По следам собаки (глава 22)

3 December 2018

Ироничный детектив

Читать по порядку - список глав с ссылками здесь

Читать сразу полностью всю книгу - здесь

Наверное, мне следовало побродить по округе и нанести парочку визитов представителям местного «бомонда», порасспросить, как проходили вечера у покойного Николая, но дождь погнал меня домой. Проснувшуюся было совесть я успокоил мыслью, что мне надо сначала обдумать и систематизировать уже полученные сведения, а потом идти добывать новые.

Домой я добрался, изрядно вымокнув и продрогнув. Поэтому, проигнорировав домогательства голодного Тимофея, немедленно забрался в горячую ванную отогреваться. Согревшись, сдувая хлопья пены, попробовал заняться обдумыванием и систематизированием, но почему-то совсем не к месту вспомнилась Ирма, собирающая клубнику. Чертыхнувшись вполголоса, стал намыливать голову, шампунь в глазах вернул меня к реальности, и я вновь почувствовал, что жизнь хороша и жить хорошо. Даже если никто не крутит попой перед твоим носом.

Пребывая в прекрасном расположении духа, обтеревшись полотенцем, не стал утруждать себя одеванием, еще один плюс, что в доме нет женщины, покормил кота, сварил себе кофе и уселся за рабочий стол. Не поработаю, так в интернет загляну, что нового творится в мире. В дверь позвонили.

Накинув на голое тело видавший виды махровый халат, пошел открывать. Распахнув дверь, обомлел. Дежавю. На пороге стояла Валентина Ивановна и осуждающе разглядывала мой внешний вид. Что за привычка у этой дамы неожиданно являться именно тогда, когда я неодет!

— Добрый вечер, Сергей Александрович, могу я с вами поговорить?

— Да, конечно, — посторонился я. — Добрый вечер, извините за внешний вид, только из ванной, подождите минутку в кабинете.

В ванной, ощущая себя героем фильма «День сурка», я быстренько переоделся в ту же майку и джинсы, что в прошлый раз, причесал мокрые волосы и присоединился к гостье.

— Слушаю Вас, надеюсь с собакой все в порядке?

— С собакой все хорошо. Я по другому вопросу. Вас вызывали в прокуратуру?

— Можно сказать да, меня вызвал знакомый оперативник и передал тепленьким в лапы следователя прокуратуры.

— И что вы думаете по этому поводу?

— Я думаю, что мне следует об этом хорошенько подумать, но почему вас это интересует? — не стал откровенничать я.

— Вы вполне справедливо, связываете меня с возникшими у вас неприятностями, но поставили неверный знак, записав меня в свои враги…

— Боже упаси, и в мыслях не было! — перебил я Валентину Ивановну.

— Может, я неверно выразилась, скажем, не враги, а источник новых неприятностей, но это не так.

— А как на самом деле?

— А на самом деле, мы с вами подельники.

— Виноват, не понял.

— Вот, послушайте, — и Валентина Ивановна, устроившись поудобней в кресле, рассказала следующую историю. Её, в отличие от меня, обманом в милицию не заманивали, поостереглись: вызвали вежливо повесткой в прокуратуру. Впрочем, тут ничего удивительного, к жителям поселка все относятся с осторожностью, не местные, до неприличия богатые, неизвестно чего от них ждать.

Прежде чем ехать, Валентина Ивановна позвонила следователю и поинтересовалась о причине такого неожиданного вызова. Следователь вполне охотно пояснил, что дело, напрямую, связано с похищением у нее собаки. Тогда Валентина Ивановна собралась и поехала: все, что касалось Терми, имело приоритет перед другими делами и заботами. Следователь — обаятельный молодой человек, (Бабкин, когда захочет, умеет быть душкой), предложил кофе и стал обстоятельно расспрашивать о деталях истории с Терми. Валентина Ивановна, не чуя подвоха, искренне отвечала на вопросы, совершенно не задумываясь, при чем в этой истории прокурорское следствие, которое занимается делами исключительно серьезными. Вопросы были самые разные: как ценна была для Валентины Ивановны пропавшая собака, любила ли хозяйка свою псину, как сильно кража отразилась на душевном состоянии Валентины Ивановны. А напоследок, Бабкин поинтересовался: какое бы, по мнению Валентины Ивановны, наказание должен понести похититель ее любимца. Женщина, под действием кофеина, воспоминаний о бессонных ночах, пока судьба пса была неизвестна и тронутая участием постороннего человека, ляпнула: «Да я б его убила собственными руками!».

— Так, — сказал следователь, — значит, не стали бы нанимать киллера?

— Какого киллера? — не поняла женщина. — Зачем?

— Верно, зачем тратить деньги, просто как-то удивительно, пожилая женщина и вот так сама, из пистолета, прямо в затылок. Не ожидал.

— Какого пистолета?! Кому в затылок?! — вконец, опешила Валентина Ивановна.

— Как кому, вы же сами признались, что убили собственными руками похитителя вашей собаки.

— Что вы несете?!! — закричала Валентина Ивановна. — Вы в своем уме?

— А вы? Из-за какой-то собаки, человека на тот свет отправили!

— Что? Да я жаловаться буду, как вы смеете такое говорить?!

В ответ Бабкин выложил на стол перед Валентиной Ивановной несколько фотографий, на которых она с трудом опознала Серегина, лежащего в луже крови с размозженным черепом. Вмиг, сообразив, что к чему, Валентина Ивановна поспешно упала в обморок. Далее была скорая, давление, испуг следователя, и ее благополучно отправили домой, вызвав повесткой на следующий день.

Дома Валентине Ивановне, естественно, сразу полегчало и, выпроводив медперсонал, немедленно поехала ко мне. Решив, что если она подозреваемая в убийстве, то и я должен быть в «деле».

— Бред какой-то, — не очень уверенно сказал я.

— Бред не бред, но если вы знаете историю нашей страны, именно из такой истории можно раздуть нешуточный процесс: с прессой, сенсационными обвинениями и весьма реальными сроками наказания.

— Но мы же его не убивали… Или?

— Без всякого — или, но странно слышать такие слова от бывшего милиционера.

— Хочу вам сказать! — вспылил я. — За всю свою службу лично я ни одного невиновного не отправил за решетку. Больше скажу, что бы ни писали газеты и ни показывало телевидение, большинство сотрудников уголовного розыска могут с чистой совестью сказать то же самое!

— Может быть, но мы сейчас говорим не о вас и не о милиции даже, а об отдельно взятом следователе прокуратуры.

— Гм, тут я вынужден согласиться. Бабкин - карьерист, ради славы мамы не пожалеет, но все же должен заметить, факты он никогда не подтасовывал, определенное количество чести и совести у него есть.

— Факты могут подтасовать другие, — возразила Валентина Ивановна. — А Бабкин будет честно выполнять свой долг.

Я счел за благо промолчать, и Валентина Ивановна, не услышав возражений, продолжила свою мысль:

— А значит, нам надо что-то делать. И делать быстро, пока мы не связаны подписками и расписками по рукам и ногам .

Читать по порядку - список здесь

Читать сразу полностью всю книгу - здесь

Понравилось? Вам интересно что будет дальше? Подписывайтесь на канал, комментируйте, делитесь с друзьями в социальных сетях и ставьте лайк!

Так вы не потеряете канал и поможете другим читателям найти своего автора.