Судят людей требовавших прямых выборов президента и отмены поправки в Конституцию

7,2k full reads
11k story viewsUnique page visitors
7,2k read the story to the endThat's 61% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Вы об этом слышали? Думаю, нет. Никто об этом особенно не пишет, потому что протесты происходили не в Москве, а в Ингушетии.

Суть дела

Чечня и Ингушетия разделились в 1991, но, официальную границу стороны не могли согласовать вплоть до конца 2018, когда предварительный документ был, наконец, одобрен. Одобрен правительствами республик, но не населением. Ингушей обидела "секретность" переговоров, и, поскольку толком никто ничего не знал (ну, то есть, действительно "секретность" была) поползли слухи, что Ингушетию обделили. Вопрос о границах республики должен выноситься на референдум и уже было понятно, что народ проголосует против. Поэтому, власти поступили в точности по Салтыкову-Щедрину:

"когда преемник Беневоленского, Прыщ, вместо обычных трех тысяч, потребовал против прежнего вдвое, то откупщик продерзостно отвечал: «Не могу, ибо по закону более трех тысяч давать не обязываюсь». Прыщ же сказал: «И мы тот закон переменим». И переменил."

В общем, парламент Ингушетии быстренько принял поправку к конституционному закону о референдуме, которая упраздняла обязательность голосования в случае изменения границ.

Людям это не понравилось и в конце марта 2019 года они вышли на митинг (согласованный). Помимо отмены поправки, стали требовать ещё и выборности главы республики (ну действительно, "предерзостно", ишь, чего захотели!). Сейчас, президент Ингушетии избирается тайным голосованием депутатов народного собрания республики из трёх кандидатов, предложенных президентом РФ. То есть, народ на это вообще никак не влияет. В митинге участвовало около 100 тысяч человек, притом, что всё население Ингушетии несколько больше 500 тысяч. Протесты переросли в столкновения с росгвардией и перекрытие федеральной трассы "Кавказ".

Кого судят

Как ни странно, среди обвиняемых нашлись даже полицейские, отказавшиеся разгонять митинг. И такое, оказывается бывает... Всего, около полусотни человек получили разные сроки административного ареста. Они уже давно отсидели и вышли, а суд над "главарями" начался только сейчас, спустя два года. Всё это время они провели в СИЗО.

Обвиняемые. Источник - Яндекс-картинки
Обвиняемые. Источник - Яндекс-картинки
Обвиняемые. Источник - Яндекс-картинки

Как отмечают практически все обозреватели, создаётся полное впечатление, что в главные нарушители специально выбрали представителей всех влиятельных в республике организаций. В числе семи обвиняемых:

  • двое старейшин
  • глава совета молодёжных организаций
  • имам мечети
  • замдиректора Музея-мемориала жертв политических репрессий
  • член Региональной общественной организации «Выбор Ингушетии»
  • председатель общественного движения "Опора Ингушетии"

Причём, если шестеро мужчин сидят с самого начала, то единственной женщине первоначально присудили только штраф в 20000 рублей, а под стражу взяли спустя три месяца (похоже, решили, что для полного представительства нужна ещё и женщина). При задержании ей объявили, что именно она была лидером протестов. Напоминаю, дело происходит на Кавказе. Незамужняя женщина - лидер протестов. Ей беспрекословно подчиняются старейшины родов и имам. Можете себе такое представить?

Суд

Уголовные дела возбуждены по статьям о нападении на представителей власти, призывах к массовым беспорядкам и создании экстремистского сообщества. Подсудимым грозит до 10 лет колонии и некоторым ещё дополнительно от 2 до 10 лет.

Все прекрасно понимают, какое может быть отношение к этому делу в самой Ингушетии, учитывая, что в том самом митинге участвовала чуть ли не половина сознательного населения республики. Поэтому подсудимых содержат в СИЗО Пятигорска, а суд проходит в Ессентуках.

Заседания делятся на открытые и закрытые. На открытых прокурор зачитывает распечатки телефонных разговоров (а это законно?). В этих разговорах обвиняемые обсуждают предстоящий митинг. Пока это главное доказательство их вины. Хотя, в тех фрагментах, которые доступны в интернете, ничего особенно крамольного они не говорят. Делятся мнениями о том, как действовать на согласованном митинге и к незаконным акциям не призывают.

На закрытых заседаниях опрашивают потерпевших (по версии суда, это служащие росгвардии). По словам адвокатов, ещё ни один из росгвардейцев потерпевшим себя не признал. Наоборот, они говорят, что подозреваемых лично не знают и никаких претензий к ним не имеют. Может быть поэтому заседания закрытые?

Журналистов на процессе нет. Это вам не Москва и не Навальный.

Брат обвиняемой:

"Сейчас любого можно посадить в России, любого. Вот Навальный. Весь мир за него стоит же! А кто такие ингуши, кто их знает? Пара газет напишет, забудут. Этого человека знает весь мир. За него вступились все вышестоящие лица Европы. Он сидит. И никто не может его выпустить. Никто не может. А ингушей кто выпустит тогда?"

К сожалению, видимо всё так и есть.