"Портсмутское стояние" эскадры вице-адмирала Д.Н. Сенявина

23 May

Эта малоизвестная широкой публике история, коснется очередного сложного эпизода британо-русских отношении, когда эпоха Наполеоновских войн из-за стремительно формируемых политических союзов, не только рассорила вчерашних союзников, но и поставила русских моряков перед сложной дилеммой, решение которой будет стоить жизней… Русским морякам эскадры вице-адмирала Д.Н. Сенявина, похороненным на Английской земле посвящается.

Начало свое эта не простая история берет 3 июня 1807 года, когда армия Наполеона при Фридланде, разбила русскую армию под командованием барона Беннигсена. Получив это скорбное известие, император Александр I приказал князю Лобанову-Ростовскому выехать в ставку к Французам и начать переговоры о перемирии с Французской Империей.

13 июня 1807 года, оба императора встретились в Тильзите (ныне г. Советск, Калининградской области), заинтересованный в союзе с Россией Наполеон Бонапарт был весьма расположен к Александру I и уже 7 июля, между Империями - был подписан Тильзитский мир, который в России многие сравнивали с позорной капитуляцией. Явление было настолько обидным, что даже через 14 лет после этого события, А.С. Пушкин отметит это в своем стихотворении “Наполеон”: - “Тильзит!.. (при звуке сем обидном / Теперь не побледнеет росс)”...

Фактический, такой неожиданный геополитический поворот привел не только к континентальной изоляции Англии, но и к целой цепи трагических событий о которых я поведаю далее. Опасаясь присоединения Дании к Тильзитскому союзу, вынудило англичан к захвату этой дружественной России страны и 16 августа 1807 года, английский десант генерала Каткарта высаживается на континенте обстреливает а затем и захватывает Копенгаген, что вызывало сильное недовольство со стороны Александра I и тот желая навести порядок на Балтике, ультимативно требует от Швеции закрыть порты для английского флота и так, слово за слово, начинается очередная Русско-Шведская война (1808-1809 г.), в ходе которой Швеция будет повержена, а часть ее территории в границах современной Финляндии отойдет в пользу Российской Империи. 26 октября 1807 года, уязвленный действиями англичан Александр I объявляет о разрыве отношении с Великобританией и ответной нотой английского правительства, России объявляют войну, которая продлится 5 лет (1807-1812).

В это же самое время, на фоне стремительно развивающихся событий взявших начало в Пруссии, русская эскадра вице-адмирала Сенявина, вот уже год (1806-1807) совместно с дружественным флотом Англии - вела совместные боевые действия против турков в Средиземном море. Однако внезапное заключение Тильзитского соглашения, неожиданно вчерашних союзников сделала неприятелями и вскоре, вице-адмирал Сенявин получил приказ Александра I, немедленно пройти Гибралтар и присоединиться к Французскому флоту для совместных действии у берегов Португалии.

Переход из Средиземноморья оказался нелегким и русскую эскадру сильно потрепало осенним штормом. 28 октября 1807 года, фактический не начав боевых действии против англии, вся русская эскадра вставшая на ремонт была застигнута врасплох и блокирована Английским флотом у Лиссабона, где почти год простояла запертая англичанами в устье реки Тахо (Тежу). Тем не менее, не желая вступать в бой с вчерашними союзниками, сложные переговоры с англичанами взял на себя сам Сенявин, при этом изощренно саботируя приказы исходящие от французов. Однако, произошло вот что...

21 августа 1808 года, английский десант высаженный у Вимейры одержал убедительную победу над французским гарнизоном Лиссабона. В тот же день, английский генерал Артур Уэлсли (General Arthur Wellesley) принял капитуляцию у французского генерала Жюно (Jean-Andoche Junot). В свою очередь, адмирал Чарльз Коттон решая вопрос с русскими, отказался признавать акт капитуляции, потребовав обязательной сдачи эскадры русского флота, поскольку она формально была союзницей Наполеоновской франции. Однако вице-адмирал Сенявин настаивал на позиции что с капитуляцией и уходом французов из Португалии, порт Лиссабона становился нейтральным, следовательно присутствие тут русской эскадры совершенно законно.

Началось сложное противостояние в ходе которого Сенявин отказался признавать претензии английского флотоводца и настаивал на том, что корабли эскадры придется подорвать при попытке англичан их занять. Всерьез рассматривались и попытки прорыва английской блокады, с планом уйти во французские порты Рошфор и Брест, однако сильно потрепанные штормами и сражениями в средиземноморской кампании русские корабли не имели никаких шансов противостоять троекратно превосходящей и отменно вооруженной английской эскадре. Было решено, любой ценой искать политическое решение сложившейся проблемы.

В конце концов, вице-адмирал Сенявин, (28 августа 1808 г.) выдвинул требование что корабли русской эскадры будут со всеми почестями и флагами переданы “единственно в залог вскоре восстанавливаемых старинных и дружественных России с Англией сношении”, с непременным условием того, что корабли будут возвращены России через полгода после очередного Англо-Русского “потепления отношении” в том же состоянии, в котором они передавались английскому флоту а также, будут изысканы возможности для непременного возвращения экипажей эскадры на родину без всяких условии.

Коттон неожиданно для всех, принял это предложение и вот 31 августа 1808 года оставив сильно поврежденные “Рафаил” и “Ярослав” на рейде Лиссабона, в усеченном составе из 9 судов (одного фрегата и 8 линейных кораблей) русская эскадра вице-адмирала Сенявина, под конвоем вышла в английский Портсмут, куда прибыла 27 сентября встав на рейд.

В Портсмут они пришли в следующем составе: Восемь линейных кораблей - “Святая Елена”, “Ретвизан”, “Селафаил”, “Ярослав”, “Твердый”, “Мошини”, “Скорый”, “Сильный” и фрегат “Кильдюин”.

С точки зрения англичан, они ловко избежали противостояния и заманив неприятеля на свою территорию, разумеется и не собирались соблюдать договоренности. Первым делом, повелением английского адмирала Монтегю бывшего тогда начальником порта, русским кораблям как вражеским надлежало не поднимать кормовых флагов. На следующий день, на борт прибыл и морской министр великобритании который лично озвучил ту же просьбу от имени короля. Командам предложили взять флаги и передав суда англичанам, сойти на берег для ожидания транспортировки в Россию, но вице-адмирал Сенявин категорически отказался принимать претензии - сославшись на весьма сильный юридический аргумент.

Все дело в том, что по дороге в Портсмут, корабли зашли в Синтру, где 4 сентября 1908 между захватившем русскую эскадру английским флотоводцем Чарльзом Коттоном (Sir Charles Cotton, 5th Baronet) и вице-адмиралом Дмитрием Николаевичем Сенявиным, достигнутое устное соглашение было закреплено на бумаге в виде официальной конвенции. Согласно третьему ее пункту “флаги Его Императорского Величества на корабле вице-адмирала и других кораблях не снимаются, покуда адмирал не сойдет со своего корабля или покуда их капитаны не сделают того же самого”. С этого момента, сохранить лицо русского флота - стало делом чести и принципа.

Затянув на некоторое время решение по эскадре, англичане рассчитывали на самопроизвольное решение проблемы, ведь путь парусников на родину уже не представлялся возможным, закрылась навигация, на море началась зима, а следовательно русским морякам оставалось или подчинится требованию и сойти с флагами на сушу на правах побежденных, либо зимовать на судах, ожидая какого-то политического решения со стороны англичан.

25 ноября 1808 года, окончательно поняв что русские не собираются сдавать корабли эскадры, англичане конфисковали порох, часть вооружения и потребовали отойти с портового рейда, встав в две шеренги у острова Уайт на отведенную им банку между Райтом и Госпортом (вот тут). Часть экипажа была арестована и изолирована на захваченном годом ранее у французов корабле “Сан-Антонио” переоборудованном в плавучую тюрьму (позже судно получит английское название “Халк” и будет фигурировать как судно-госпиталь).

Так или иначе с требования не поднимать флаги началась долгая переписка Сенявина с английским адмиралтейством. Тот ссылался на то что пленен не был, капитуляции не признавал и приводил пункты закрепленного письменного соглашения (конвенции), англичане же намеренно тянули время и даже пытались разыграть трибунал Чарльза Коттона, взявшего на себя превышение должностных полномочий и в результате показного судилища учиненного военным ведостством, Чарльз Коттон все же лишился своей должности, хоть и избежал более серьезного наказания.

Там временем, время шло… Зима, рейд, отрезанные от снабжения провиантом и одеждой экипажи начали болеть и погибать. Увы, вопросы договорного снабжения судов русской эскадры - сильно разнится. Русские источники упоминают почти полное отсутствие подвоза провианта и выживать приходилось без мяса в рационе, буквально на сухарях, поставка которых также шла с перебоями. Англичане же, настаивают что поставляли хлеб высшей пробы, мясо, вино и даже пиво в совершенно запредельных количествах. Возможно правда находится посередине и речь идет скорее всего о недобросовестных коммерсантах, которым адмиралтейство поручило снабжение.

Так или иначе, штат эскадры был не маленьким - команда составляла без малого 4500 человек, по 600 человек на 7 линейных кораблях и 250 человек на фрегате, разумеется обеспечение полноценного довольствия такого штата дело непростое, однако будем придерживаться того, что здоровые люди не гибнут от обострения туберкулеза, цинги, лихорадки и водянки (см. подготовленный нами список). Люди сильно болели и это - факт.

Тяжело предположить, по какой причине членов экипажа не принимал госпиталь Хаслар, но для нужд заболевших русских моряков был выделен трофейный французский линейный корабль “Пегас”, с которого сняли вооружение и решили использовать в качестве плавучего госпиталя. Тут хочу обратить ваше внимание, что “Пегас” фигурирует в списках погибших исключительно как место смерти, но не является частью русской эскадры так что попытки упоминать его в составе эскадры - ошибочны.

Как писал в Лондон, представителю министерства иностранных дел, Сенявин: “С русскими так обходятся, их так “хорошо” кормят (беззаконно удлиняя время их пребывания в Портсмуте), что “число русских людей, умерших здесь, настолько, что его нельзя и сравнить с числом умерших за все время нынешних моих (военных) кампаний”.

По данным национального архива Великобритании, в архивном деле ADM 102/249 приведены следующие цифры, в которые к сожалению попали только отмеченные в госпитальных списках моряки.

таблица статистики захоронении. Таблица доступна тут: https://bit.ly/sinavint
таблица статистики захоронении. Таблица доступна тут: https://bit.ly/sinavint

Корабли эскадры и экипаж оставался в положении заложников и тяжба Сенявина с английским адмиралтейством безрезультатно тянулась всю зиму 1708/09 года, когда прозвучали первые неопределенные пожелания отправить экипажи кораблей в Россию. Первая попытка отправить матросов домой, была назначена на 12 июня и даже уже началась погрузка, но… внезапно все сорвалось под предлогом того, что торговые суда на которых планировалось доставить матросов в Россию, должны были быть задействованы в десантной высадке на Голландский берег с целью отвлечь часть сил французов от действии в Австрии.

Так или иначе, только 5 августа 1809 года, сдав имущество кораблей под опись, остатки корабельных команд русской эскадры, взяв флаги своих кораблей, 21 торговым судном вышли из Портсмута и прибыли в Ригу 9 сентября 1809 года, вернувшись в отчизну из военного похода длиной в долгих 4 года. К сожалению 126 *(см. далее) русских моряков, умерших от голода и болезней так и остались на Английской земле, похороненные на кладбище Хаслар (ныне HASLAR ROYAL NAVAL CEMETERY) в Портсмуте (вот тут).

Впервые списками умерших русских моряков озаботился коммандер-лейтенант (капитан 2-ранга) Питер Дерби (Lt CDR Peter Derby) которому удалось найти и восстановить госпитальные списки умерших, однако тема “Портсмутского рейда” широкого распространения не получала до тех пор, пока другой энтузиаст, офицер королевской медицинской службы ВМС Великобритании Эрик Бирбек (Eric C Birbeck MVO) не основал “общество наследия Хаслара” (Haslar Heritage Group) в которой тема пребывания эскадры вице-адмирала Сенявина в Портсмуте, нашла свое дальнейшее продолжение. Именно он опубликовал госпитальные списки Питера Дерби, после чего потребовалась нелегкая работа по транскрипции русских фамилии и имен записанных английским писарем “на слух” и потому измененных до неузнаваемости.

Здесь, хотелось бы отдельно поблагодарить председателя Московского клуба истории флота Константина Стрельбицкого, который провел уникальную работу по восстановлению искаженных имен моряков, всего им из списка Питера Дерби, было установлено 126* умерших во время “Портсмутского стояния”, из них пофамильно установлен только 101 член команды, остальные 25 - неизвестные. Однако, 126 не окончательное число и этот список содержит только тех, кто скончался в военном госпитале на берегу и лишь частично тех, кого привозили на госпитальное кладбище с кораблей, они то и оказались в числе неизвестных.

раскопки "русского" участка кладбища и перезахоронение
раскопки "русского" участка кладбища и перезахоронение

C 2005 по 2015 года, на кладбище Хаслар, Кранфилдским институтом криминалистики (Cranfield Forensic Institute Research) была проведена последовательная эксгумация русских захоронений, коих в конечном итоге оказалось - 270. Сразу оговорюсь, что общее количество русских моряков, похороненных на кладбище Хаслар сложилось за три “исторических эпизода” в 1753, 1770, 1807/09 и 1826 году и видимо разделить их будет сложно (ожидаем публикации археологического доклада профессора Эндрю Шортланда (Professor Andrew Shortland) с пояснениями). Все обнаруженные в русском секторе останки, были перезахоронены у недавно наспех установленного там же на кладбище Хаслар очень скромного (очень надеюсь что скромность будет временна) мемориала с эпитафией - “In Memorium 1753-1826”.

мемориал русским морякам на кладбище Халслар
мемориал русским морякам на кладбище Халслар

Однако историческая истина может оказаться еще запутаннее, поскольку захоронения русских моряков могут находится не только в Портсмуте, но и на противоположном острове Уайт, около которого стоял рейд. В изданных дневниках “Письма морского офицера 1806-1809” непосредственного участника Портсмутского стояния - мичмана П.И. Панафидина, указано что одним из первых на чужбине скончался капитан корабля “Твердый” Малеев Данила Иванович, 20 декабря 1808 года он умер от туберкулеза в городе Райд (о. Уайт), где и был к ужасу местных с почестями похоронен на кладбище, однако на каком именно кладбище - было неясно, пока это не установила наша исследовательница Арега Арутюнян. Не трудно было догадаться, что до этого исследователи не нашли могилу по причине того, что во-первых искали ее на другом берегу, во-вторых - труднопроизносимые для англичан имя и фамилия были записаны на слух и изменены почти до неузнаваемости - “Sir Daniel Maleyeff”.

могила капитана л.к. "Твердый" Д.М. Малеева. Кладбище при церкви св. Томаса. о. Уайт
могила капитана л.к. "Твердый" Д.М. Малеева. Кладбище при церкви св. Томаса. о. Уайт

Таким образом, в ходе поисков стала известна индивидуальная могила как минимум одного русского офицера Д.И. Малеева, похороненного при церкви св. Томаса (вот тут) на острове Уайт, была ли она единственной - покажет дальнейшее исследование вопроса. Позволю себе дополнить, что могила капитана Д.И. Малеева к чести англичан и сегодня находится в великолепном состоянии. Наши поисковые работы продолжаются и мы будем рады любой помощи от наших Российских коллег.

Ну а чем же закончилась эта история? - К сожалению Александр I весьма пренебрежительно относился к своим полководцам и вице-адмирал Сенявин вернувшись в Россию попал в опалу и в качестве наказания был назначен командиром Ревельской флотилии. В 1812 году, он все еще не был прощен и попытался подать запрос на службу в борьбе с вторгшимся в Россию Наполеоном, однако его просьба была достаточно грубо и неуважительно отвергнута Александром I. Годом позже, его отправили на пенсию на пол оклада. Много лет, легендарный флотоводец влачил почти нищенское существование, пока не произошло вот что...

16 июля 1812 года, в Шведском городе Эребру состоялось подписание трехстороннего мирного договора и союза между Швецией, Россией и Англией. Теперь, Россия снова становилась союзником Британии и дабы загладить неприятный инцидент с эскадрой, англичане вернули в 1813 году, 2 “позаимствованных” линейных корабля “Сильный”, “Мощный” и часть орудии с других кораблей эскадры. А вот за другие “удержанные” пять кораблей и фрегат - вернули деньгами по полной стоимости как за новые.

Только в 1825 году, когда на русский престол взошел Николай I - тот немедленно вспомнил старого вице-адмирала и вызвав его на службу назначил его сначала личным генерал-адъютантом, а затем командующим Балтийским флотом. Годом позже, в 1826 году Сенявин был произведен в адмиралы и вскоре, в составе коалиции его эскадры разгромят турецко-египетский флот. Он уйдет из жизни 5 апреля 1831 года в возрасте 67 лет.

Как я уже упоминал, будем рады любым уточнениям и помощи от наших Российских коллег. Подписывайтесь на канал… скоро будет еще кое-что интересное из эпизодов непростых англо-русских отношении...