Сведения «особой важности» - проект «Марс Наш» (часть 19)

22 June 2019

читать по порядку - здесь

Сергей Анатольевич Лучц удовлетворял любопытство вездесущей прессы. Он бы ее с удовольствием выгнал вон, но это могло вызвать, кроме скандала на тему свободы слова, еще и чрезмерное внимание к запуску. Приходилось, доброжелательно улыбаясь, много врать и изворачиваться.

- Скажите, - начала задавать очередной «хитрый» вопрос миловидная журналистка одного из центральных телеканалов, - в чем причина того, что, практически, реализованный проект «Ангара», был свернут и выделены огромные средства на совершенно новый ракетоноситель «Урал»? Это как-то связанно с теми коррупционными скандалами, что не утихают в корпорации?

«Треснуть бы тебе микрофоном по голове», - подумал Лучц и вежливо пояснил:

- Факты хищений и нецелевого использования средств, несомненно, имеют место быть и мы этого не отрицаем, но причина в заморозке «Ангары» не в этом. Причем, обращаю ваше внимание на слове «заморозка», а не прекращение или отказ от проекта.

- Если причина не в воровстве, тогда в чем? – не унималась журналистка.

- «Ангара» разрабатывался как многоцелевой модульный носитель, при разработке которого нами применялись совершенно новые технологические решения. Думаю, не раскрою большого секрета, если скажу, что только в первые три года корпорация получила более двадцати патентов. И несмотря на слухи, распускаемые нашими недоброжелателями, или людьми которые просто не понимают всей сложности нашей работы, носитель получился великолепный, не просто современный, но значительно опередивший свое время.

Беда в том, что у России, после того как США и ряд их союзников, приняли закон, запрещающий любое сотрудничество в космосе с Россией, для «Ангары» нет полезной нагрузки. Пришлось менять цели, стратегию и перенаправить средства на создание упрощенного носителя «Урал».

- Хорошо, - кивнула журналистка. – Я правильно поняла, что для опередившей свое время тяжелой ракеты «Ангара» нагрузки нет, а для тяжелого же «Урала» есть? Не вижу здесь логики, а не является ли это именно нецелевым использованием бюджетных средств?

«Вы там на канале совсем от рук отбились, - раздражено подумал Сергей Анатольевич, - забыли кто вас кормит из того же бюджета».

- Логика проста, - мило улыбнувшись, ответил он, - «Урал» просто дешевле.

- Значит хуже?

- Нет, дешевле значит проще, так как не предназначен для пилотируемых пусков…

***

Семен, как командир экспедиции, стартовал в первой тройке. Вернее готовился к старту. Пока большое начальство «забивало баки» прессе, их тихонечко, накинув поверх скафандров неприметные плащи, привезли в стартовый ангар, загрузили в «непилотируемый» «Урал» и теперь шли последние предстартовые проверки систем и оборудования.

Всего этого можно было бы избежать, но у некоторых журналистов просто звериное чутье на сенсации. Например, любимым их вопросом последних дней стал: «А почему президент решил присутствовать на рядовом старте грузовой ракеты?»

Босы выкрутились, сославшись на тот факт, что это первый в новейшей истории, пуск ракеты с грузоподъемностью в сто пятьдесят тонн и является знаковым событием для всей страны. На самом деле «Урал-П» - пилотируемый, мог поднять не более половины заявленной полезной массы, а вот цель полета и в самом деле могла стать «знаковой» для страны, но об этом журналистам пока знать не следовало.

- Все системы в норме, - сделал последний доклад Семен по телефонной линии. С этого момента связь с кораблем переводилась в односторонний режим – только на прием, так как радиоперехват никто не отменял.

В наушниках проходила череда предстартовых команд, отмечая сокращающееся время ожидания, наконец, прозвучала решающая:

- Минутная готовность… Ключ на старт…

Все от людей как на земле так и в корабле уже ничего не зависело, в дело включилась автоматика и старт состоится, что бы не произошло. Семен, как ни странно, почувствовал облегчение, видимо, груз ответственности, давивший последние дни, временно оставил его.

- Продувка… Есть продувка… Ключ на дренаж… Есть ключ на дренаж… Земля – борт… Отход мачты подтверждаю… Зажигание, кислород… Зажигание… - ракета завибрировала и с нарастающим шумом, который не могли заглушить даже герметичные стенки капсулы, дрогнула, вжав в ложементы экипаж, - Есть контакт подъема…

***

Сергей Анатольевич не смотрел на улетающую ракету. Получив передышку - журналисты переключились на старт, разглядывал эту разномастную публику.

«Вон как глаза горят, - думал он, - прямо видно, как она мечтает об аварии. Еще бы, такой репортаж получится, премию дадут. Интересно, знай они о настоящем грузе на борту, так же бы ждали беды или все же что-то святое в них осталось. Впрочем, через семь минут будет у них репортаж».

Сергей Анатольевич, вздохнув, посмотрел в ночное небо, где пламя ракетных двигателей уже превратилось в большую звезду.

***

Перегрузки росли, но все шло строго по плану, поэтому Семен спокойно слушал доклады, отмечая, что и бортовые приборы подтверждают услышанное:

- Сорок.

- Стабилизация изделия устойчивая.

- Пятьдесят.

- Давление в камерах двигателя в норме.

- Шестьдесят.

- Рысканье и вращение в норме…

Секунды сменились минутами, «Урал» уже избавился от первой и второй ступеней и последняя - третья выводила его на заданную орбиту полета, где предстояло оставить «попутный» груз, а именно полтора десятка спутников различного назначения.

В свое время конструкторам пришлось изрядно попотеть, решая проблему одновременного запуска корабля с экипажем и дополнительным грузом научного «барахла». И пока нашли решение, довольно много этого самого «барахла» успели угробить.

«Все» - отметил про себя Семен после легкого толчка, сопровождавшего сброс последней ступени.

Утенок на веревочке под потолком капсулы «подтянулся» и кривовато завис – невесомость.

Процесс «разгрузки» не отражался на приборах корабля. По полетному расписанию после выхода на орбиту этот процесс должен занять не более пятнадцати минут, затем будет сброшена грузовая гондола и включится персональный разгонный блок модернизированного Союза, уводя их прочь от Земли. Впрочем, не просто уводя…

***

Журналисты довольно быстро утратили интерес к небу и хищно заглядывались, в поисках жертвы для репортажа. Но все, кроме них выглядели занятыми, делали какие-то доклады, жали какие-то кнопочки и что-то записывали. Не мешать людям в такой момент хватило совести даже у людей столь беспринципной профессии.

Оставался Сергей Анатольевич, но и он слишком уж хмуро расхаживал из стороны в сторону, давая понять, что прессой он сыт и лучше его не трогать.

Оставалось слушать негромкие и малопонятные доклады, которые звучали, практически, непрерывно.

- Аппарат десять сошел… Аппарат двенадцать сошел… Двойка – сигнал получен… Пуск разгонного блока два… Аппарат один вышел на заданную траекторию разгона… Ресинхронизация двигателей разгонного блока два… Отключение двигателей… Аппарат один перешел в неконтролируемое вращение…

Деловой муравейник вдруг стал еще более деловым, что подсказало журналистам – авария, день прошел не зря!

Сергей Анатольевич взглянул на часы и подумал, глядя на спешащую к нему пишущую братию: «Ладно потерпим, главное «ЧП» произошло строго по графику».

***

Марина сидела в полумраке, лишь монитор компьютера и настольная лампа неуверенно боролись с темнотой. Женщина методично, раз за разом нажимала кнопку обновления выдачи новостной строки Яндекса.

«Произведен старт новейшего грузового ракетоносителя «Урал», прочла она в очередной раз в сороковой интерпретации, подробностей по-прежнему не было.

Щелчок, кружочек обновления, щелчок…

Окошко видео: «Очередная неудача Роскосмоса».

Одела наушники, запустила видео, на котором жизнерадостная телеведущая, прямо-таки сияя, вещала:

- Не смотря на то, что сам пуск ракеты прошел штатно, неприятности начались на седьмой минуте полета. По имеющейся у нас информации у основного груза, многотонного спутника, который Министерство Обороны планировало вывести на геостационарную орбиту отказали двигатели. В результате чего, спутник хаотично вращаясь стремительно удаляется от земли…

Завибрировал сотовый. Марина, сдвинув наушники, поднесла трубку к уху:

- Але.

- Марина Андреевна? – спросил приятный мужской голос.

- Да, это я.

- Я тут шел мимо, смотрю свет горит, значит не спите, решил позвонить. Я из командировки вернулся, мы с вашим супругом служим вместе…

- Так, и что? – не выдержав, перебила Марина, хоть она и казалась спокойной, но нервы были на пределе.

- Там же у нас связи нет, - спокойно продолжил мужчина, - так Семен просил меня вам позвонить, сказать что у него все хорошо, летает, работает.

- Спасибо, - выдохнула Марина.

- Не за что, я, если его еще увижу, позвоню. До свидания.

- Да, спасибо, до свидания.

Марина отключила телефон и, оставив компьютер включенным, легла на диван:

- Счастливого пути, Семен.

Продолжение следует.

Читать другие посты автора - здесь

читать по порядку - здесь

Подписывайтесь на канал, комментируйте, делитесь с друзьями в социальных сетях и ставьте лайк (палец вверх)!

Так вы не потеряете канал и поможете другим читателям найти своего автора.