Сведения «особой важности» - проект «Марс Наш» (часть 21)

3 August 2019

читать по порядку - здесь

Убедившись, что при старте в результате всех вибраций и толчков между капсулой и бытовым отсеком не образовалось зазоров, через которые может улетучиваться воздух, открыли переходные люки.

- Мадам, прошу! – Семен сделал театральный жест рукой, предлагая Екатерине первой пройти в жилое помещение корабля.

- Мерси, - ответила та и, не задерживаясь, проплыла в проем люка.

Евгений деликатно прикрыл его за ней.

Космонавты провели в скафандрах более двух суток, что не лучшим образом сказалось на гигиене и мужская часть команды, не сговариваясь, предоставила женщине возможность привести себя в порядок первой и наедине.

Екатерина управилась менее чем за четверть часа, после чего сияющая и довольная вернулась в капсулу:

- Я все, ваша очередь, мальчики!

- «С легким паром!» - пошутил Евгений и добавил, - быстро ты.

- Во-первых, спасибо, во-вторых, не на бал собиралась. - улыбнулась Катя, - Так бы я вас промариновала пару часиков, не сомневайся.

Системы отчистки воздуха в бытовом отсеке еще не успели справиться с запахом пота и, мягко говоря, туалета.

«После нас, - подумал Семен, - сюда с часик лучше не заходить».

Евгений же высказался вслух и более прямолинейно:

- Думаю, командир, если после барышни такое амбре, то мы тут вообще смрад устроим, надо будет «проветрить».

- Согласен, - кивнул Семен, выбираясь из опостылевшего скафандра, - напомни продуктов в кабину взять…

Первым делом и весьма спешно, упаковали в герметичный пакет подгузники. Программа полета не предусматривала «разбазаривание» ценных грузов, а биологический материал жизнедеятельности людей относился именно к таким.

Затем, уже не очень торопясь, аналогичным образом поступили с пропотевшими комбинезонами, «постирать» которые можно было лишь на борту межпланетной станции. После чего обтерлись салфетками, переоделись в чистое и не задерживаясь, вернулись в капсулу.

- Придется подождать, - сказал Екатерине Семен, герметизируя люк, - Пахнет.

- Можешь не рассказывать, - отмахнулась та.

***

Расчетное время полета к межпланетной станции-кораблю составляло восемь суток, что само по себе не много, но только если человек занят делом.

А вот когда он предоставлен сам себе в замкнутом и весьма ограниченном пространстве – вечность.

В условиях корабля заниматься сколько-то важной научно-исследовательской деятельностью возможности не было. Разумеется, приборы и датчики установленные с внешней стороны исправно собирали массу данных, таких как: интенсивность космической радиации, интенсивность солнечного «ветра», сила и воздействие на корабль гравитационных полей Земли и Луны… Но все это уже десятки раз проделывали автоматические зонды и станции. Подобные сведения имели, скорее не научную ценность, а статистическую, пополняя уже имеющиеся базы, для уменьшения погрешностей в картине мироздания. А самое главное, работа велась полностью в автоматическом режиме и экипаж оказался предоставлен сам себе.

Частично от скуки спасала программа физической реабилитации в условиях невесомости, согласно которой каждый член экипажа обязан был проводить на тренажерах по нескольку часов. В остальном, «лежи» читай книжку, чем Семен и занимался, пристегнувшись к своему спальному месту.

«Интересно, - размышлял он, отвлекшись от сюжета, - как бы у нас было в полете с литературой, не придумай человечество электронных библиотек?» Ответ придумать не успел, отвлек Евгений.

- Сегодня, - подал голос тот, расположившийся в отношении Семена на «потолке» и методично нанося удары в пустоту кулаками с зажатыми в них рукоятками эспандеров, - если не ошибаюсь, наши должны стартовать.

Семен глянул на часы:

- Да, уже стартовали… наверное.

- А им какую легенду придумали? Ты не в курсе?

- Нет, но сдается мне, фантазия наших командиров неистощима, - ответил Семен, откладывая книгу в пространство над животом. – А с чего это тебя заинтересовало?

- Скучно, - отмахнулся Евгений, переходя на упражнения для ног. – Я, если честно, так и не понял к чему весь этот цирк с авариями и катастрофами.

- Не знаю, все вроде доступно объяснили, - заметил Семен.

- В том то и дело, что доступно, как для учеников начальных классов, - возразил Евгений. – А я взрослый, неглупый мужчина.

- Неглупые дома сидят, перед телевизором, - заметила Екатерина, перебирая тубусы с различными блюдами, сегодня она дежурила по «камбузу», - ты, Женя, романтик как и все мы.

- Хорошо, пусть романтик, но с определенным уровнем интеллектуального развития, - легко согласился Евгений. – Так почему мне не сказать правду?

- И в чем, по-твоему, правда? – спросил Семен.

- Да элементарно обосраться испугались.

- Это как? – не поняла Катя или сделала вид, что не поняла.

- Да вот так! Денег в проект вбухали столько, представить себе невозможно. Объяви они об этом на весь мир – сенсация! А тут мы раз и на самом старте угробились, или в полете, при посадке и так далее… Спросят же с них, вот и решили до окончания всей эпопеи помалкивать.

- Очень может быть, - кивнул Семен, - но вот тебе то, что до этого? Ты доброволец, знал на что идешь.

- Я вот сразу не подумал, а тут в голову пришло, - пропыхтел Евгений, прорабатывая мышцы пресса. – Если мы сгинем и они решат все и дальше оставить под завесой секретности, с семьями что будет? Они то в числе посвященных…

«Слишком много свободного времени», - подумал Семен, а вслух, тоном, нетерпящим развития дискуссии, сказал:

- Число, как ты говоришь, посвященных, переваливает за десяток тысяч, не городи чушь и не филонь! Повтори пресс как положено!

- Товарищи! Обед стынет, прошу всех к столу! – изрядно переигрывая с интонацией и улыбкой, воскликнула Екатерина.

- Отлично, - ответил Семен, беря книгу, - закончит демагог с упражнением, подойдем.

Читать другие посты автора - здесь

читать по порядку - здесь

Подписывайтесь на канал, комментируйте, делитесь с друзьями в социальных сетях и ставьте лайк (палец вверх)!

Так вы не потеряете канал и поможете другим читателям найти своего автора.