Говорить Нельзя Молчать

Ставим "запятую". О школьных родительских чатах...

Как у всех или как у многих из нас – и у меня есть друзья, знакомые, клиенты, которые являются родителями школьников.

Тема так называемых «школьных чатов» озвучивается буквально сразу после сообщения «мой ребенок пошел в школу».

Поскольку у меня нет детей школьного возраста, то нет и личного чат-опыта, соответственно, остается только слушать, фиксируя информацию и впечатления исключительно из наблюдающей позиции.

Факт, как он есть: чаще родитель даже не сообщает, казалось бы, «естественных подробностей» – в какой класс, в какую школу пошел ребенок, не рассказывает об учебе, как таковой, одноклассниках, учителях и тому подобном, а мгновенно переходит к повествованию о чате/чатах.

При этом наблюдается заметная неосознанность самого процесса говорения о чатах, которую, в допустимом смысле, можно назвать «автоматическим говорением».

Родитель может говорить о чате тридцать-сорок минут без пауз:

– Всё это очень интересно. Но почему ты так долго об этом рассказываешь? Тебе это зачем?
– А черт его знает...

Создается впечатление, что он(а) сам(а) не совсем понимает, – а, почему, собственно он(а) вообще об этом так подробно, эмоционально и долго рассказывает: «И говорить об этом не хочу, и молчать об этом не могу».

В последние несколько лет стали активно появляться многочисленные статьи коллег-психологов, многие из которых действительно содержат «рациональное зерно».

Но чаще размышления коллег о чатах сводятся к перечислению неких способов поведения, оформленных в советы родителям под общим девизом «как родителю выжить в школьном чате».

А о том, что, собственно, находится «под» поведением (внешним) речи чаще просто нет.

Иногда «поведенческие» советы действительно полезны и логичны, но всё вместе похоже на пресловутую «борьбу с симптомами», то есть на «лечение» внешних признаков куда более глубоких явлений. Лечение симптома, чтобы он не болел.

Эта заметка – скромная попытка обозначить то, что находится «внутри» и «под» симптомом.

О повышенном уровне тревоги родителей младших школьников известно еще с советских времен. И тогда родителям первоклассников постоянно «что-то мерещилось».

То детям вредно резать ножницами наждачную бумагу. То по непонятным причинам необходимо менять шторы в кабинете несколько раз в год, как будто это не просто шторы, а знак неких сакральных изменений.

То необходимо срочно покупать новые пионерские галстуки... а чем старые не устраивали... То классная руководительница «не то сказала», «не так оценила».

И многое подобное. А уж «в наше время такого не было» и «в наше время делали так-то» – это классика жанра.

Поведение родителей по отношению к школе и школьным процессам чем-то напоминало (и напоминает) поведение футбольного болельщика, который никогда не играл в футбол, но точно знает – как в него надо играть.

Или поведение водителя такси, являющего экспертом по всем вопросам широкого спектра: от происхождения Вселенной до обустройства клумбы во дворе.

Всё вместе находится где-то между родительским забыванием собственного детского опыта (многие родители как будто сразу родились родителями и не были детьми), конфликтом «пусть ребенок растет счастливым, у него должно быть детство» и «ребенок должен быть образованным и несчастным».

Почему-то совместить нельзя («и счастливый, у которого есть детство, и образованный»).

Что-то изменилось с тех пор? Наверное, да. Наверное, нет.

В обоих вариантах («тогда и сейчас») есть общее – всё та же пресловутая тревога на разном фоне, которая и приводит к чато-зависимости.

Здесь обозначу, к родителям современное общество и так предъявляет «слишком много» требований, «делая» из детей «священных коров», а из родителей – людей «с нервным тиком», постоянно дОлжных, контролирующих-контролирующих-контролирующих...

Поэтому задам гипотетический вопрос школе.

А что или кто мешает школе направить свои умения и старания на понижение уровня родительской тревоги?

Под общим девизом: «Дорогие родители, всё будет хорошо!».

Вероятно, школа чаще (неосознанно) провоцирует родителей на повышение тревоги, куда-то призывая, мотивируя на подвиги и деяния, приглашая контролировать всё и вся либо, напротив, отсекая родителей от интересных им процессов.

Куда родителям всё это «девать»? Правильно, в чат, туда их направляет школа, которая не справляется с тревогой родителей.

Родители вынужденны справляться самостоятельно, «размазывая» тревогу друг по другу (в группе).

Где в этот момент находится ребенок?

Тот, который забыл записать «домашку»? Тот, который с неизвестной радости должен был отследить – кто из одноклассников взял карандаш у другого? Пока родитель героически выясняет эти жизненно-важные вопросы в чате, ребенок предоставлен сам себе.

Чтобы не вгонять самого себя в чувства стыда и вины за «неправильное поведение» (забыл, не отследил и т.п.), он занимает себя, например, компьютерной игрой.

Это весело и иногда даже полезно, только вот Ответственности в этот момент ребенок не учит_ся.

Ему зачем? За него его ответственностью занимается родитель. Родителю, чтобы не ударить в грязь лицом, легче спросить у других родителей.

Вместо того, чтобы аккуратно выяснить причины, по которым ребенок что-то пропустил «мимо ушей» (это при наличии массы технических возможностей зафиксировать информацию и/или учиться это делать – слышать и фиксировать информацию).

Один раз родитель сделал «вместо» ребенка. Ребенку одного раза достаточно, чтобы освоить алгоритм снятия с себя ответственности.

– Из школьного чата я узнал, что у моего сына сегодня был конфликт с одноклассником.
– Почему ты узнал об этом из школьного чата, а не от сына?

Доверие между ребенком и родителем, родителем и ребенком начинает стремиться к нолю:

- Ребенок ничего не рассказывает о школе? Не беда! Я узнаю об этом в чате!
- Зачем я буду рассказывать родителям о школе, они и так узнают из чата!

...Тема не закрыта.

Примечание.

Не работаю с детьми, работаю с теми взрослыми, которые были детьми. Подпишитесь на этот Дзен, чтобы получать информацию своевременно. 

Обращайтесь, если что (любой город; первая консультация проводится бесплатно).

С уважением, Е.А.Нечаева