Чего мы боимся на самом деле_3 базовых страха человека

25 December 2020
101 full read
5 min.
212 story viewsUnique page visitors
101 read the story to the endThat's 48% of the total page views
5 minutes — average reading time
Чего мы боимся на самом деле_3 базовых страха человека

Почему один из героев М.А.Булгакова говорит, что трусость – самый страшный порок? Странно, не так ли?

Трусость – это черта характера человека, привыкшего бояться, пугаться.

Что это за эмоции такие – страх, паника, ужас, тревога? И не удивительно ли, что в русском языке огромное множество слов на тему страхов и смелости? Но и этого оказалось мало, и были заимствованы термины из других языков (фобия, паника).

Попробуем разобраться.

Страхи во многом строятся из потребностей человека. В зависимости от того, чего он хочет, выстраивается и страх фрустрации или недостижения, либо, как вариант, страх препятствий на пути достижения цели, т.е. удовлетворения.

Лики страха

Страх основан на инстинкте самосохранения, несёт функцию защиты и сопровождается физиологическими изменениями. По факту базируется на игре гормонов (в первую очередь адреналина и кортизола) и нейромедиаторов.

Самое длительное и смутное состояние – тревога. Чаще всего тревога возникает как ожидание какого-то события, которое трудно прогнозировать и которое может угрожать неприятными последствиями. Сродни и такое состояние, как беспокойство.

Самый кратковременный вид страха – испуг – рефлекторная реакция на возможную опасность.

Есть такие кратковременные, но мощные аффекты, как ужас, эмоциональный шок, потрясение.

Есть такое состояние, как паника – это безотчетно-инстинктивный ужас, негативно окрашенный аффект, провоцируемый воображаемой или настоящей опасностью…

Есть огромный спектр фобий. Это психические расстройства, при которых некоторые ситуации или объекты, условно не являющиеся опасными, вызывают страх. По факту, объект фобии (пауки, жабы, высота и пр.) являются лишь заместителями, скрывая реальный объект (ситуацию, феномен), который вызывает расстройство.

Сам по себе страх – эмоция базовая, без такого механизма реакций мы не смогли бы сохраниться и адаптироваться. Ну, он был максимально полезен, пока не появился разум. Теперь страх полезен в экстремальных ситуациях, а в обыденной жизни в некотором смысле вреден и порой сам опасен, когда выходит из-под контроля сознания.

А выходят из-под контроля и такие аффекты, как ужас и паника, и такие состояния, как экзистенциальная тревога и обычное беспокойство. Аффекты сложно контролировать, т.к. там внутреннее животное становится невменяемым, а состояния иногда просто сложно опознать.

В любом случае работает формула-алгоритм: пугающий фактор => страх/паника/тревога => стресс + фрустрация => психологическая травма => развитие/деградация.

Чего мы боимся на самом деле_3 базовых страха человека

Три базовых страха

Существует три базовых страха, из которых формируются все остальные страхи, тревоги, фобии…

Это условные: голод, холод и одиночество.

Полагаю, вы сразу поняли, что за каждым из этих страхов лежит фрустрация базовой потребности. Соответственно это пищевая потребность, потребности в безопасности и в базовом взаимодействии и общении (сюда входит продолжение рода и групповые процессы, типа, конформность и доминирование).

Разберём их подробнее.

Голод

Мы боимся умереть от голода, когда наша потребность в пище не удовлетворена. Понятно, что наша культура трансформирует эту базовую потребность в такие формы, которые достаточно далеко ушли от природного базового состояния.

Ведь теперь мы хотим не просто покушать, а покушать так чтобы это было культурно. Не просто капустки пожевать, а поесть что-то сытное из трёх блюд, как минимум.

Или наоборот – закинуть в рот какой-нибудь фастфуд, чтобы унять голод и мчаться дальше. Ведь ещё наши потребности искажаются. И так на базе этой потребности возникают такие искажения, как алкоголизм, наркомания, табакокурение, расстройства питания. Мы не просто заедаем наш страх смерти, но ещё и запиваем его.

Кстати, голод может быть и сенсорным и информационным. К примеру, сенсорная депривация в детстве приводит к серьёзным психологическим проблемам. Феномены маугли, госпитализма или синдром дефицита внимания связаны именно с этим.

Холод

Да мы боимся умереть от холода. Конечно больше в переносном смысле. Вся наша цивилизация и её материальная культура выросли исключительно на том, что мы строили себе жильё, удовлетворяя эту базовую потребность в безопасности. И, конечно, это базовая потребность также трансформировалась и исказилась в ходе развития культуры.

Мы настолько оторвались от природы, что теперь эта потребность предстаёт в весьма причудливых формах. Ведь теперь нам недостаточно просто безопасного шалаша или пещеры, порой некоторым мало и дворца с сотней слуг. Нам не достаточно иметь собственный огород, сейчас это базовая потребность исказилась настолько, что нам необходим $1млрд, чтобы ощутить себя в безопасности. Нам нужно не просто средство передвижения, а самая крутая тачка от самого крутого автомобилестроителя.

Одиночество

Но самое страшное – это одиночество. Ни один Робинзон не способен выжить без Пятницы. И тут имеется в виду не день недели, а реальный живой человек. И желательно, чтобы этот человек был весьма изящных форм и с достаточно внушительный пятой точкой.

По сути, сам страх смерти связан не столько со смертью нашего тела, но со смертью нашего духа, души.

К примеру, феномен героизма связан как раз с тем, что не столько страшно умереть физически, сколько гораздо страшнее умереть духовно. Потому герой не боится смерти, а боится оказаться слабаком и предателем. А в обычной жизни подчас потеря репутации, уважения, признания, принятия оказывается гораздо страшнее, чем потеря жизни. И потому человек готов покончить с собой, лишь бы не нарушить обет чести (что и есть смерть духа).

Это напрямую связано с тем кругом общения, от которого мы очень сильно зависимы. Наша личность по факту и есть некий сплав тех моментов и ситуаций общения, которые происходят у нас жизни. Подавляющая часть наших жизненных обстоятельств – это и есть общение с другими людьми. Без других людей и нас бы не было - ни как личности, ни как тела.

Потому формы страха одиночества могут трансформироваться в такие страхи как боязнь потери репутации, боязнь негативной оценки, боязнь предательства со стороны других.

Огромный пласт трансформированного страха одиночества – это страхи, связанные с нашей сексуальностью, то есть взаимоотношениями с противоположным полом. А уж эта тема гипертрофирована настолько, что что даже дедушка Зигмунд объявил это самым главным в нашей жизни. Тема сексуальных извращений вышла в топы всех мейнстримов. И накал возбуждения не спадает уже более полувека с самого начала сексуальной революции. Ведь даже тема любви подменена темой секса. И тут страхи и тревоги стали просто всеподавляющими.

И неудивительно, что основные темы юмора (как особая форма психологической защиты) связаны именно с этими тремя сферами искаженных потребностей: пищевыми, безопасности и одиночества. Еда и алкоголь, богатство и бедность, и много-много разнообразного секса.

Основа основ, экзистенция

Но если копнуть глубже, то у этих трёх базовых страхов есть один корневой – страх смерти.

У кого-то это выражается как страх страданий, т.е. депривации – отсутствия возможности удовлетворить базовые потребности, что логично может привести к смерти.

У кого-то это больше связано с духовной составляющей. И тогда это страх духовной или личностной смерти.

Чаще всего эта тема табуирована. Страх смерти обычно отрицается, но это отрицание больше похоже на защитную реакцию, типа, "да что тут обсуждать, не боимся и всё, закрыли тему!" Сама смерть настолько сложна для восприятия и мифологизирована, что как-то рационально обсудить её не получится.

Если смерть и обсуждается, то либо в юмористическом ключе (а это явно защитная реакция), либо же обсуждение касается аспектов мифологических. И любой спор на эту тему выражается примерно так: "это ерунда! – нет, это ерунда!"

Это и понятно. Для материалистического научного подхода смерть – конец бытия конкретного индивида. А для идеалистического – начало некоей новой жизни.

Обе подобные точки зрения опять же могут быть лишь психологической защитой в стиле: "что тут обсуждать?! Всё понятно!"

Ничего не понятно! Нет приемлемого для всех ответа!

Чаще всего вопрос смерти связан со смыслом жизни. А поскольку у многих какого-то ответа о нём нет, либо он очень интимен. Соответственно обсуждение смерти тоже становится вопросом интимным и табуированным.

Недаром появилась даже такая школа экзистенциальной психологии. Направление, которое тему смысла человеческого бытия считает самой важной для полноценной жизни.

Рекомендации психолога могут быть простыми. Во-первых, подумайте, какая базовая потребность скрывается за вашим страхом и почему она неудовлетворена. Во-вторых, наполнение своей жизни смыслом или смыслами даёт совершенно иное восприятие событий, а в дальнейшем и даже их течение. А в итоге мы приходим к развитию такого качества, как интуиция. И тут уже не страх, а некие озарения, инсайты, принятие жизни во всём её многообразии, а не отвержение её целиком или частично.

Так почему же трусость – самый страшный порок?

Возможно, потому, что именно трусость отнимает у человека ответы на самые важные жизненные вопросы о смысле, истине.

И стоит учесть, что истина всегда конкретна и практична, должна помогать в настоящей жизни. И смысл также должен быть связан с конкретной жизнью конкретного человека. Какие-то истины, принятые от другого человека, – это лишь перекладывание ответственности, что и называется трусостью.

Это лишь мнение и тема "на подумать".

Подписывайтесь на наш канал НЕРАЗБУДДИЗМ

Чего мы боимся на самом деле_3 базовых страха человека