Quora: отвечает Ханс Циммер

10.02.2018

Quora — популярный англоязычный сервис вопросов-ответов, где многие выдающиеся люди самостоятельно отвечают на вопросы публики. Вместе с автором группы Best of Quora мы подготовили для вас перевод самых интересных ответов от композитора Ханса Циммера.

Аудиоверсия статьи: PodsteriTunesYouTubeСкачать | Telegram

Каково это — работать с Кристофером Ноланом?

Одна из действительно классных вещей в работе с Крисом заключается в том, что он никоим образом не мешает моему воображению. Он очень старается сделать так, чтобы меня не ограничивали технические рамки кинопроизводства. Обычно наша совместная работа начинается с долгих разговоров, когда мы лишь перебираем идеи. Затем я постепенно начинаю сочинять и экспериментировать, придумывать звучание, одновременно беседуя с Крисом.

В «Интерстелларе», например, есть множество тем и пьес, в процессе написания которых мы доходили до определенного момента, но так и не доводили начатое до конца. Иногда мы с Крисом приходили к какой-то идее, но потом отказывались от нее, увлекшись следующей. Нашу совместную работу можно сравнить с изматывающим непрерывным спринтом, потому что мы изо всех сил стараемся успеть за собственными идеями. Когда мы с Крисом собираемся вместе, возникает невероятно много идей, но их воплощение всегда занимает гораздо больше времени. Иногда Криса это сильно расстраивает: он хочет снимать фильм, но не может, потому что вынужден ждать музыку к нему. Что касается музыки для «Интерстеллара» — это, так или иначе, наша с Крисом музыка, а не только моя. И это свидетельство того, насколько сильно я позволил ему проникнуть в мой мир. Самое замечательное, что как композитор вы можете писать, ориентируясь только на свое сердце и интуицию. А тут вы должны доверять режиссеру. И это как раз то, что Крис привносит в процесс сочинения музыки — доверие и равновесие. Из-за того, что он монтирует фильмы в своем гараже (придает им немного самодельности), я никогда не чувствовал этого огромного груза на своих плечах. Его методы монтажа очень помогают мне писать музыку. Работа и сюжет всегда возвращаются к личному, и это идеально подходит моему стилю работы.

Как Ханс Циммер оказался связан с «Интерстелларом»?

«Интерстеллар» — это грандиозное путешествие. Вы смотрите на далекие звезды и в то же время наблюдаете за самыми близкими отношениями, которые только могут существовать — между родителем и ребенком. Перед вами одновременно и бескрайние просторы, и тесная связь. 

Когда я только начал работать над фильмом, Крис сказал мне: «У меня есть идея. Я не собираюсь рассказывать тебе, о чем фильм, но я сделал одностраничное описание. Если я дам тебе эту страницу, ты можешь прочесть ее и потом написать все, что придет тебе в голову?» Это уже казалось хорошим началом приключения. На этой странице была та крошечная, очень личная маленькая сказка об отце и его ребенке. И поэтому я написал то, что стало музыкальным признанием в любви моему сыну.

Позже я позвонил Крису и сказал: «Я написал музыку. Посвятил этому целый день. Хочешь, пришлю тебе ее?» Крис сказал: «Нет, я собираюсь приехать и послушать». Итак, он приехал в мою студию. После того, как Крис послушал, я спросил его, что он думает. Он ответил: «Ну, мне стоит делать фильм прямо сейчас». Не дав мне никакого контекста прежде, чем я написал музыку, теперь Крис начал рассказывать мне об этих бескрайних просторах, которые он представлял. Это торжество науки, человечества и космоса. В какой-то момент я прервал его и сказал: «Но Крис, все, что я тебе дал — лишь малая часть. Это настолько личное». И он сказал: «Но теперь я знаю, каким будет сердце фильма». Так мы и начали, отправившись в это довольно большое путешествие, которое вы увидели в кинотеатрах.

Какой практический совет вы можете дать композитору-новичку? Могу ли я что-то сделать для того, чтобы увеличить свои шансы найти интересную мелодию? 

Есть много блестящих композиторов, которые не видят «общей картины». Вы должны уметь рассказать историю. Есть много способов рассказать историю и передать ее подтекст. Это и есть то, чем мы занимаемся в музыке. Вам просто нужно этому научиться. Первые несколько сотен партитур, которые я написал, были ужасны. Но знайте, что вы становитесь лучше, учась на своих ошибках.

Кроме того, не становитесь заложником монтажа. Поймите, что иногда музыка может создавать параллельную картину, отличную от видеоряда. Я помню, как однажды мой наставник осторожно заметил: «Знаешь, реакция на смонтированную версию тоже оказалось довольно неплохой». Я был в восторге от собственной точности и стал уделять гораздо больше времени хронометражу, а не ощущениям самих людей от музыки. Не делайте этого.

Каким вы видите будущее музыки?

Будущее музыки такое же, каким было всегда. Кто-то, находясь где-нибудь за углом, в гараже или подвале, сочиняет то, что сорвет нам крышу. Мы просто еще не можем себе этого представить. Это одна из лучших вещей в создании музыки. Несмотря на то, что мы ограничены количеством нот, у нас есть бесконечное число их комбинаций.

Кроме того, развитие музыки всегда было связано с развитием технологий. С этой точки зрения нет никакой разницы между появлением скрипки и компьютера как музыкальных инструментов. Музыка движется, меняется, эволюционирует, и время от времени кто-то придумывает нечто революционное. Мы еще не знаем, какие перемены ждут нас, но мы обязательно почувствуем тот момент, когда они приблизятся.

Как Ханс Циммер пишет саундтреки?

Страх, паника, воображение, прокрастинация, разговоры, беседы с режиссером, беседы с оператором-постановщиком (потому что мне нужно знать цветовую палитру), чтение огромного количества книг, еще больше прокрастинации, больше страха и больше дедлайнов до тех пор, пока кто-нибудь не отберет у меня партитуры. 

Первое, о чем я думаю, когда просыпаюсь — это музыка, и последнее, когда засыпаю — тоже музыка. Я похож на музыкального монаха. Я не вижу дневного света. Я тусуюсь с музыкантами, режиссерами и просто стараюсь тратить максимально возможное количество времени на занятия музыкой.

Почему мы любим музыку?

Ключевое слово в музыке — это игра. Можно играть музыку с другими людьми, а можно самому. Иногда это прекрасное убежище от мира, а порой и отличный способ заставить кого-то улыбнуться. 

Музыка — это, в некотором смысле, все, что у меня было в детстве. У нас дома не было телевизора. У нас была музыка и фортепиано. Я не помню того момента, когда решил для себя: «Я люблю музыку». Но года в четыре я подумал: «Ого, удары по этим клавишам производят интересный звук». Это была игра, а музыка — это игра звука. Для меня это так и осталось игрой звука. Если вы играете неправильные ноты, но с верным настроем, то думаете: «Подождите, это действительно интересно. Я бы никогда не подумал, что это может сработать». Вы всегда будете делать открытия. Вы всегда будете чувствовать что-то. Вы будете переходить на более глубокий уровень общения с музыкантами в своем оркестре, вы будете общаться с аудиторией и заставлять ее чувствовать что-то. Все это для меня и значит жить полной жизнью. Музыка позволяет каждый день что-то почувствовать, пускай и на несколько мгновений.

Есть ли преимущества в отсутствии формального музыкального образования?

С одной стороны, я жалею, что у меня нет формального образования, но с другой стороны, думаю, это сделало меня более гибким по отношению к музыке. Я могу одним махом переходить от панк-гитар к Баху. Мне нравится, как говорил Дюк Эллингтон: «Есть только два типа музыки: хорошая музыка и плохая». Я не вооружен техниками, которые дает музыкальное образование, и для меня как для автора саундтреков — это преимущество. Ведь я могу сосредоточиться на том, чтобы музыка соответствовала истории фильма. 

Как получается так, что саундтрек подходит к сюжету? Как вы объединяете в одно целое концепцию фильма и музыку для него?

Единственное, что у вас есть как у композитора — как бы смешно это ни звучало — это история. Поэтому главное правило: держитесь сюжета как приклеенный.

В одном из разговоров с Кристофером Ноланом по поводу музыки к «Интерстеллару» и метафор, которыми мы могли бы передать идею о торжестве науки, Крису пришла мысль присмотреться к органам. В 17 веке органы были самыми сложными механизмами, когда-либо изобретенными человечеством — и оставались таковыми до изобретения телефона. Мы искали музыкальные инструменты, которые могли бы отразить идею торжества науки. Для меня как музыканта есть нечто удивительное в том, что так много идей и технологий сошлись в механизме, созданном исключительно для занятий музыкой. Сами музыкальные инструменты восхваляют науку.

Чтобы отразить сюжет фильма в саундтреке, нужно учитывать два аспекта. Я думаю, одно из ключевых качеств всех научно-фантастических фильмов — то, что они по природе своей ностальгичны. И чем больше их размах, тем более личными они становятся. Во-первых, при создании музыки к большому фильму (такому, как «Интерстеллар») в первую очередь нужно придерживаться темы, которую вы возьмете за главную. В данном случае — это торжество науки. Помимо этого, я ориентировался на песню, которую сочинил в самый первый день работы над фильмом. Она была о моем сыне, и я возвращался к ней на протяжении всего процесса. Во-вторых, нужно поддаться идеям, которые витают в воздухе. Мы обсуждали очень интересные темы, когда работали с Крисом над «Интерстелларом». Во время нашего диалога Крис вдруг произнес: «Что если нам объединить в музыке идеи гравитации, метафизики и времени?» Затем он просто продолжал разговор, пока я сидел, думая: «Подождите секунду. Как мы это сделаем?» Но я сделал это и написал одно большое признание в любви науке.

Перевод: Best of Quora для Newочём.
Редактировал: Сергей Разумов.

Источники: 12345678.