НЭБ
1524 subscribers

Сын чумы и дочь войны

«Москва и москвичи» это очерки о бурной и яркой жизни дореволюционной Москвы, написанные уже после революции одним из самых заметных журналистов своего времени.

Короткие истории о старой Москве и её жителях, составленные из анекдотов, легенд и воспоминаний самого автора книги — Владимира Гиляровского (1855–1935). Воры крадут пушку из Кремля, купцы покупают себе тигриц, парикмахеры лечат клиентов пиявками, а студенты кутят с профессорами — и всё это складывается в картину большого, весёлого, шумного и удивительно обаятельного города.

Сухаревский рынок. Конец XIX — начало XX века. Фото П. Павлова
Сухаревский рынок. Конец XIX — начало XX века. Фото П. Павлова

Журналист, писатель и краевед Гиляровский родился в Вологде, в семье потомков запорожских казаков. В детстве он провалил экзамен в гимназии, после чего сбежал из дома без денег и документов. Будущий король репортажа сменил множество профессий: был и цирковым артистом, и драматическим актёром, и бурлаком, и даже солдатом на русско-турецкой войне. Но в итоге нашёл своё призвание в журналистике и посвятил ей всю свою жизнь. Гиляровский и в этом деле оставался авантюристом: ради хорошего материала он мог притвориться нищим, отправиться в ночлежку, стать своим среди карманников или опуститься на дно подземной реки. Ещё до того, как написать свою главную книгу о Москве, Гиляровский составил путеводители по волжским городам и гоголевской Украине, которые до сих пор интересно читать.

Владимир Алексеевич Гиляровский (1855–1935)
Владимир Алексеевич Гиляровский (1855–1935)

«Москву и москвичей» Гиляровский писал уже на склоне лет, как своеобразные мемуары — и вместе с тем записки о городе, который он знал и любил. Книга создавалась в три этапа. С 1914 по 1925 год Гиляровский публиковал отдельные очерки, которые пользовались большим успехом у читателей. Вслед за тем автор решил написать продолжение — «Записки москвича». Наконец, третий этап работы оказался самым трудным: Гиляровский объединил два предыдущих сборника в один, дополнил статьи и добавил современных деталей (в последней редакции, например, уже упоминается столичное метро). Окончательная версия «Москвы» вышла уже после смерти писателя.

1. Обложка книги «Москва и москвичи». 2. Большая Лубянка. Вид со стороны Китай-города, 1888 г. Из альбома Николая Найденова
1. Обложка книги «Москва и москвичи». 2. Большая Лубянка. Вид со стороны Китай-города, 1888 г. Из альбома Николая Найденова

«Москва и москвичи» — пример образцовой журналистской работы: тут всё броско, увлекательно и легко, и кажется, что события происходят у тебя перед глазами. Гиляровский умеет показать характер улицы или целого района одним-двумя точными словами («Сухаревка — дочь войны. Смоленский рынок — сын чумы») и создать атмосферу через характерные детали речи своих героев: ямщики у него галдят «Куды?» — так они подзывают пассажиров, а хозяин ночлежки степенно тянет «Нешто их всех переловишь?», имея в виду своих подопечных, мелких воришек. Рассказы Гиляровского — это дополненная реальность, которая накладывается на современный город: сквозь его знакомые черты проступает то, что здесь было раньше — трактир, ночлежка, каланча, — и всё это оказывается так же живо и интересно, как любое современное столичное новшество.

1. Обложка книги «Мои скитания». 2. Москва, Лубянская площадь
1. Обложка книги «Мои скитания». 2. Москва, Лубянская площадь

Современникам казалось, что Гиляровский дружит в Москве со всеми — от градоначальника до последнего карманника, не исключая и выдающихся деятелей искусства. Художник Илья Репин писал с него одного из запорожцев, пишущих турецкому султану. Когда Константин Станиславский готовил в МХТ постановку пьесы Горького «На дне», Гиляровский водил режиссёра и актёров по трущобам Хитровки, чтобы те поближе познакомились с бытом и нравами ночлежки, описанной в пьесе. Актёр Михаил Чехов вспоминает: «Гиляровский обладал громадной силой, которой любил хвастнуть. Он не боялся решительно никого и ничего, обнимался с самыми лютыми цепными собаками, вытаскивал с корнем деревья, за заднее колесо извозчичьей пролётки удерживал на всём бегу экипаж вместе с лошадью. В саду "Эрмитаж", где была устроена для публики машина для измерения силы, он так измерил свою силу, что всю машину выворотил с корнем из земли». Самому Чехову Гиляровский помог найти украденную у него шубу, поводив его в поисках пропажи «по таким местам, где могли обитать разве только одни душегубы и разбойники».

1. «Ворота Английского клуба». И. Н. Павлов. 2. Фотография клуба 1920-х годов
1. «Ворота Английского клуба». И. Н. Павлов. 2. Фотография клуба 1920-х годов

Почаще читайте и перечитывайте книги, используя портал НЭБ и мобильное приложение «НЭБ Свет». Это — интересно! А еще — это не скучно! Надеемся, что и сайт, и приложение вам понравятся и станут вашими верными и незаменимыми помощниками. Ведь это не просто компактные библиотеки, но ваши путеводители и консультанты в литературе, музыке, киноискусстве.