«Я сразу понял, что это будут очень не простые девять месяцев в жизни жены»: монологи молодых отцов об опыте ожидания и рождения

25.12.2017

Оригинал текста можно прочитать на сайте НЭН

Нас часто просят написать об опыте разных семей, в которых недавно появились дети: рассказать о восприятии беременности, ходе вынашивания ребенка, отношении к родам и осознания себя родителями. Мы решили поговорить с молодыми отцами с разными взглядами и пониманием идеи деторождения. Вот что они нам поведали.

Михаил, 29 лет, сыну 8 месяцев

Новость о беременности жены сначала, конечно же, была шоком: как это, жизнь сразу же так круто изменится, жильем еще не обзавелись, да и просто пожить «для себя» в браке не успели (ребенок родился у нас ровно через девять месяцев после свадьбы). Так продолжалось пару дней, а потом я включил песню «Самый счастливый человек» Касты и как-то сразу успокоился и обрадовался, что у нас сразу же получилось и что впереди все будет новое и интересное.

Вообще с анатомией я очень плохо дружу со школьной программы, поэтому знал только самые базовые вещи о беременности— сперматозойды и яйцеклетки, в матке что-то там происходит. А еще очень страшное слово «зигота». Но после того, как узнал, что стану отцом, сразу полез в AppStore и скачал приложение, в котором каждую неделю пишут, какого размера плод и что с ним на данном этапе происходит, какие органы формируются. Кроме этого приложения никакую специфическую литературу не читал, разве что пару статей в интернете по особо заинтересовавшим темам.

О том, как женщины переносят беременности, я мог судить из двух источников: во-первых, двое лучших друзей не так давно стали отцами, и мы плотно общались с ними и их женами, а во-вторых, сразу почему-то вспомнилась Карла из сериала «Клиника». Поэтому я сразу понял, что это будут очень не простые девять месяцев в жизни жены, и насколько мог, старался помогать и поддерживать.

Осенью я нес домой из магазина арбуз (12 килограмм), нес издалека, примерно минут 15, прижав его к животу. Вот именно тогда я примерно понял, каково это — ходить с животом на больших сроках. Понял, что беременность — настоящий подвиг, что женщины — героини, и что я сам бы так никогда не смог!

Поскольку моя работа связана с большим количеством командировок, то возможностей сопровождать жену при посещении врачей не было. Но несколько раз я ходил с ней в женскую консультацию (чтобы скрасить ожидание в очереди) и на самый первый скрининг (это пропустить никак нельзя!). Кроме этого ездил с женой в роддома, когда мы выбирали, где будем рожать, поскольку решение о родах по контракту было принято сразу. Выбрали в итоге центр Кулакова и теперь всем советуем.

На курсы для будущих родителей я пару раз порывался сходить или хотя бы посмотреть в ютубе видео, но как-то не сложилось. Идея партнерских родов была рассмотрена и принята, я даже собрал все необходимые справки, правда, супруга была от нее не в восторге. В результате у нас были сложные долгие роды, и меня отправили домой ждать новостей и смотреть трансляции митингов 26 марта.

Про то, когда я ощутил себя отцом в самый первый раз, хотелось бы написать лирическую классику, мол, когда впервые услышал плач сына, или впервые взял его на руки, или привез семью домой из роддома. Но на самом деле это было не так. Спустя, наверное, месяц, а то и больше, просто в какой-то день в голове щелкнуло: Я ОТЕЦ, А ЭТО — МОЙ СЫН. Я даже не понял, из-за чего это случилось, может быть, сознанию просто требовалось время, чтобы привыкнуть к новой роли.

Тимур, 30 лет, дочери месяц

Прекрасно помню те 9 утра субботы, когда перед моими сонными глазами возник тест на беременность и улыбающееся лицо жены. Первые несколько секунд я не понимал, что происходит и зачем меня разбудили, но потом… Первое чувство, наверное, была все же растерянность от неожиданной новости, которая, впрочем, довольно быстро сменилась радостью, потому что ребенка мы хотели, но специально этим не заморачивались. Знали, что все случится само по себе. Так и получилось.

Я не очень хорошо разбираюсь в анатомических тонкостях беременности. В теории я, конечно, представлял, как это все происходит, но, чтобы подходить к этому с научной точки зрения — нет, до такой степени я этим не озаботился. О беременности читал только в те моменты, когда жена волновалась, что что-то не так — тогда я в тайне от нее (мало ли что в интернете можно вычитать) лез гуглить, находил инфу о том, что все хорошо и еще у пары миллиардов девушек было так же и тогда уже начинал ее успокаивать.

Мы вместе ездили на скрининги, жена рассказывала мне все в подробностях, и я был, пожалуй, в курсе всех дел. Летом во время нашего отпуска дочка два дня не толкалась, и в момент, когда паника уже достигла апогея, мы схватили вещи на пляже и поехали на УЗИ в местную больницу, где я на английском объяснял врачу ситуацию, а она над нами ржала. Все, конечно же, обошлось, видимо дочка тоже решила немного отдохнуть и притихла.

Мне кажется, что в общем во время беременности я переживал даже больше, чем жена, но не по поводу ее психологического состояния, а скорей по поводу физического. Пока она не ушла в декрет, я не находил себе места, когда она пробиралась сквозь всю Москву по метро в самые часы пик с огромным (нам так казалось уже на пятом месяце) пузом, постоянно звонил ей и узнавал, все ли у нее хорошо. Когда она стала сидеть дома, волнение, конечно, утихло. С психологической точки зрения все было окей, она у меня молодец.

На курсы мы не ходили, но ходили на день открытых дверей в роддом. Идею партнерских родов рассматривали, но так как мы решили рожать по ОМС, партнерские роды были под очень большим вопросом из-за постоянного отсутствия свободных палат в роддоме. В итоге на роды я не пошел, а после жена сказала мне: «Хорошо, что тебя там не было. Я бы тебя там убила». Все индивидуально — кому-то легче с мужем, а моей жене вот было проще без. А сам бы я, пожалуй, не решился пережить беременность. Для меня это до сих пор что-то из разряда волшебства и фантастики. Мне гораздо больше нравится лежать рядом и гладить животик жены, чем даже представлять себе, что ребенок будет в моем животе, а гладить его будет жена. А-а-а-а-а! С другой стороны, через метро я буду пробираться гораздо увереннее.

Когда ощутил себя отцом? Когда увидел тест на беременность! А если без шуток, то, наверное, когда впервые взял Василису на руки. Впрочем, сейчас я чувствую, что моя любовь к ней растет с каждой секундой, а вместе с ней растет и чувство отцовства. Это такое особенное чувство, которое сочетает в себе ответственность и любовь к ней и ее маме.

Максим, 37 лет, сыну 14 лет, дочери 8 месяцев

Мы давно ждали ребенка, были проблемы со здоровьем у супруги (она у нас вегетарианка и вообще сыроед), поэтому фотография двух полосок на тесте очень взбудоражила и захватила дух. Я тогда работал на Ямале, на вахте, и от этого чувства обострились, сразу захотелось приехать домой и обнять жену. Хотелось кричать от радости как Гомер Симпсон: «Ии-и-и-и-и-и!!!», волнение было очень сильное, пару дней работа шла из рук вон плохо.

Переживания были очень специфические — все было знакомо, но вокруг было очень много новых прибамбасов и гаджетов, типа У-образной подушки, приложений для беременных и будущих отцов на телефонах. Этого не было 14 лет назад. Мы все это начали пробовать, оказалось прикольно и действительно несколько облегчало жизнь.

За беременностью я наблюдал внимательно, результаты анализов просматривал, на УЗИ старался, чтобы врач показывал каждую деталь и комментировал как плод развивается, а не просто молчал. С врачами мы очень осторожно общались, так  как сыроедение для них это — диагноз. Поэтому это наш с женой секретик был.

Мне помогло то, что я по первому образованию медбрат, заканчивал курсы, работал на скорой. Все процессы мне знакомы. Особое волнение у меня вызывало сыроедение жены, но как раз было лето и вдоволь было фруктов, зелени, свежих овощей. Ну а потом, как у всех беременных, начались капризы в еде. Организм сам стал требовать рыбы, молочных продуктов, мяса. Последние месяцы, предродовой и родовой период я был рядом с женой, и мы старались готовить разнообразную, но необычную еду: если хотелось мяса, от я ехал за рябчиками, если рыбы, то я готовил стейки в пароварке.

Я как приехал с вахты, так сразу и пошел на предродовые курсы. Мы посещали с женой несколько раз и я даже конспекты делал, хотя и так все было понятно и шло как по книге по акушерству. Много вопросов задавал на этих курсах и все очень удивлялись, что типа ты же медбратом работал, а чего все расспрашиваешь?

Я, по все видимости, готовил себя ко всем видам ситуаций, к разным вариантам, поэтому и хотел все досконально знать, как действовать. Мы специально выбирали роддом с программой партнерских родов потому, что мне очень хотелось быть рядом все время с женой, делать ей массаж, общаться с ребенком тактильно. Это ведь так здорово — чувствовать как он ножками и ручками шевелит и пинается! Непередаваемые обалденные ощущения! Я и почувствовал себя отцом, когда первые толчки пошли. Это было ночью по-моему, но я почувствовал, да.

На курсах я понял, что многие девушки смотрят на меня с завистью, потому, что их мужья не пришли или боятся партнерских родов. А я бы и сам решился выносить и родить ребенка и настаивал бы на распространение такого опыта.

В роддоме я вообще понял, что рождение ребенка должно обязательно быть партнерским — даже в платных и дорогих роддомах несколько часов персонал оставляет будущую маму одну, наедине со схватками. В это время можно как раз показать свое мастерство начинающего массажиста и тренера по йоге. Даже просто стирать со лба своей девушки капли пота, вести трансляцию в твиттер или в ФБ, помогать медсестрам ставить оборудование — все это бесценно, потому, что никто этого за вас не сделает.

А перерезание пуповины, вы что, доверите кому-то? Я вот нет, лично это делал и это тот самый крутой момент родов.

У нас с женой был спор насчет имени, поэтому мы оставили на послеродовой период. Когда наша девочка появилась на свет и доктора спросили типа: «Кто это тут у нас родился, а?», и вот тут у меня вырвалось имя, которое я даже сам не ожидал от себя — Надюша. Жена даже первые два дня не могла назвать дочку по имени, хотела другое.

Владимир, 30 лет, сыну полтора месяца

Первая эмоция, которую я испытал, узнав, что жена беременна, — что-то в районе страха, честно говоря. В самом деле, как будто током ударило, и захотелось поскорее обнять супругу. Однако это достаточно быстро отлегло, но до конца до сих пор ничего не понятно.

В целом весь процесс я знал достаточно хорошо — от оплодотворения до слизистых пробок и иже с ними (местами жена хихикала, что я в этом лучше разбираюсь даже). В процессе я особо ничего не читал, за исключением, может быть, одной истории, когда второй скрининг показал какие-то «не такие результаты», и потом было несколько «веселых дней» с посещением ПМЦ, и всего такого.

По результатам могу сделать неутешительный вывод о состоянии отечественной медицины: неадекват, стервозность, непрофессионализм, вообще незнание базовых научных тенденций — вот это все. Поэтому, чтобы самому разобраться в происходящем, конечно пришлось хорошенько почитать про всю эту химию процесса.

У многих наших подруг беременности были тяжелыми, и конечно было жутко стрессово, что у жены тоже может быть вся эта история с сохранениями. Однако, у нас все прошло отлично — без ужасов, с путешествиями и вкусной едой без токсикозов. Так что переживал, но в целом все было окей. Я сопровождал жену к арбам иногда, но в большинстве случаев — нет. Я, честно, не думаю, что нужно в этом перегибать палку.

На курсы мы не ходили (не совсем поняли, куда, как, зачем, ну и, может быть, не было хороших референций от друзей), идею партнерских родов рассматривали, но мы как-то быстро от этой истории отказались. Мы решили, что лучше жена это сделает с персональной акушеркой. В этом нам помог Akusherstvo Club, я бы всем советовало такое.

Когда ты впервые ощутил себя отцом? Наверное в тот момент, когда Лев первый раз схватил меня за палец, в первый день после родов. Но по особенно это чувствовалось, когда жена его первый раз на меня положила (кожа к коже, это все). Реально крутое ощущение, что вот он — новая жизнь, сын.

Сам бы я попробовал быть беременным, выглядело это все норм. Только роды страшноватая штука. У жены это все 30 часов продолжалось — страшно представить вообще, как это можно выдержать.

Кирилл, 31 год, дочери четыре года, сыну полгода

Когда узнал о первой беременности — это было смешанное ощущение, одновременно страх, трепет и только потом радость, к этому добавились переживания, потому что перед этим был выкидыш на раннем сроке, как выяснилось потом, из-за гормонов. Когда узнал о второй беременности, то была в основном только радость, потому что уже знаешь, через что придется пройти.

Нет, знаний на уровне акушера у меня не было, но я вполне представлял, как все протекает. Книг во время беременности не читал, потому что Настя в целом все сама рассказывала и присылала ссылочки, так что информации было достаточно. А сама она прочитала две огромные книги по вскармливанию, да и в целом с ней можно консультироваться почти по любым вопросам касательно малышей.

Переживал ли я? Нет, в первую очередь потому, что она кремень, а во вторую потому, что я твердо знал, что эмоциональная поддержка с моей стороны даёт ей ещё больше сил и уверенности, даже учитывая неясность предстоящего. На УЗИ и к врачам я ее сопровождал, слушал, как там уровни содержания железа и гормонов в крови.

Мы не ходили на курсы будущих родителей, потому что ни к родам, ни к родительству подготовиться нельзя, как мне кажется, а позитивный эффект от курсов не сопоставим с негативным эффектом от инстаграма и родственников, которые несут чушь на стрессе в первые месяцы после родов (а у нас еще прекрасные родители!).

Что касается партнерских родов, то я планировал присутствовать и на первых, но не успел с анализами, потому что роды оказались преждевременными, но ко вторым уже был вдвойне готов! Это совершенно категорически рекомендуемая штука, на мой взгляд, потому что ничего больше так не может сблизить с любимым человеком, как участие в родах. Тем более, что мы, отцы, сильно выключены из всего процесса природой, и это, мне кажется, порождает общую абстрагированность, а в текущей действительности, с ее жуткими стереотипами и кривыми социальными нормами, порой даже неприязнь и раздражение. Думаю, что отсутствие образования в этой сфере еще играет роль.

В итоге мы получаем отцов, особенно молодых, у которых нет еще осознания или принятия даже самих себя, а тут, как снег на голову, внезапные кардинальные изменения в отношениях, неведомый процесс беременности и родов, новая ответственность, надвигающаяся, как цунами. Вполне ожидаемо, что они соскакивают либо во время беременности, либо сразу после родов. Это печально, но это поправимо, и НЭН делает огромную работу в этом направлении, как мне кажется!

Сейчас я еще не ощущаю себя отцом. Хотя, когда старшая Веруня говорит по десять раз в день: «Папа, я люблю тебя!», так что некое понимание брезжит.

Да, опыт вынашивания и родов — это то, что я бы хотел пережить сам. Как уже сказал выше, при достаточной вовлеченности в процесс партнерских родов — будущий отец неизбежно проникается, погружается, переживает хоть какую-то долю эмоций. Генерится космического масштаба уважение, любовь и преданность любимому человеку, который вынашивал, а теперь рождает на свет вашего ребенка.

Алексей, 26 лет, дочери год

Новость о беременности жены я воспринял спокойной, потому что все было запланировано: мы к тому времени уже четыре месяца как решили завести ребенка. Было чувство радости, но я понимал что все еще впереди. Мои родители семь лет ждали меня, пережив два выкидыша. Плюс моя мама работает воспитателем в Доме малютки, куда попадают в основном дети с какими-то проблемами. Так что я имел представление о том, что беременность — это только начало.

Никаких специфический знаний о ходе беременности у меня не было. Читал книги про развитие ребенка в первые месяцы жизни, чтобы быть хоть как то готовым к появлению малышки. Жена переодически говорила о ребенке что то вроде: «о, он теперь размером с персик» или «у него начали развиваться легкие», опираясь на приложение о беременности.

За ход беременности я не переживал. Мы заранее изучили вопрос и пообещали друг другу, что это будет крутое и сложное приключение, в котором мы должны работать как одно целое.

По возможности ходил с женой к врачам. Был на трех УЗИ — там специалист очень мило говорит: «А вот ножки вашей девочки», а ты смотришь на экран, ничего не понимаешь и бормочешь: «Ага-ага».

На курсы мы очень хотели, но не записались вовремя, а начинать ходить с третьего занятия не стали. Партнерские роды рассматривали, но после взвешевания всех за и против отказались от идеи. Правда, до родов жена часто мне вспоминала это, в надежде, что передумаю. И только после родов она признала, что это было правильное решение: «Не хотела бы, чтобы ты видел меня такой».

Отцом я ощутил себя сразу же, как подержал малышку на руках. До этого момента все кажется таким нереальным, а с ребенком на руках все осознаешь. Но выносить ребенка сам я бы ни за что не согласился. Это очень трудно. На плечи матери падает огромный груз, а отцу надо лишь приносить денюжку домой, уделять побольше внимания семье, не дать сойти с ума жене и не быть мудаком. У меня, в принципе, получается.

Нет, это нормально почитать ещё чего-нибудь

Малыши сочли празднование дня рождения причиной взросления

Инстаграм дня: нарисованноематеринство

Молодая мама подарила нам новуюпорцию послеродовой реальности

Пять классных товаров, которыеоблегчают первые месяцы родительства(и о которых вы, возможно, недогадывались)

Инстаграм дня: нарисуй мне монстра

Здоровая еда оказалась важнымэлементом психологическогоблагополучия детей