Без руля и без ветрил. Кирилл Бенедиктов

На прошлой неделе влиятельное американское издание The National Interests опубликовало статью Дуга Бэндоу «Кто вырабатывает внешнюю политику США?» с подзаголовком «Мир обращает внимание на внешнюю политику команды Трампа». Из этой статьи с удручающей ясностью следует: в команде Трампа нет не то что консенсуса, но и более или менее скоординированного плюрализма мнений (что тоже бывает полезно в некоторых обстоятельствах). Все — включая самого президента — играют свои партии на своих инструментах, а в результате получается что-то похожее на басню Крылова «Квартет».

Конечно, пишет Бэндоу, переходный период от одной администрации к другой всегда создаёт пространство неопределенности. Даже когда ключи от Овального кабинета передаются представителю той же партии, различия в подходах и акцентах неизбежны. Но сегодня всё ещё хуже: сегодня согласия нет в самой администрации. «Это время испытаний и скорби для союзников и противников Америки. <…> Практически ни одна сфера внешней политики не определена», — пишет Бэндоу.

Далее — по пунктам. Президент Трамп вступил в должность, выражая стремление сблизиться с Россией и наладить с ней диалог по проблемам безопасности. Однако ещё до инаугурации Трампа его министр обороны Джеймс Мэттис по прозвищу Бешеный Пёс фактически повторил риторику известного русофоба Джона Маккейна, назвав Москву «самой большой угрозой для Америки». Госсекретарь Рекс Тиллерсон, которого в конгрессе подозревали в симпатиях к России из-за совместных проектов компании Exxon Mobile и «Роснефти», потребовал отказа Москвы от Крыма в качестве предварительного условия для улучшения двусторонних отношений. Дуг Бэндоу справедливо пишет, что это требование является «политически невозможным». И дело не только в громких заявлениях.

Американские военные сбивают самолёт сирийских ВВС — шаг явной агрессии по отношению к союзнику Москвы Башару Асаду, ставящий Россию и США на грань прямого военного конфликта. Совет национальной безопасности (в первую очередь сам советник президента по нацбезу генерал Макмастер) настаивает на более активном вовлечении США в военные действия против Асада и поддерживающего его Ирана, что ещё больше втянет Америку в сирийский конфликт. Однако, замечает Бэндоу, Трамп ещё во время своей предвыборной кампании критиковал иракскую войну, а также предостерегал от дальнейшего погружения США в пучину ближневосточных конфликтов. Когда его конкуренты-республиканцы угрожали сбивать российские самолёты в Сирии, он называл безусловным приоритетом борьбу с ИГ (ИГИЛ, структура запрещена в РФ – ред.). Позднее, став кандидатом от Республиканской партии, он обрушился на Хиллари Клинтон, назвав её «поджигательницей войны» за подход к решению проблем Ближнего Востока.

С Китаем всё ещё более запутанно. Вступив в предвыборную гонку, Трамп угрожал Китаю торговой войной: он обещал наказать Пекин за манипуляции с валютой и обещал защитить американские рынки высокими заградительными тарифами. Рекс Тиллерсон во время слушаний в конгрессе, когда сенаторы должны были решить, достоин ли он занять кресло госсекретаря, пригрозил блокадой территорий в Южно-Китайском море и на Тихом океане, которые КНР считает зоной своих экономических интересов. Ещё до инаугурации избранный президент Трамп пошёл наперекор всем сложившимся дипломатическим традициям, поговорив по телефону с президентом Тайваня Цай Инвэнь (это было очень болезненно воспринято в Пекине и шокировало чиновников Госдепа)...

Читать далее