки пиво.

«Вот хмырь беззаботный! Нигде не работает, в мусорках копается. И доволен жизнью!» - подивился Марат. Сам он трудился грузчиком в райпо. Разгружая машины, натаскаешься за день, тело гудит как трансформатор.

С работы Ибатуллин возвращался не спеша, временами поднимая плечи, слегка вращая ими. Устали мышцы. На душе как-то нудно. Небо хмурое. Жизнь пресная.

Когда Марат проходил мимо дома, соседнего с общежитием, то увидел у крайнего подъезда все того же мужичонку. Рядом с ним сидело несколько человек. Марата насторожили донесшиеся до него слова. Он прошел немного, остановился, стал закуривать. Уши как локаторы ловили разглагольствования заинтересовавшего его мужичка. А тот под одобрительные смешки пьяненьких приятелей разливался соловьем:

- Да не грех это! Вот когда ко мне Людка приходит, ёксель-моксель, мы с ней та-а-кую камасутру выделываем! Высший пилотаж! А утром под кроватью обязательно будет лежать бумажка – тысяча рублей!

- Хринасе! Офигеть! Кучеряво! - Раздались восхищённые возгласы собутыльников.

- Это мне Бог даёт за старание, - самодовольно хохотнул рассказчик.

- Дас ист фантастиш! Зашибезно!– воскликнул самый молодой из приятелей.

- А иногда бывает и без бабы денежка лежит. Это когда сплю неспокойно, снится, что я дерусь с кем-то или убегаю. А с Людкой только на кровати получается навар, ёшкин кот! Когда на диванчике трахаемся, ничего внизу не лежит, ексель-моксель.

- Степан, а когда это боженька стал тебя награждать? – спросил бородатый приятель.

- Да вот после того, как толстый матрас притащил. А ты еще говорил, что не надо с мусорки ничего брать.

Марат, до того медленно приближавшийся к говорящим, тут кинулся к ним как ошпаренный:

- Эй, мужик, тебя Степаном зовут?

- Дда, а че надо? – опешил тот.

- В чем дело? – подал голос молодой.

- Моя теща жила в общаге. Когда умерла, некоторые ее вещи на мусорку выбросили. Поди, матрас, который ты принес, тоже ее был, - разъяснил Ибатуллин, в упор глядя на Степана карими глазами.

Марат сказал, мол, студентов заставили вещи унести, а он не знал об этом. Тут он приврал, потому что сам не захотел везти то, что осталось после тещи. Только шкаф забрал. Сейчас ему страстно захотелось взглянуть на матрац. Возможно тот самый, на котором спала любимая теща. Зароптавшей было компании он пообещал поставить выпивку.

После переговоров они двинулись к Степану домой. В его несколько захламленной однокомнатной квартире Марат сразу увидел темно-синий матрац, не полностью закрытый одеялом. Тот самый, тещин. Любящий зять поднял драгоценную вещь, осмотрел со всех сторон. На той стороне, что лежала на панцирной сетке кровати, он заметил едва заметный разрез.

Еще раз сказав, что рассчитается с хозяином квартиры, Марат Ибатуллин подхватил матрац под мышку и вышел. Не обращая внимания на ворчание компании «что за зихер» и прочие слова, быстро прошел мимо нее. Он торопился, чуть не бежал домой. И усталость куда-то пропала.

Придя в свою квартиру, Марат прислонил матрац к шкафу, взял на кухне нож. Отмахнувшись от вопросов жены, вставил нож в прорезь, резанул. Просунул руку в нутро. И тут же с торжеством выдернул ее. Изумленная жена увидела у него в кулаке пачку денег.

- Клад! Мамашино наследство нашел!!! Лариса, пляши! – хохотал Марат, вновь и вновь запуская руку в глубь матраца и выхватывая новые и новые пачки ассигнаций. Потрошение мягкой спальной подстилки сопровождалось радостным ликованием супруги и выскочившей из своей комнаты дочки-восьмиклассницы.

После выполненной работы зять отвел черный чуб, вытер пот со лба и стал считать деньги. Получилось 1 миллион триста тысяч с лишним.

Марат пустился плясать в присядку. Затем побежал в магазин. Грудную клетку распирало от радости, хотелось петь и безудержно смеяться. Купил три бутылки водки, три палки колбасы, сыра, хлеба. Со всем этим добром заявился к компании, которая все так же сидела на лавочке. Вручил Степану пакет с покупками:

- Спасибо тебе, Степан, за то, что ты нашел дорогую для моей семьи вещь. Это память о любимой теще!

- Супер! Зашибись! Ну ваще!.. – раздались в ответ возгласы приятелей.

Отказавшись разделить торжество с уважаемой компанией, Ибатуллин поспешил домой. Во всем теле чувствовалась легкость необыкновенная. Душа пела. Тучи разошлись, сияло солнышко. Жизнь сверкала яркими красками.