Цахес, Цезарь, Царь Салтан. Такие разные типы лидеров

06.11.2017

ЦАХЕС (нем. Zaches) -

- герой сказки Э.Т.А.Гофмана «Крошка Цахес по прозванию Циннобер» (1819). Сын бедной крестьянки фрау Лизы, нелепый уродец, до двух с половиной лет так и не научившийся говорить и хорошо ходить, Ц. пугал окружающих своей внешностью. Его паучьи ножки, голова, ушедшая в плечи, нарост на спине, похожий на тыкву, в сочетании с отвратительным характером вызывали не жалость, а скорее отвращение. Добрая фея пожалела Ц. и подарила ему три волшебных золотых волоска, благодаря которым Ц. стал казаться всем, кто с ним встречался, красивым и умным. Чудесное преображение меняет судьбу Ц., он попадает в маленькое княжество со столицей Керепес, становится первым и самым могущественным министром при дворе. Власть и сила заколдованных волосков безграничны: крошку Ц. не только все считают красавцем, мудрецом, но чудесным образом все замечательные качества и таланты, имеющиеся у окружающих его людей, приписываются этому карлику и уроду. Только одному из персонажей сказки - студенту и поэту, романтическому юноше Бальтазару - понятен истинный облик Ц. У него свой счет к Д., похитившему бальтазаров поэтический успех, а потом завладевшему его невестой, красавицей Кандидой, ослепленной, как и все жители княжества. Ц. продолжает возвышаться, а Бальтазара объявляют сумасшедшим, и только помощь доброго волшебника Альпануса спасает студента. Он получает свою Кандиду, открывает всем глаза на Ц., и злой уродец, спасаясь от преследования, гибнет, задохнувшись в ночном горшке.

Образ Ц. характерен для творчества Гофмана, у которого поэтическое видение мира сочетается с острой сатирой. Таким памфлетом, обличающим трусость, равнодушие и верноподданничество немецких мещан-филистеров, стала история Ц. Этот образ связан не только с сатирическими тенденциями в литературе Германии, но и с фольклорной традицией. Ориентацией на народные сказки и предания объясняется и счастливый конец. Образ Ц. - один из пророческих в творчестве Гофмана. Это своего рода предсказание коллизии диктатор - власть - толпа, столь актуальной и драматичной для Германии XX века.

ЦЕЗАРЬ (лат. Caesar, англ. Caesar)

герой 451 эпоса М.Аннея Лукана «О гражданской войне, либо Фарсалия». При жизни император Нерон запретил Лукану публичное чтение и издание эпоса; последний не мог быть опубликован ранее гибели Нерона (68 г. н.э.). Исторический прототип: Гай Юлий Цезарь (100 - 44 до н.э.), с 49 г. - римский правитель; убит заговорщиками. Личность Цезаря - одного из ведущих лиц интереснейшего периода римской истории, знаменитого политика, полководца и писателя - вполне естественно привлекала внимание как историков, так и поэтов уже в античную эпоху. Свидетельством такого внимания являются прекрасные биографии, созданные Плутархом и Светонием. Эпос Лукана выделяется из этого ряда тем, что автор ставит перед собой не столько исторические, сколько именно художественные задачи (при всей условности такого разделения), и Ц. у него - не предмет изучения, но литературный образ, носящий на себе яркую печать авторских пристрастий. Несмотря на то, что Лукан выказывает желание отнестись к героям беспристрастно, уже в самом начале повествования его ненависть к Ц. проявляется вполне отчетливо. (Ж.-Ф.Лагарп считает это противоречие слабостью образа, не искупаемой республиканскими чувствами автора; эта оценка не представляется достаточно обоснованной.) Когда Ц. приблизился к Рубикону, ему предстал печальный образ отечества, умоляющего не переходить этой последней границы; Ц. после недолгих колебаний приступает к переправе и, почти не встречая сопротивления, идет по Италии: «Ц., яростно ждущий сражения, радуется своим путям, если он не залил их кровью, и не стал бы идти, не встретив врага, в геспе-рийские пределы...» Даже милосердие Ц., беспрецедентное в ту эпоху (хотя нет сомнений, что оно было выбрано по соображениям целесообразности), Лукан изображает с отвращением: «Ц. знает, что он стремится к наказанию и страшится прощения. «Хочешь не хочешь - живи! - по милости нашей сказал он. - Смотри на солнечный свет!.. Но если хочешь, снова испытай оружие - и если ты сам меня победишь, ты мне ничем не обязан»«. К свирепости и кровожадности, еще более циничным, когда он прощает защитников закона - своих врагов, добавляется нечестие: при осаде Массилии, где вокруг не было ни одного дерева для осадных работ, кроме священной рощи, Ц. сам подает пример и, выхватив у оробевшего воина топор, начинает ее рубить: «Пусть весь грех падет на меня!» (Ц. изображен в этой сцене, как известный нечестивец Эрисихтон, погубивший дуб Деметры и наказанный за это вечным голодом (Каллимах и Овидий)). В своей ярости он готов отказаться от того, без чего древние вообще не мыслили финала своей жизни. Застигнутый бурей в Адриатическом море, Ц. говорит: «Пусть у меня не будет погребального костра, лишь бы только меня всегда боялись и ожидали в любой части земли». Венцом этой циничной жестокости является Фарсальская битва; после решительной победы Ц., приказав щадить рядовых (перед сражением: «кто убежит, пусть будет гражданином»), направляет удары своих воинов против Сената и запрещает погребать трупы врагов. Безусловно, мрачная жестокость Ц. (которому Лукан не может отказать в доблести) неотделима от стилистики нероновой эпохи (многие подобные мотивы встречаются и в творчестве Сенеки, дяди Лукана). Тем не менее было бы неоправданным преувеличением усматривать (как это часто бывает) в образе Ц. тираноборческий и республиканский пафос.

ЦАРЬ САЛТАН

- герой сказки А.С.Пушкина «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтано-виче и о прекрасной царевне Лебеди» (1831), написанной на основе сказки, поведанной поэту Ариной Родионовной. В передаче Арины Родионовны С. вовсе не имя, а как бы удвоение титула: царь-султан. Пушкин остроумно переделывает его в С. Получилось весьма колоритное, подлинно сказочное имя, сохраняющее славянскую окраску и намек на несметные «султанские» богатства. С.- царь идеальный, олицетворение мечты русского народа, отец-батюшка. Такой царь может запросто простоять весь вечер «позадь забора» и ненароком подслушать беседу трех девиц за пряжей. Царство С.- вполне домашнее, с хорошо протопленной печью в морозный крещенский вечер. Мысли царя самые простые. Три сестрицы пообещали ему разное и несбыточное, и он уверен, что стоит ему лишь пожелать, и все это сбудется. А главное, «к исходу сентября» у него будет сын-богатырь. Гвидон становится воплощением благополучной, подчиняющейся действительности. С. верит в чудеса. Идеальный образ С. разрушается под влиянием прозы жизни. Затягивается война, в которой С. «бьется долго и жестоко». Интригуют ткачиха с поварихой, с сватьей бабой Бабарихой и добиваются изгнания любимой жены с младенцем. Но чем сильнее одурманивают они царя слухами о чудесах, тем слабее становится их власть над ним. Наконец чаша любопытства переполнена, и С. разрывает паутину своего безволия. Реальность, ожидающая его, оказывается богаче самых заманчивых снов. Царь С. обретает даже больше того, о чем мечтал. Главное же - семейное счастье восстановлено. Справедливость торжествует, недобрые чары развеяны. «Царь для радости такой» всех прощает и его, конечно, «уложили спать вполпьяна».

На сюжет пушкинской сказки написана одноименная опера Н.А.Римского-Корсакова (соч. 1900).

Источник всего этого