Опера: "За державу обидно!"

28 July 2019

История основана на реальных событиях пересказанных автору его хорошим другом. Но все имена вымышленные, так как автор их давно забыл.

И все причастных, а равно сочувствующих с Днем Военно Морского Флота!

Те самые связисты в той самой дивизии.
Те самые связисты в той самой дивизии.

Последнее воскресенье июля выдалось солнечным и теплым, но крайне неудачным. В Службе на конец месяца не хватало дел, и «Рыжий» согнал всех на работу. Теперь троица оперов томилась в засаде.

Впрочем, и в данном положении дел можно было усмотреть плюсы: не пришлось «мозолить» глаза жильцам, ошиваясь в подъезде или кормить полчища комаров в подворотне. Расположились с комфортом в салоне старенькой Волги 3110. Задача перед товарищами стояла не архисложная: выследить подозреваемого, который уж вторую неделю уклонялся от предъявления обвинительного заключения, что и тормозило сдачу расследованного дела в прокуратуру.

- «Рыжий просто дуркует, - ворчал Слава, - ясно же Он дома не живет, впустую паримся.

- Не скажи, - покачал головой Василий, - воскресенье, может и решится выбраться из берлоги, пока у нас выходной.

- Он не дурак, скорее в будний день выйдет с утреца, пока у нас все эти безумные совещания, планерки и разводы, - привел контрдовод Слава. – Точно говорю - дурью маемся.

Андрей, который до этого момента сидел мрачнее тучи, но помалкивал, вздохнув, включился в беседу:

- Слава, не ной. У меня вообще сегодня праздник и ничего, переношу тяготы и невзгоды стойко.

- Какой еще праздник? – обернулся к Андрею Слава.

- День ВМФ.

- Ты что на флоте служил?

- Да.

- И кем?

- А ты догадайся, - Андрей впервые с утра улыбнулся. – Срочником, есть такая должность в армии и на флоте.

- Остроумно, - кивнул Слава, - я имел ввиду где? На корабле?

- Да, не-е-е, - слегка смутился Андрей. – Писарем при штабе.

- Тоже мне моряк, - хмыкнул Василий, - небось и в море ни разу не был.

- Не был, - легко согласился Андрей. – Только тогда почти никто там не был. Девяностые, господа «Разруха» и «Бардак» господствовали не только на гражданке, но и на флоте. За два года службы только два корабля в поход сходили, да и то экипажи доукомплектовывали со всей дивизии.

- Дивизии? – удивился Слава. – Я думал у вас там эскадры и прочее.

- Ага, скорее прочее, - туманно ответил Андрей, чуть помолчал и продолжил. – И все равно жаль, что по контракту не остался, сейчас бы глядишь уж и на пенсии был.

- А чего не остался? – спросил Василий, вглядываясь в мужчину, который только вышел из «нужного» подъезда. – Совсем плохо было?

- Отчего же плохо? Нормально было, я вот иногда ловлю себя на мысли, что это лучшие два года из тех, что я служу «Государю батюшке».

- Тебя не поймешь… Это не он? – отвлекся на службу Слава, когда в подъезд зашел очередной гражданин.

- Нет, - ответил Василий, - наш повыше и худой, как швабра.

- Так что там про «тебя не поймешь»? – вернул разговор в прежнее русло Андрей.

- Сам сказал бардак, потом тут же, лучшие годы.

- Это ты, Слава, срочную не служил, оттого так и рассуждаешь. Вот какое мне - матросу дело до бардака? Меня все едино: оденут, обуют, накормят и спать уложат, еще и днем скучать не позволят, вплоть до зашейного объяснения прописных истин. Красота! И самое главное: ничего от тебя не зависит, делай, что приказали и всех делов… Или не делай, ибо через час, скорее всего, поступит новый приказ с диаметрально противоположными требованиями.

- Так все-таки, чего не остался? – повторил свой вопрос Василий.

- Глупый был, домой хотелось, да и техникум хотел закончить. Меня же Боря с четвертого курса выдернул, с самого диплома, повоевать ему захотелось, гаду.

- Почему повоевать? – не понял Слава.

- Я откуда знаю, - ответил Андрей немного раздраженно, - думаю поворовать на войне кто-то посоветовал. Нам же весной девяносто четвертого отсрочку отменили, призвали, а зимой уже и война в Чечне началась, не верю в такие совпадения. Спасибо хоть на флот попал, бог миловал. Хотя, - Андрей махнул рукой, - может оно все и к лучшему, может мне в те годы - дураку наивному и надо было послужить родине. По крайней мере теперь меня никто не убедит, что эту страну можно победить.

- С чего это? – оживился Василий. – Если корабли даже в море не выходят.

- Не выходили, - поправил Андрей. – Сейчас не знаю, вроде что-то сдвинулось в лучшую сторону. А откуда такие убеждения - история длинная.

- А ты спешишь? – провокационно поинтересовался Слава, Андрей умел рассказывать, а засада обещала затянуться до позднего вечера.

- Слышал байки про американских солдат, которые в бой без положенного кофе не пойдут?

- Ну, - кивнул Слава.

- Не знаю как насчет кофе, но служба у них точно не такая как у нас, скажем так, более комфортная.

- Ты это на каком флоте служил, что такие заявления делаешь? – съехидничал Василий.

- На Дважды Краснознаменном Балтийском, - спокойно ответил Андрей. – А вот с «друзьями» из-за океана столкнуться пришлось, они к нам в гавань с «дружественным» визитом заходили.

Дело было летом девяносто пятого. На Балтике прошли учения «Балтопс-95», в которых участвовал один наш противолодочный корабль, это один из двух случаев, когда в море ходили. И с ответным визитом после учений к нам пришел фрегат УРО США «Элизабет Тейлор»…

- Что такое УРО? – перебил любопытный Слава.

- Усиленной ракетной обороны, - пояснил Андрей. – Так вот, для всей матросской братии сие стало событием года. Все свободные от службы, да и не свободные тоже, повылезали из всех щелей поглазеть на швартовку диковинки. Сами посудите, настоящий АМЕРИКАНСКИЙ ФРЕГАТ!

Должен заметить, сам кораблик впечатления не произвел: большой, непривычной формы, но какой-то «голый». Пушечка смешного калибра на баке, спереди тобишь, и по паре торпедных аппаратов по бортам. После наших «монстров», ощетинившихся стомиллиметровыми орудиями, «пилорамами», «Москитами» и торпедами, не считая установок для стрельбы реактивными глубинными бомбами и прочей смертоносной оснасткой, кораблик выглядел как прогулочный лайнер. Это потом нам офицеры объяснили, что сей «лайнер» несет под палубой весомый запас крылатых ракет, в том числе с ядерным боезарядом, но тогда я не воспринял «гостя» всерьез, да и сам фрегат интересовал мало, интереснее было поглазеть на «взаправдашних» иностранцев.

Не врут газеты: «комплектация» у них та же, что и у нас: две ноги, две руки, голова и тулово, только некоторые цветом отличаются, еще формой, в смысле, одеждой. Матросы по палубе сновали в бейсболках с логотипом корабля, белых майках с тем же принтом и джинсах с кроссовками. В настоящей форме, по нашему пониманию, были лишь офицеры.

Короче, стоим глазеем, и тут я увидел недалеко от «гостя» Диму – связиста, который над чем-то колдовал, сидя на земле в компании невысокого, но самого настоящего негра.

Дима являлся моим хорошим знакомым, можно сказать, приятелем, так как были мы одного призыва и разница между нами заключалась лишь в том, что я балбес девятнадцати лет, а он двадцати семи…

- В таком возрасте не призывают, - вновь встрял Слава.

- Правильно, мы тогда уже больше года прослужили и призвали его в двадцать шесть, не перебивай. Так… О чем я? А, о Димке. У него с призывом вообще история нестандартная. Папа его - директор какого-то подмосковного завода. Он сразу после школы озадачился одной целью - отмазать сынка от службы, чему сынок был только рад. Для начала, устроил он его в университет - способ получить отсрочку самый простой и не самый дорогой. Беда в том, что сынок учиться не очень хотел, занятия прогуливал и бросил университет на четвертом курсе, а может и выгнали, не знаю. Дальше пошли в ход «болезни», само собой, хвори обошлись любящему отцу в копеечку, и он справедливо начал наезжать на сына по поводу его гуляния по барышням и прочим непотребствам. Сынок же, вместо того, чтобы вливаться в ряды «новых русских» и «рубить капусту пока горячо», а в девяносто четвертом было еще очень «горячо», продолжал гнуть свою линию. Кончилось крупным скандалом, в ходе которого папа пообещал его без штанов оставить, если тот завтра же за ум не возьмется.

Отпрыск взялся. С первыми петухами и со всеми документами явился в военкомат и потребовал призвать его в армию. Там конечно чуть-чуть прибалдели, но отказывать не стали и уже на следующий день он скучал на сборочном пункте, а ночью катил в поезде в Калининградскую область. Когда папа узнал о последней выходке чада сделать уже ничего не мог.

Впрочем, неоконченное высшее в сфере связи и каких-то там технологий, плюс, солидный на общем фоне возраст позволили Диме через полгода сменить статус срочника на контрактника.

Не знаю как он в своей Москве «мажорил», но на службе очень быстро зарекомендовал себя как грамотный и исполнительный специалист, при этом не зазнался и о своих товарищах «одногодках» не забыл, был всегда за любой кипишь, кроме голодовки.

Я смело направился к нему полюбопытствовать, чем он там занят на пару с иноземным гостем.

Дима подключал фрегат к дивизионной телефонной связи. Разумеется, не для звонков в Пентагон, а для решения насущных бытовых вопросов, визитер причалил на две недели, следовательно, нужно было снабжать его водой, едой и решать другие непредвиденные дела, наподобие срочной медицинской помощи.

Подключить корабль к линии, дел на пять минут. Прокидывается «полевка» с борта до ближайшей распределительной коробки. Там концы проводов зачищаются и прикручиваются к контактам на пару медных гаек и все.

Но вот с этими то «концами» у нашего связиста и возникли проблемы, так как он, кряхтя и тихо матюгаясь, пытался перерезать одну из жил «полевки» обыкновенными канцелярскими ножницами.

Знаете, что это за кабель «полевка»? Это две жилы в каждой от одной до трех стальных жил в медной оплетке, сверху еще полипропиленовая изоляция. Последнюю и медь он перерезал, а вот из стальных жил поддались пока только две и он корпел над последней.

По рыхлому, пухлогубому лицу человека, не привыкшего утруждать организм физическими нагрузками катилась, «Ниагара» из ручейков пота, Дима, не выпуская ножниц, периодически утирал лицо рукавом робы и, вновь сопя, «резал» ненавистный провод.

Я, обалдев от увиденного, забыл поздороваться и молча созерцал неравный бой стали с упорством российского матроса, наконец, «отпустило», и я глянул на негра.

Вот кто был в настоящем трансе от происходящего: лицо расслабленное, как на сеансе у гипнотизера, челюсть слегка отвисла, а глаза подернулись туманной дымкой. Стык цивилизаций в чистом виде.

«Крак» - «сказали» ножницы и перерезали-таки упорную сталь, Дима швырнул их на землю, взял обломок ножа и сноровисто, сняв изоляцию, подсоединил проводок к клемме, хотел взяться за второй, как пришел в себя американец.

- Ноу! Ноу! – завопил он, махая руками. – Айн момент! Сори! Айн момент! – После чего бегом бросился к трапу фрегата.

Дима не стал возражать, устало стянул пилотку и обтер ею лицо с шеей.

- Уф, крепкая зараза, - выдохнул он, протягивая руку для приветствия.

- Здорово, у тебя что, плоскогубцев нет?

- Да хрен их знает куда делись. Все перерыл, как сквозь землю провалились, тут еще из штаба названивают, орут: « Быстро! Срочно! Немедленно! Американцы!...» Чтоб им провалиться.

Я не понял кому следовало «провалиться»: штабу или американцам, но уточнить не успел. Вернулся, слегка запыхавшийся, чернокожий Димин коллега. С собой он приволок увесистый пластиковый чемодан.

Крякнув, положил его перед Димой, щелкнул парой застежек и откинул крышку. В чемодане было ВСЕ! Даже больше, чем все, там было абсолютно все, что необходимо электрику или связисту для работы в поле.

В одном углу притаился миниатюрный наждачный круг на «игрушечном» электромоторчике, маленький паяльник, встроенная аккумуляторная батарея, дальше шли щипчики, кусачки, пассатижи, ключи, ножи, коробочки с клеммами разных размеров и множество другого инструмента, которому я и названия не ведаю.

- Презент, плиз! – с американской жизнерадостностью выдал негр, ослепляя белоснежной улыбкой.

Дима несколько минут смотрел на содержимое «чудо ящика», затем медленно перевел взгляд на коллегу, причем последний мгновенно перестал улыбаться и сделал шаг назад. Еще бы, балагура и жизнерадостного обормота Диму таким злым я еще не видел. Я бы даже сказал человек пребывал в бешенстве.

Дима, тем временем, не отрывая взгляда от лица американца, молча взял целый провод и с хрустом перекусил его без видимых усилий, зубами же, очистив конец от изоляции, прикрутил на место и захлопнул дверцу распределительной коробки. Так же без слов собрал свой унылый инструмент, подхватил бухту с полевкой и быстро пошел прочь.

Американский связист смотрел ему вслед, словно апостол на Христа, шагающего по воде, я же поспешил следом за товарищем.

Диму я нашел в его кондейке, где он сидел на облезлом стуле и, постанывая раскачивался из стороны в сторону, при этом обеими руками держался за щеку.

- Ты чего?

- Два зуба в крошку, - промычал он, - больно, сил нет.

- А зачем?!

- А чего он выпендривается!? Презент, блин, нищих нашел… Черт, как болит…

- Ну, не взял ящик, так провод перекусил бы по-человечески.

Дима зло посмотрел на меня в упор и, даже, кажется, забыл о зубной боли:

- За державу обидно…

Вот такая история, - закончил свой рассказ Андрей.

- И кому он что доказал? - спросил Слава.

- Может себе, может мне, а скорее всего всем нам, - пожал плечами Андрей. - По сути своей, Дима - мажор, может и не совсем мажор, все же в армию сам пошел... Главное, за красивые щипчики "родину не продал", да и за державу ему обидно...

Читать другие посты автора - здесь

Подписывайтесь на канал, комментируйте, делитесь с друзьями в социальных сетях и ставьте лайк (палец вверх)!

Так вы не потеряете канал и поможете другим читателям найти своего автора.