Черничное вино (часть 19)

глава 18

Олег снова вернулся поздно. Варя весь день не находила себе места, готовилась к разговору. Но муж пришел в прекрасном настроении и даже не вспомнил, что жена не ночевала дома.

- Варя, все отлично, - заявил он. – Я на коне. Сегодня провел такие важные переговоры. Я думал, что смогу выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра только через шесть лет. Но нет, все складывается так, что у меня все может получиться уже в следующем году. Варь, ты рада?

- Олег, ты же знаешь, что я против твоей политической карьеры. Мне больше нравилось как ты раньше работал. Ты и так работал много, а теперь я тебя совсем не вижу.

И Олег понял, что пришло время того самого разговора, который он так долго откладывал.

- Варюша, - посмотрел он на жену, - для меня очень важно, то что я сейчас делаю. Мне нравится это, и я думаю я смогу стать неплохим политиком. Сейчас время подготовки, и да, я трачу на это много времени. Но потом, когда я уже буду мэром у меня обязательно будет больше свободного времени. Мы снова будем вместе ужинать, и ездить отдыхать. Просто нужно немножко потерпеть.

- Я уже терпела, Олег, - ответила Варя.

- В смысле? – не понял муж.

- Терпела пока мы «встанем на ноги», - она показала кавычки в воздухе, - чтобы можно было родить ребенка. Чтобы мы могли ему все дать, как ты говорил. А потом, ты сказал, что просто не хочешь детей. Я ведь уже не молодая девушка, Олег. Я не могу снова ждать. Ты велел мне выбирать ты или ребенок. Не боишься, что однажды и я поставлю тебя перед выбором: я или твоя политическая карьера? – с этими словами Варя развернулась и скрылась в другой комнате.

Олег не пошел за женой. Возможно, Варя в чем-то была права. Он любил жену. Варя была умницей и красавицей. Он часто слышал комплименты в адрес жены от своих коллег и ему это очень нравилось. Олег не хотел портить ее фигуру, не хотел, чтобы все ее время отнимал ребенок. Потому, что ему нравилось, что внимание жены сосредоточенно только на нем. Но теперь, у него не было времени на жену, и она скучала. Мужчина вздохнул, понимая, что он действительно вел себя как эгоист.

глава 20