152 рубля

А задумывались ли вы когда-нибудь, на какие средства существуют партии? Да-да, те, которые призывают нас, агитируют, предлагают нам для выбора собственных кандидатов для защиты наших интересов? Я, к примеру, всегда считала, что партии издают свои газеты, проводят шумные съезды на деньги, поступающие от партийных взносов непосредственных членов. Ну, и всевозможных пожертвований и спонсорских взносов.

Оказалось, что в принципе это не столь значительная часть партийной кассы. Новость о том, что партии финансирует каждый из нас, кто опустил бюллетень в избирательную урну, наверняка удивит многих граждан, ранее и вовсе не подозревавших об этом. Намедни Государственная дума приняла в третьем, теперь уже окончательном чтении закон, который увеличивает единовременное финансирование из бюджета политических партий, кандидаты от которых набрали на выборах президента больше 3% наших голосов.

О радостной новости для касс политических партий мы уже писали, когда анализировали причины, по которым ЦК КПРФ решил не поддерживать выдвижение своего однопартийца Анатолия Локтя на выборах губернатора Новосибирской области. Призрак огромных денег тогда только восходил на горизонте политического горизонта.

На самом деле, партиям за голоса проголосовавших избирателей платили давно. Но мало.

До 2006 года наш голос стоил от 1 рубля до 3 рублей 60 копеек. Что, согласитесь, несколько унизительно как для гражданина, так и для партии. С января 2006-го сумма поднялась, но несущественно. До 5 рублей. Потом случился мировой кризис. И уж вследствие этого или просто так, но цена голоса с 2009 года поднялась до 20 рублей.

Цифра оставалась стабильной до декабря 2017 года, когда в Думу был, вероятно в преддверии мартовских выборов, внесен законопроект, предлагающий не мелочиться. А сразу поднять цену каждого нашего голоса, отданного представителям партий, с 20 до 152 рублей. Каким образом рассчитывалась эта некруглая цифра, непонятно. Информации об обсуждении этой суммы мне найти не удалось, возможно, кому-то цифра просто показалась красивой.

Однако что-то в этом законопроекте не понравилось правительству. То ли сама цифра, дававшая в пересчете на количество голосов серьезную сумму, которая облегчила бы бюджет. А может быть, решили, что нет необходимости каким-либо способом стимулировать партии для проявления активности на президентских выборах. Какие же выборы без традиционных Жириновского и Зюганова?

Ну а ЕР несогласие правительства по деньгам никак не вредило. Потому как «Единая Россия» своего кандидата не выставляла. Основной кандидат пошел сам от себя.

В общем, на данный законопроект правительство дало отрицательный отзыв, и все затихло.

Выборы в марте 18 года прошли успешно. Страна сделала свой выбор. Но определенную долю голосов получили и коммунисты со своими (нашими) 11,7% процентами за Грудинина, и ЛДПРовцы с 5,6 % голосов за Жириновского (куда же без него).

Настал момент монетизации. По существующим ставкам, в 20 рублей за голос. Коммунистам причиталось 170 миллионов. Жириновцам 85. Деньги не малые, но и не великие.

И вот тут произошло нечто неожиданное, опровергающее известную истину о том, что оказанная услуга ничего не стоит. Правительство вдруг передумало и 21 мая внезапно заявило, что более не возражает против повышения стоимости голоса избирателя с 20 рублей до 152. то есть в 7,6 раза. Все без исключения фракции в Госдуме этот законопроект поддержали. И на следующий же день, не откладывая столь приятный и стимулирующий законопроект, единогласно и без обсуждений приняли.

И вот для тех же коммунистов прибыток в партийную кассу вырос со 171 миллиона до 1,3 миллиарда.

Еще раз цифрами — до 1 300 000 000 рублей.

Откуда же возьмутся эти деньги? Ну, собственно об этом я и написала. Из бюджета, собранного из взятых с нас налогов. То есть из кошелька каждого из нас, кто справил свой гражданский долг в избирательную урну.

На будущее, опуская свой боллетень, помните, что вы опускаете туда же 152 рубля на нужды избранной и симпатичной вам партии. Можно ли впоследствии, если вдруг выбранная вами партия пойдет неожиданным для вас курсом, попросить назад эти деньги, я не уверена. Ну то есть попросить-то можно, а вот то, что отдаст… Я бы, пожалуй, особенно на это не рассчитывала.

Элеонора Соломенникова
Фото: НДН.инфо