Бабетта идёт на войну. Ростислав Ищенко

Любое государство, как и любой человек обладает свободой выбора. Но только до определённого момента. Именно поэтому мы часто говорим об окне возможностей, которое открывается и закрывается. После того, как выбор сделан возвращение в исходную точку (и смена сделанного выбора на альтернативный вариант) обычно становится невозможным. Однако точно также и не сделанный выбор, по истечении определённого промежутка времени (в течение которого окно возможностей закрывается) переводит систему в новое состояние, не предполагающее возможности переигровки.

Чем ограниченнее ресурсы системы, тем уже её пространство для манёвра. При доминировании процесса нарастания ресурсной недостаточности, пространство возможных решений быстро сокращается, сжимаясь в итоге в точку. В этот момент система лишается возможности выбора. Её судьба становится предопределённой, а коллапс неизбежным. С этого момента принимаемые решения влияют только на фактор времени, ускоряя или замедляя процесс аннигиляции системы, но не отменяя его.

Система под названием Украина свою точку бифуркации прошла в период между 20 февраля 2014 года (к вечеру этого дня режим Януковича сдал Киев путчистам) и началом мая того же года, кода провозглашённая 14 апреля АТО вошла в стадию прямых вооружённых столкновений. С этого момента киевский режим (вначале Турчинова, а затем Порошенко) утратил контроль над ходом событий и начал разворачиваться стандартный сценарий гражданской войны.

Не Одесса и не Мариуполь ознаменовали невозможность возврата. Эти трагические события власть ещё имела возможность объявить досадными эксцессами – убийства совершались боевиками. Теоретически власть имела возможность использовать одесские и мариупольские убийства, как повод для применения силы против нацистских боевиков майдана и поддерживавшего их криминального маргиналитета. Ликвидировав же радикальный правый фланг майдана можно было начинать диалог с Донбассом, формировать правительство национального компромисса и начинать длительный процесс политической стабилизации и экономического восстановления.

Не скажу, что этот подход было бы легко осуществить. Вполне возможно и даже более чем вероятно, что расколовшие общество и разрывавшие Украину противоречия не позволили бы реализовать попытку национального примирения, перезапустив кровавый сценарий. Но сама возможность мирного выхода из кризиса и сохранения государственности существовала. Более того, даже перезапущенный кровавый сценарий развивался бы уже по совершенно иной схеме, в рамках которой Украина должна была бы прекратить своё существование уже к концу 2014 года. Интенсивность противостояния была бы выше, коллапс государственности оказался бы практически моментальным, а жертв и разрушений было бы меньше...

Читать далее