Рыбалка в блокадном Ленинграде как источник питания

28 February 2020
223 full reads
4 min.
424 story viewsUnique page visitors
223 read the story to the endThat's 53% of the total page views
4 minutes — average reading time
Рыбалка в блокадном Ленинграде как источник питания

В страшные дни Ленинградской блокады люди выживали всеми возможными способами. В пищу употребляли всё, что могло хоть как-нибудь поддержать силы. Всё, что содержало хоть небольшую долю так нужных измождённому тяжёлым трудом и голодом организму веществ. Не на последнем месте в списке способов добычи еды стояла рыбалка. В городе, расположенном в дельте Невы, с большим количеством малых рек, озер и Финским заливом было немало возможностей для рыбной ловли.

Во многих городах нашей Родины есть памятники животным, помогавшим людям. В Урюпинске - памятник козе, поставленный в благодарность животному, которое спасало население в трудные годы. В Костроме на центральной площади есть памятник собачке, которая вместе с пожарной командой до революции ездила по вызовам. Потом она погибла. А вот в Кронштадте есть памятник рыбке колюшке.

Корюшка
Корюшка

Колюшка и корюшка - совсем разные рыбки. Колюшки, или колюшковые (лат. Gasterosteidae) — семейство рыб отряда колюшкообразных, насчитывающее 5 родов и примерно 8 видов. У всех представителей имеются колючки перед спинным плавником, брюшной плавник отсутствует у многих видов, или представлен одной колючкой и одним или двумя мягкими лучами, брюшной щит образован срастанием тазовых костей, чешуя отсутствует. При нападении хищника колюшки растопыривают свои острые спинные и брюшные шипы, обыкновенно плотно прилегающие к телу, и иглы эти вонзаются в пасть хищника. Так же взъерошиваются они и в драках между собой (что случается очень часто) и вообще в минуту опасности. В России чаще всего встречаются в реках, впадающих в Балтийское и Белое моря, в реках и озёрах Ленинградской области, в Онежском и смежных озёрах.

Колюшка
Колюшка

Корюшковые (лат. Osmeridae) — семейство рыб из отряда корюшкообразных (Osmeriformes). Морские, анадромные и пресноводные виды Северного полушария. Встречаются в бассейнах Северного Ледовитого, Атлантического и Тихого океанов. Важные промысловые рыбы.
Небольшие рыбы, максимальная длина 40 см, обычно не превышает 20 см. Тело удлинённое. Окраска серебристая.
Выдержка с сайта Кронштадта:

"В годы блокады эта маленькая колючая рыбка помогала тысячам людей, жившим в Кронштадте, преодолеть страшный голод. Когда запасы еды были на исходе, а всю более крупную рыбу в окрестностях выловили, жители острова Котлин придумали нехитрые блюда из крохотной колюшки. Это вроде бы никчемное для ухи создание, в изобилии обитающее возле Котлина, кронштадтцы во время войны вылавливали сачками, потому что через любые сети четырехсантиметровая рыбешка выскальзывала в воду. В условиях страшного голода перемолотые в мясорубке в фарш колюшки казались настоящим деликатесом. Котлеты из этой рыбешки жарили на ярко-оранжевом рыбьем жире, который добывали из нее же. Особым изыском считалась уха, сваренная из колюшки с добавлением рыбной муки. Этой рыбке кронштадтцы даже посвятили стихи: «Но до сих пор звучит хвала блокадной маленькой рыбешке, что людям выжить помогла».
Кстати, колюшка продолжает служить людям и в наши дни. Ее жир вовсю применяется в средствах для похудения, для производства линолеума, лаков и пластмассы."

Был ли возможен и осуществлялся ли промышленный вылов рыбы в Ленинграде и окрестностях?

Из дневника А.В. Бурова // Лебедев Ю.М. По обе стороны блокадного кольца. СПб., 2005, с. 225
14 декабря 1941 г.
"Трест "Ленрыба" приступил к подледному лову. Даже план установлен: 10-12 тонн рыбы в сутки. План не слишком велик, но выполнить его не так просто, тем более что ловить рыбу на Финском заливе, на виду у врага. Ораниенбаумские рыбаки, начавшие подледный лов еще 22 ноября, в первый же день были обстрелены. Двое из них погибли. Пришлось обмундировать рыбаков так же, как разведчиков - в белые маскировочные халаты".

Еще одна запись из дневника от 9 июня 1943 года:

"Крупного успеха достигли ленинградские рыбаки. Трест «Ленрыба» досрочно выполнил план второго квартала."

По воспоминаниям некоторых горожан в блокадном городе существовали рыбные артели во время блокады. Другие это отрицают.
Нельзя, конечно, отрицать то, что сами люди проявляли инициативу и ловили удочками, кто жил ближе к воде. Ловили с барж и кораблей, на которых стояли зенитки. Собирали оглушенную рыбу после артобстрелов. Существуют воспоминания, что ловили корюшку в водных карьерах в Володарском районе.

Воспоминание одного из жителей блокадного Ленинграда, которому тогда было меньше 10 лет. Жил он у цирка на Фонтанке: "Напротив цирка разбомбили баржу с зерном, зерно доставала команда военных, ныряли и по мешку доставали, разорванные мешки остались на дне. В теплое время года там постоянно стояли рыбаки, большое количество зерна сыграло роль прикормки."

Ещё упоминание:
"Мой тесть, дай Бог ему здоровья, с лета 42го в Мойке ловил уклеек. Снасть примитивная - нитка, крючок, пробка - поплавок. Насадка - насекомые, в основном поденка и жучки. Более мелкие пацаны и занимались для него ловлей насекомых. В 42-ом ему было 10 лет, уже доводилось сбрасывать с крыш зажигалки."

Еще свидетельство:
"Из рассказов моего деда.
В 1941г. ему было 33 года, служил на Ржевском полигоне, звание - капитан, жена, трое детей. Брали динамит , машину и глушили рыбу в ближайшем водоеме, рыбу раздавали семьям. Офицеры были на казарменном положении, в увольнение один-два раза в месяц, на два - три часа. Охотились тоже на всё (вороны - воробьи), брал охотн. ружье выходил из дома и стрелял тут же около дома. Жили на Ржевке, это в те годы был пригород."

Еще:
"А вот из рассказов моего деда, в Сестрорецке было категорически запрещено ловить рыбу и в лес ходить не знаю почему но он сошелся в выводе ,что боялись отравы, потому как немцы и финны рядом были, граница была всего, грубо говоря, пару км от Сестрорецка, дед осенью купил много отрубей, для кур, когда блокада началась всех кур грубо говоря забрали они все зиму на отрубях и сидели."

Д. И. Струженцов в книге "Наедине с зарёю" упоминает о ловле окуней зимой у мельничного комбината.

Что касается судов, то большинство их использовались для военных целей или для доставки продуктов в город по Дороге жизни (машины использовались на Ладоге только зимой). Разумеется было выгоднее их использовать для доставки десятков тонн разнообразных продуктов и материалов, чем только для ловли рыбы, которая не была гарантирована.

Ещё выдержки из блокадных дневников:

Всеволод Вишневский, 24 декабря 1941 г.

"...Город Кронштадт под энергичным руководством райкома живет. Нормы хоть и скудны, но очередей нет, налажено четкое распределение продуктов. Организовали лов рыбы из-подо льда, и каждый день рыбный улов в несколько сот килограммов идет детям на завтраки".

он же, 2 июля 1943 г.

"...К концу дня пошли с начштаба Горюновым на шлюпке — глушить рыбу. (По совести говоря — занятие запрещенное, да как в такое голодное время отказаться от свежей рыбы?) Рыбы всплывали десятками: щуки, окуни, судаки. Мы вошли в азарт и, невзирая на близость финского берега, занимались рыбной ловлей до вечера. Стайки чаек кружили рядом, клевали всплывших окуней. На волнах мягко покачивало... Хорошо! (А матросам — чудная уха на ужин.)"

Можно, наверное, говорить, исходя из этих записей, что в Кронштадте был налажен лов рыбы в более или менее массовом масштабе. Что касается непосредственно Ленинграда, то там в годы блокады действовал трест "Ленрыба". Вот, что о нем сказано, например, в статье "Власть и снабжение блокадного Ленинграда" Н. Савченко:

"На Ладожском озере имелось значительное количество рыболовецких мотоботов и шхун, рассчитанных на то, чтобы не бояться сильного волнения, ведь иначе они не могли бы ловить рыбу на озере. Некоторые из них были мобилизованы, вошли в состав военной флотилии и прослужили всю войну, не будучи разбитыми волнами.

Среди них можно упомянуть мотоботы «Дельфин» (водоизмещение 25,5 тонн), «Коммунист» и «Комсомолец» (38,8 т), мотоботы №16, №34 и №35 (20 т), №19 и №20 (75 т), «Навигатор» (23 т), №22 (данные о водоизмещении не сохранились), ЭМКАТЩ-197 и 198. Кроме упомянутых кораблей в ведении треста «Ленрыба» оставалось еще значительное количество кораблей подобного класса, рассчитанных на перевозку рыбы и потому способных к доставке продовольствия".

Из приведённых свидетельств хорошо видно, что рыбная ловля в осаждённом городе велась. Возможно, не в таких масштабах, как могла бы. Может быть, можно было бы организовать её и лучше, и поймать больше.