Восстание Русского офицерского лагеря в Англии

3 June

После того как отгремели канонады первой мировой войны, союзники России по Антанте тут же принялись готовить следующую войну, тем более что революционные события в Советской России не давали покоя всем, кто хотел поживится на распаде империи.

Вспыхнувшая гражданская война, выглядела мероприятием невероятно выгодным и должна была расставить все точки над “i”, а заодно разорвать бывшую Российскую империю на несколько удельных княжеств, живущих под протекторатом их западных добродетелей, тем более, что представлялась уникальная возможность вести гражданскую войну чужими руками. Однако большевики смогли не только сдержать первый удар, но и начать одновременно вести успешные боевые действия как против заграничных интервентов, так и против белых.

В это же самое время, немцы с англичанами решали сложный вопрос - что делать с целой армией русских военнопленных в германии? И вопрос решили не слишком оригинально - русских офицеров решили переподготовить в Англии и окольными путями через север, черное море и дальний восток влить в армии Юденича, Миллера, Деникина и адмирала Колчака. Вмешательство во внутренние дела России носило совершенно бесцеремонный характер, тем более что в междоусобице активно принимали участие бывшие чины РИА. Так после Октябрьской революции, практически вся сеть военных агентов Российского генштаба, вопреки присяге тут же перешла на работу к англичанам сдав в их распоряжение всю наработанную агентуру. В архиве военного представителя “верховного правителя” адмирала Колчака за рубежом - генерала Д.Г. Щербачева помимо уже упомянутых путей пополнения белых армии, имеется исчерпывающая информация о переброске подготовленных агентов через Швецию и Норвегию которая осуществлялась через бывшего царского военного агента в этих странах полковника Д.Л. Кандурова.

Офицеры и солдаты Русской Императорской армии, просидевшие в лагерях военнопленных по 3-4 года, не совсем ясно представляли себе причины и масштабы той беды, что разразилась у них на родине а потому, были рады продолжить сражение под знаменами Империи и для этого англичане придумали вот такой ход...

Для формального соблюдения армейской и идеологической преемственности, требовалось ввести в штат новой структуры - какой-то достаточно известный чин русской императорской армии, для чего “русским” начальником центра переподготовки, назначили представителя русской армии во Франции при штабе генерала М.И. Занкевича - полковника Александра Николаевича Гаслера и тот немедленно отбыл в Англию для работы по руководству “русской” школой.

Когда все было подготовлено, началась вербовка офицерского состава, которая осуществлялась через различные комитеты в лагерях военнопленных (главным образом через международный комитет по делам военнопленных возглавляемый британским лейтенантом Лемоном). Отобранные из лагерей военнопленные офицеры собиралась в Гельмштедте (Германия), откуда укомплектованные партии курсантов по 60-80 человек отправлялись в Дувр и оттуда прямиком в Ньюмаркет.

Тренировочный лагерь, был организован на тренировочной базе 12-го и 13-го офицерских батальонов в Брикфилде (название района г.Эснинг, где ранее располагался кирпичный завод), где в военное время осуществлялась подготовка британских кадров. Лагерь был оборудован небольшими сборными бараками на 12-14 человек, стрельбищем, полигоном, классами и даже танцевальным залом. Быстрая переподготовка была рассчитана на 4 месяца и практический предполагала лишь ознакомление с особенностями применения британского стрелкового и химического оружия, которым курсанты будут снабжаться Англией для ведения гражданской войны на своей родине. Русским “курсантам” была выдана британская офицерская униформа, но на фуражке была оставлена кокарда РИА и к портупее прикреплялся специальный значок с триколором, в остальном курсанты ничем не отличались от английских офицеров, что часто создавало курьезные ситуации.

Русские офицеры в Английском тренировочном лагере
Русские офицеры в Английском тренировочном лагере

Идеологический надежные курсанты отбирались и проходили спецкурс, позднее их планировалось использовать на территории России в качестве агентов Британской резидентуры. В мае 1919 года по согласованию с английской военной разведкой и адмиралом А.В. Колчаком, в Лондоне была создана “служба военно-морской разведки” под названием “OK” - которую возглавил (сын одного из виновников русско-японской войны (1904-1905), адмирала А.М. Абазы) старший лейтенант Александр Алексеевич Абаза. Несколько курсантов первого набора, также были отобраны для работы в интересах этой (и других, эмигрантских и не только) организации.

На фото: бородач с справа, полковник Христофор Куке (Krišs Ķūķis) - латыш, полковник Российской императорской армии. В 1916 году попал в плен у деревни Занорочь, содержался в лагере Гельмштед, оттуда отправлен в Ньюмаркет где в составе первой группы прошел английские курсы. В ноябре 1919 года ненадолго продолжил гражданскую войну в составе 2-го Ревельского полка, после чего направлен в Латвию, где в чине полковника в декабре 1919 года возглавил 12-й Баусский пехотный полк, а годом позднее и 1-ю Курземскую дивизию. Уволен в запас в 1924 году но в 1930 году снова стал командиром Баусского пехотного полка. С началом второй мировой войны, активно сотрудничал с нацистами. Нацистский приспешник ликвидирован в Курземском котле, в ходе налёта партизан отряда “красная стрела”- 18 февраля 1945 года. Второй - поручик Узембло Георгий Иосифович. После переподготовки в Англии отправлен в Северо-Западную армию. Жил в Эстонии до 1940 г. после чего бежал в Германию. В конце войны бежал в Канаду где и похоронен.
На фото: бородач с справа, полковник Христофор Куке (Krišs Ķūķis) - латыш, полковник Российской императорской армии. В 1916 году попал в плен у деревни Занорочь, содержался в лагере Гельмштед, оттуда отправлен в Ньюмаркет где в составе первой группы прошел английские курсы. В ноябре 1919 года ненадолго продолжил гражданскую войну в составе 2-го Ревельского полка, после чего направлен в Латвию, где в чине полковника в декабре 1919 года возглавил 12-й Баусский пехотный полк, а годом позднее и 1-ю Курземскую дивизию. Уволен в запас в 1924 году но в 1930 году снова стал командиром Баусского пехотного полка. С началом второй мировой войны, активно сотрудничал с нацистами. Нацистский приспешник ликвидирован в Курземском котле, в ходе налёта партизан отряда “красная стрела”- 18 февраля 1945 года. Второй - поручик Узембло Георгий Иосифович. После переподготовки в Англии отправлен в Северо-Западную армию. Жил в Эстонии до 1940 г. после чего бежал в Германию. В конце войны бежал в Канаду где и похоронен.

Однако, вернемся к обсуждаемым событиям, в это время, на русском севере над английским экспедиционном корпусом и их белыми приспешниками сгущались тучи. Очередная группа русских офицеров 22 июля 1919 прибыла из Англии в Архангельск, где должна была заменить английский экспедиционный корпус полковника Вудса и продолжить борьбу с большевиками, при условии сохранения англо-американской материально-технической поддержки. Безопасный отход англичан планировалось совершить под стремительное контрнаступление белых. Однако, случилось вот что…

Разузнав о планах Лондона, большевики не дали перегруппироваться и подготовить силы белых, начав стремительное и дерзкое наступление, сметающее их силы. Ситуация на русском севере стала настолько тяжелой, что английскому корпусу пришлось бежать бросая технику и вооружение. 27 сентября 1919 года последний пароход английского экспедиционного корпуса вышел из порта Архангельска, предварительно подорвав и затопив два корабля-монитора. Судьба брошенных ими на произвол судьбы белых частей, уже была предрешена. Незадолго до этого, 17 июля 1919 года, под Челябинском была разбита армия наемников адмирала Колчака, теснили белых и на юге советской России. На этом фоне, про успехи красной армии прознали и на берегах туманного Альбиона, где часть курсантов “русского лагеря” сделала свой выбор.

11 августа 1919 г., газета “Нью-Йорк Таймс” (The New York Times) со ссылкой на “Дейли Геральд” (The Daily Herald) сообщила о большевистском восстании в русском тренировочном лагере. Зачинщики арестованы, 13 человек (включая двух женщин) находятся в тюрьме, пятеро - бежали и разыскиваются.

Как это обычно бывает, провал восстания явился результатом работы внедренных в лагерь секретных агентов (как английских так и белых), но событие это имело далеко идущие последствия и уже 13 августа (1919) в парламенте состоялся серьезный разговор, на котором молодой Уинстон Черчилль бывший тогда Военным министром Великобритании держал ответ. Из стенограммы заседания, очевидно что отвечая на вопрос члена лейбористской партии Чарльза Эдвардса, военный министр доложил - на момент восстания в лагере было 565 человек, а всего планировалось переподготовить - около 1200 человек.

Позволю себе напомнить, что в это же самое время, невероятную популярность в Великобритании приобретает народное движение “Руки прочь от России” (подробнее об этом вот тут), в ходе которого рабочие заводов, доков и матросы открыто саботируют погрузку и транспортировку военных грузов в Россию, фактически парализовав снабжение интервентов. Так же, непризнанный представитель советского правительства М.М. Литвинов, начинает с МИДом Великобритании очень тяжелые переговоры о судьбе сотен похищенных Советских граждан, вывезенных с севера и юга России и находящихся на территории Англии в качестве заложников и рабов. Более сотни из них, в это же самое время находились в лагере Уитли-Бэй и работали на каменоломнях Мардера (подробно об этой истории вот тут). Обязательно ознакомьтесь!

Так или иначе, а мы приближаемся к концу нашей истории. Совершенно очевидно, что такое событие как восстание русских в лагере переподготовки офицеров вызвало волну негодования и на фоне осенних успехов красной армии в далекой России, было принято решение в спешном порядке выслать от греха подальше опасный контингент и в течении сентября-октября почти всех курсантов лагеря отправили на дальний восток и на юг России в качестве подкрепления терпящим сплошные неудачи белым.

Публикации местных газет, посвященные арестам в лагере русских офицеров.
Публикации местных газет, посвященные арестам в лагере русских офицеров.

4 ноября 1919 года, отбиваясь от оппозиции по вопросу о судьбе арестованных зачинщиков бунта в английском парламенте, военный министр Великобритании У.Черчилль лукаво заявит: “Все российские офицеры, которые проходят подготовку в Ньюмаркете, были отправлены обратно в Россию или же, будут отправлены туда первым доступным кораблем. Никто не собирается принуждать их вступать в антибольшевистские армии.

Могилы лейтенантов Н. Медера и Е. Петрова
Могилы лейтенантов Н. Медера и Е. Петрова

Так или иначе, эпизод присутствия Русских офицеров в Ньюмаркете оставил как минимум две известные могилы на местном кладбище, одна из которых датируется 24 января 1920 года. Известно об этом случае не много, но запись в журнале содержит запись - лейтенант Николай Медер покончил жизнь самоубийством “будучи не в себе”. Дальнейшее изучение вопроса, показало весьма противоречивые обстоятельства. Все что можно сказать на основании имеющейся информации: В одном случае Н.Медер был обнаружен лейтенантом Полом (Павлом) Витске с тяжелым ранением в грудь в хижине. Согласно другой публикации, он вручил письмо своему соседу по общежитию и велел отнести его в санчасть, не успев отдалится, тот услышал выстрел. В обоих случаях - тяжелое ранение в грудь и скорая смерть.

Был ли это результат несчастного случая, осознанного суицида или казни неизвестно, однако на могиле установлен памятник с КРАСНОЙ ЗВЕЗДОЙ, что свидетельствует о том, что погиб этот человек - КРАСНОАРМЕЙЦЕМ и британская сторона по какой-то причине учла и увековечила это обстоятельство. Причины этого до конца не ясны, как и неясным пока является родство Н.Медера с комендантом Киева генерал-майором Петром Владимировичем Медером который был расстрелян большевиками во время взятия Киева в конце лета 1919 года. Николай Медер, так же был уроженцем Киева.

В качестве рабочей версии, пока выдвигается предположение что Н. Медер был одним из десяти арестованных ранее зачинщиков большевистского восстания, которые все это время находились в тюрьме в Лондоне. Их судьбы и фамилии пока не установлены но мы активно работаем в этом направлении в местных и заокеанских архивах, собирая эту непростую историю по крупицам.

Другой погибший похороненный на том же кладбище в Экснинге, это лейтенант артиллерии Евгении Петров. Согласно записям, похоронен был 24.04.1919 и с одной стороны, об обстоятельствах его смерти известно чуть больше, с другой стороны - снова тайна. Согласно опубликованной в газете “Cambridgeshire Weekly News and Express” от 03.10.1919 заметке “трагедия в Барвелском лесу” (Burwell Wood Tragedy): Лейтенант Евгений Петров ушел из тренировочного лагеря около 6 вечера, 23 сентября, известив сослуживцев что идет в увольнительную в город и пропал на два дня. Утром 25 сентября в 6 утра, его тело обнаружил повешенным на дереве у фермы “Great Portland Farm” местный пастух. Известно, что при нем было найдено два письма на русском, “прочесть которые никто не смог” а не руке, были разбитые часы которые замерли на “10:00” (22:00).

Переустановленная могильная плита с кириллицей, на могиле лейт. Е. Петрова (с правильной датой - 24.09.1919)
Переустановленная могильная плита с кириллицей, на могиле лейт. Е. Петрова (с правильной датой - 24.09.1919)

Однако интересно другое - заметка в газете датирует это происшествие от 25 сентября 1919 года (утро когда нашли тело), когда как “иная” дата его смерти - 24 апреля 1919! По крайней мере тот, кто позже поставил ему на могилу крест (видимо брат Борис) с “эпитафией на кириллице” указал правильную дату - 24 сентября 1919 г. Та же дата фигурирует в свидетельстве о смерти, представленном гражданской администрации лейтенантом Рейнером.

карточка захоронении, представленная гражданской администрации лейт. У. Рейнером в 1921 году
карточка захоронении, представленная гражданской администрации лейт. У. Рейнером в 1921 году

В ходе разбора архивов, удалось установить что в том же отряде среди курсантов был и его брат - Борис Петров. Вероятнее всего, именно ему предназначалось одно из писем и именно он, позднее установил крест на могилу брата. О его дальнейшей судьбе пока ничего установить не удалось.

Даже если отбросить версию насильственной смерти (разбитые часы и странные порой противоречивые обстоятельства смерти), то эти офицеры по всей видимости предпочли смерть - предательству.

Так или иначе, к сожалению были и те кто чести, предпочел предательство, часть офицеров лагеря в Экснинге избежавших гибели в гражданской войне удачно легализовались при советской власти, осели на дальнем востоке, урале и некоторые из них неожиданно появились через 13 лет, в деле “Белогвардейского заговора” боевой организации генерала Болдырева а также в деятельности других менее известных организации созданных на базе белой Британской резидентуры.

Ну и пожалуй квинтэссенция вышесказанного - неудавшееся восстание и смерть двух русских офицеров, спровоцировало такой резонанс, что Англия под давлением общественности и оппозиционных парламентариев, была вынуждена прекратить открытое вмешательство в дела Советской России. История наверняка будет иметь свое продолжение, мы продолжаем поиски в частных архивах представителей Колчака в Великобритании, Франции и США. Будем благодарны любой помощи, дополнениям и исправлениям.

Подписывайтесь на канал, делитесь и поищите среди наших материалов еще что-то интересное.