Цена свободы (окончание)

7 July
Иллюстрация предоставлена Дмитрием Черняховским и его дочерью.
Иллюстрация предоставлена Дмитрием Черняховским и его дочерью.
Данный рассказ является фантастическим и любые совпадения с окружающим вас миром случайны.

- Вот так и живем, - закончил свой рассказ старшему брату Семену, Виктор.

- Да-уж, - протянул тот, разливая в стопки самогон. – У нас попроще, хоть телики налогом не обложили, хотя тоже дуркуют не по-детски. Живем на реке, а рыбу покупаем в магазине.

- Лицензия на рыбалку дорогая?

- Да нет, само разрешение копейки стоит, а вот обучение на любительскую рыбалку, медицинская комиссия, сдача зачета на умение плавать, удочки опять же, надо в райцентр ехать, на учет ставить. Ловят, конечно, и без этого, но и их нет-нет, ловят, знаешь, рисковать не хочется, у меня семья, а штраф… да кому я рассказываю.

- Ясно, но как тебе мой план?

- Ты, Витек, - Семен окинул фигуру гостя оценивающим взглядом, - мужик крепкий, но в городе слишком долго прожил, сколько там протянешь? Месяц, два, а потом?

- Точно дольше, чем в Москве, - хмуро ответил Виктор. – Чем дальше они обо мне заботятся, тем чаще глупые мысли в голову лезут, не хорошие мысли, Семен, страшные. Так что мне терять нечего, ни семьи, ни работы… Свою помойку назвать работой язык не поворачивается. Семен, ты если за семью боишься, скажи, я пойму.

- Это ты брось, брат ты мне или нет, кто же нам поможет, ежели начнем друг друга бояться. Лодку мою возьмешь, заявлю, что угнали, только в моторе датчик ГЛОНАС стоит…

- Отключу, я умею.

- Хорошо. Место, где я отцовское ружье с патронами схоронил, тоже скажу, только патронов всего дюжина.

- Ничего, силки я всегда лучше тебя ставил, - отмахнулся Виктор.

- Было дело, - Кивнул Семен, - но не забывай сколько лет прошло. Впрочем, ладно, разберешься. Вот с продуктами сложнее, сразу много закупить не получится, в миг участковый с «антипаникерской» пропагандой да расспросами нам не нужными.

- И как быть?

- Так-то с ним договориться можно, от самогона не откажется, но не нагнал я в этом году. Из-за этого чертова постановления Минздрава «О вреде сахара», едва на варенье, да маринады набрали, ну что такое килограмм в месяц на человека в деревне?

- Варенье, маринады?! Сума сошел, это же подрыв агрохолдингов, статья серьезная, - удивился Виктор.

- Не забывай, мы относимся к особым регионам со своей «спецификой самобытного существования», нам можно. Сахар нельзя, а помидорчики, да клубничку «катать» в банки можно… Пока еще, можно… Да, соли я успел запасти до запрета, так что отсыплю, на сезон тебе хватит, а там видно будет. В принципе за наличные соли достать не трудно, не сахар…

В предрассветных сумерках перегруженная лодка шла тяжело и громко ревела мотором, но погони Семен не опасался. Зачем суетиться, когда можно спокойно отследить нарушителя по ДжиПиЭс навигации? Река, за те годы, что Виктор учился в академии, работал в поликлинике, а затем и на помойке, сильно изменилась, но постепенно память начала выдавать позабытые ориентиры: вот скала, за ней приток, значит через двадцать три километра остров, а дальше еще один и большой приток…

К полудню, Виктор причалил к каменистому берегу, снял капот с мотора и, установив перемычки, перекусил пассатижами провода блока ГЛОНАС, коробочка улетела в реку. Теперь пришла очередь смартфона. Виктор долго бродил по берегу, выбирая подходящий «эшафот», наконец остановил свой выбор на плоском валуне размером с хорошее блюдо. Положив на него гаджет, подобрал камень поухватистее и принялся, остервенело молотить им по смартфону. Лишь когда пот залил глаза, а рука уже с трудом поднималась вверх, успокоился, отшвырнул «орудие труда» в сторону и выдохнул:

- Сдохни гнида, раз и навсегда.

Виктор, вернулся к лодке, оттолкнувшись от берега, взобрался на борт и повел суденышко по лабиринту проток и притоков, как можно дальше от цивилизации.

***

Семен оказался прав: годы, проведенные в комфорте городской жизни не прошли для Виктора бесследно. Первые недели две он с трудом заставлял свое ноющее тело, выбраться из спального мешка и взять топор или лопату. Строительство землянки продвигалось крайне медленно, а ведь еще следовало озаботиться запасами на зиму. Были мгновения, когда Виктор искрение жалел о содеянном и даже порывался вернуться, подумаешь штраф… С подобным настроением Виктор научился бороться просто и эффективно, скинув одежду, голышом кидался в ледяную речную воду, плавал, нырял, орал во всю силу легких, затем лежал на камнях, жалимый извечными кровососами и наслаждался свободой.

- Фиг вам, «заботливые вы мои», я сам, без вас обойдусь, - говорил он, глядя в небо, затем одевался и возвращался к работе.

Экономя бензин, орудовал топором, благо тело, хоть и нехотя, вспоминало привитые с детства навыки. В итоге к зиме он имел тесную, но надежно сложенную землянку – сруб. В том же архитектурном решении организовал погреб, в котором хранились копченное мясо различной мелкой дичи, богатый ассортимент рыбы, изрядное количество сушенных грибов и ягод. Некоторое опасение вызывало количество муки, но Виктор решил, что до весны, при экономном подходе, хватит, а там видно будет…

Зима началась погано, вместо снега вместо морозов и снега, зарядили нудные, обложные дожди. Постройки, выдерживающие летние ливни, с таким типом осадков не справились, стены сырели, кое-где, на земляном полу стали собираться лужицы воды. Виктору пришлось изрядно помокнуть, прежде чем устранить свои недоделки, а все сушенные припасы перенести из погреба к себе в землянку, где благодаря печке, удавалось, хоть как-то бороться с сыростью.

Снег Виктор встретил в лихорадке. Термометр, прихваченный с аптечкой показал тридцать восемь и девять, в груди хрипело и булькало, а голова с трудом соображала где он находится. Вставать с лежанки не хотелось, но Виктор, сквозь туман жара понимал, встать надо, если он хочет еще пожить свободным человеком. Через силу наносил в землянку из поленницы дров с запасом, вскипятил воды, заварил травяной чай с малиной, немного поразмыслив, проглотил таблетку жаропонижающего и, лишь, затем рухнул на лежанку, зарылся во все имеющееся тряпье и отключился.

Проснулся от озноба, трясло и не понятно от чего, от болезни или холода, так как печь прогорела и успела остыть. В голове уже не скакали лихорадочные «кони», да и дышать стало полегче.

- То-то же, - прохрипел Виктор, выбираясь из-под вороха тряпья, - нас так просто не возьмешь…

Зима, традиционно мягкая в последние годы, прошла без особых происшествий. Виктор охотился, чаще всего не очень удачно, рыбачил более успешно и просто наслаждался отсутствием счетов, запретов, штрафов и предписаний. С наступающей весной назревали некоторые вопросы, связанные с пополнением не восполняемых в тайге запасов: сахара, муки, соли и многого другого, но Виктор был уверен, брат поможет. Если он, практически, городской житель пережил первую зиму, дальше не пропадет.

Виктор колол дрова, когда скрежет и треск со стороны реки оповестили его о начале ледохода. Бросив топор, Виктор неспешно вышел к берегу и с высоты обрыва, жмурясь на ласковом весеннем солнышке, стал любоваться стихией. Ледоход он не видел с детства и только теперь по-настоящему почувствовал себя свободным человеком.

Откуда-то позади от землянки донеслось ровное гудение, словно рой пчел, сдурев, вылетел из дупла раньше времени в поисках нового жилища. Оглянувшись, Виктор, едва не рухнул с обрыва в реку. Перед землянкой завис квадрокоптер, под которым висела не больная коробочка, которая, вдруг, отделилась от летательного аппарата и шлепнулась в подтаявший снег. Беспилотник набрал высоту и скрылся за деревьями.

На негнущихся ногах Виктор подошел к коробочке, постоял, размышляя что с ней делать и все же вскрыл, обнаружив плотно утрамбованные конверты.

- Штраф. – прочитал он, распечатав первый,- за несанкционированное купание в открытом водоеме в неположенном месте (четыреста шестьдесят один раз по данным Роскосмоса на…) – десять тысяч восемьсот сорок один рубль, две копейки, - бездумно бормотал Виктор, - штраф, за нарушение установленных норм морали (купание нагишом триста пятнадцать раз…) – штраф… штраф за незаконное разведение открытого огня в лесной зоне… штраф за слив бытовых отходов, минуя очистные сооружения… незаконный сбор ягод, грибов… повестка, уголовное дело №… по фактам браконьерства… повестка, уголовно дело №… по факту злостного уклонения от уплаты пошлин и сборов при использовании природных водных ресурсов в личных целях… повестка… по факту нарушение норм и правил передвижения гражданина по территории РФ и уклонение данного гражданина от соблюдения правил, направленных на сбережение его жизни и здоровья…

Виктор выронил последний конверт, посидел, глядя в одну точку, молча, собрал бумажки в коробочку и пошел к грохочущей, просыпающейся реке…

Конец.

читать с начала (первой части) здесь

Читать другие посты автора - здесь

Подписывайтесь на канал, комментируйте, делитесь с друзьями в социальных сетях и ставьте лайк (палец вверх)!

Так вы не потеряете канал и поможете другим читателям найти своего автора.

Ниже: НЕ УВЕРЕН НЕ НАЖИМАЙ!

если есть желание поддержать автора, нажимай, комиссия списывается с получателя (меня).