Сведения «особой важности» - проект «Марс Наш» (часть 6)

21 February 2019

читать по порядку - здесь

Дышать становилось все труднее - перегретый влажный воздух душил. Казалось, он настолько «загустел», что поплыл перед глазами мелкой, но юркой «мошкой».

- Командир, стоп.

- Стою.

- У тебя пульс скакнул и артериальное давление - верхний порог за двести.

- А если я тут останусь, они у меня нормализуются? – устало, но не без раздражения поинтересовался Семен, который теперь и сам почувствовал, что возможности организма на исходе и «мошки» не привиделись.

- План такой: немедленно отключай систему жизнеобеспечения. Вообще! Полностью! В ноль!

- Вы меня, что добить решили?

- Это единственный шанс. Ты «разогрелся» так, что «остыть» до критических показателей за оставшиеся метры не успеешь. Активируешь «патрон», не задохнешься. Теоретически, он еще и влажность должен понизить.

- А время на шлюз? На «патроне» я только доковылять успею.

- Татьяна одевается, встретит.

- Выход запрещаю! Хватит одного…

- Выхода не будет, встретит в шлюзе с запасным «патроном». Да глуши ты уже эту печку! Пока сам не вырубился!

Семен знал скафандр лучше, чем свои пять пальцев. Поэтому даже в «слепую» с первой попытки открыл защитную крышку щитка управления и щелкнул нужным тумблером. Красный глазок индикатора неисправности, что «мозолил» глаз последние полчаса, погас.

«Теперь «патрон»», - напомнил он сам себе и, отведя руку за спину, нащупал кольцо чеки «Ветерка», ухватился покрепче (спусковой механизм специально сделали туговатым), дернул.

Три секунды, что Семен ждал характерного свиста турбины, показались вечностью, по спине пробежал легкий холодок ужаса, что «патрон» неисправен, потом этот холодок охватил шею, затылок щеки и сразу же стало легче дышать. Следом, сквозь отдающие в перепонки удары сердца, пришел долгожданный низкий звук раскрученной турбины. «Ветерок» работал.

Семен расслабленно улыбнулся: то что он принял за страх, оказалось тем живительным «ветерком», который создавала турбина регенератора, закачивая воздух в районе поясницы и выталкивая его в области лопаток.

Ломаться в «патроне», заводское название «Ветерок», в принципе было нечему. Работал он абсолютно автономно от других систем скафандра и был полностью механическим. Ни батареек, ни датчиков, ничего, что может подвести. Только туго накрученная пружина, раскручивающая турбину прокачивающую воздух через слои реагентов, поглощающих излишки углекислого газа и насыщающих смесь кислородом.

Просто и безотказно, но только на двадцать минут. Сам регенератор имел довольно большой ресурс, запитай конструкторы турбину от батарей, было бы часа полтора времени, но, в итоге, приняли решение сделать ставку на безотказность. «Ветерок» можно поменять, будь под рукой запасной. Но тубус, весьма похожий на патрон, был громоздкий и довольно тяжелый. Проще говоря, запасной «Последний шанс» «съедал» полезную нагрузку.

Последний, так последний. Успел дойти, доползти или починить, молодец, нет – мир жесток, особенно вдали от матушки Земли.

Давно, когда еще все три состава только начали знакомиться с новым оборудованием, к «Ветеркам» отнеслись скептически. Впоследствии, кроме, как «патронами» их и не называли. Но Семен, который пользовался ими уже второй раз за экспедицию, оценил остроумие разработчиков, давших устройству такое название. Легкий сквозняк бегущий по спине, хорошо освежал разогретое тело, в ушах уже не ухало, но «мошка» еще мешала восприятию действительности.

- «Патрон» активирован, - доложил он, восстанавливая дыхание.

- Принято, ты командир, не спеши. Приди в себя, успеешь.

Семен не стал отвечать, он и сам не собирался кидаться сломя голову к базе, организму нужно было время, хотя бы относительно вернуться к норме. Через пару минут, подала голос база:

- Командир, пульс и давление стабилизировались и ты изрядно «подсох», как видимость?

- Недостаточная, ведите, - ответил Семен, отметив про себя, что конденсата на стекле стало и в правду меньше.

С легким щелчком динамики наполнились стрекотанием помех дальней связи:

- Центр - базам. Внимание. Группы один и два заканчивают эксперимент. Подготовить оборудование к консервации. Третья группа продолжает работу. Транспорт прибудет в течение часа. В семнадцать ноль-ноль общее собрание в конференц-зале, прием.

- База – один, принято, - ответил Михаил.

- Б - а – два, при-то, - приглушенно и изрядно заикаясь помехами, ответила «Двойка», а «Тройка», неожиданно прогремела, словно расположилась где-то не в ста километрах, а буквально за углом, четко и звонко, - Тройка, приняла, продолжаем работать в штатном режиме.

Семен, не раздумывая, сдвинул фиксатор и откинул забрало шлема вверх. Морозный воздух, словно наждаком, прошелся по легким, а «распаренное» тело возмущенно вздрогнуло.

Рискуя подхватить воспаление легких, Семен стоял, жмурясь на солнышко и никак не мог надышаться чистым, пьяняще настоящим, чуть отдающим ароматами Алтайского разнотравья, воздухом.

- Командир, это конечно было красиво, но ты бы шел «домой», простынешь.

- Что красиво? – не понял Семен.

- Гейзер пара, что у тебя из скафандра вырвался после разгерметизации.

«Точно, плюс семьдесят, небольшое избыточное давление, а на снаружи минус двадцать два, - сообразил Семен, - должно было быть эффектно».

- Все иду, шлюз разблокируйте, раз игра окончена, нечего в нем четверть часа сидеть.

- Уже, командир, уже.

Продолжение следует.

Читать другие посты автора - здесь

читать по порядку - здесь

Подписывайтесь на канал, комментируйте, делитесь с друзьями в социальных сетях и ставьте лайк (палец вверх)!

Так вы не потеряете канал и поможете другим читателям найти своего автора.