Дамаск за Кремлёвской стеной. Евгений Сатановский

11.07.2017

Гамбургский счет оказался в пользу России

Центральным событием саммита G20 в Гамбурге стала встреча Путина и Трампа. Российский и американский президенты, помимо прочего, согласовали позицию по юго-западной Сирии.

Кризис в Персидском заливе после ультиматума Катару со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ, АРЕ и их союзников главы РФ и США не обсуждали. Между тем его последствия грозят разрушить ССАГПЗ. Рассмотрим ситуацию, сложившуюся в арабском мире, на примере Сирии и катарского кризиса применительно к американо-российским отношениям, опираясь на материалы эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Распад арабского союза

Любое продвижение курдов в глубь Сирии вызовет единение против них всех арабских сил, несмотря на политические и идеологические различия…

Отказ Катара от выполнения предъявленного ему соседями ультиматума может привести к распаду Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ – Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия). КСА, ОАЭ и АРЕ могли проще обозначить свои требования: прекратить мешать им в Ливии, где прокатарские исламисты не дают монопольно захватить власть в стране креатуре АРЕ и ОАЭ Х. Хафтару; не спонсировать террористическую кампанию в египетских городах и на Синае, чему египетские силовики не могут ничего противопоставить; переориентировать телеканал «Аль-Джазира» на поддержку саудовского и эмиратского руководства в аравийской коалиции в Йемене; свернуть активность при строительстве военных баз в регионе Африканского Рога и закрыть два удачных проекта по распространению влияния в мусульманском мире – организации «Братья-мусульмане» и запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ). Последние мешают аналогичным проектам КСА в виде «Аль-Каиды» и йеменского аналога «Братьев-мусульман» партии «Ислах», с которой Эр-Рияд рассорился из-за Катара, а теперь пытается восстановить отношения, чтобы закончить провальную кампанию в Йемене. Эр-Рияд, Каир и Абу-Даби проигрывают гонку за лидерство на Ближнем Востоке и в Северной Африке Дохе и Анкаре. Отсюда и реакция в виде введенных против Катара санкций.

4 июля Доха передала через Кувейт ответ на ультиматум КСА, ОАЭ и АРЕ, а те взяли паузу в два дня, чтобы изучить его. В ответе Катара нет даже намеков на уступки, которых от него ожидают: Доха высказалась за укрепление отношений с Ираном и ускорила размещение турецких военнослужащих по договору о совместной обороне с Анкарой. Крен в требованиях авторов ультиматума на турецкий аспект был инициативой Египта и ОАЭ, Саудовская Аравия пошла на это вынужденно. Таким образом, нападающие совершили стратегическую ошибку, присоединив к ультиматуму и Анкару, что прибавило уверенности Катару. Зачем это было сделано со стороны Каира – понятно, но о чем думали в Эр-Рияде – неизвестно, так как через турецкую территорию идет большая часть снабжения просаудовских группировок в Сирии. Либо саудовцы решили закрыть сирийский проект, либо напряжение в борьбе между ними и турками за монопольное доминирование над повстанцами на севере Сирии в Идлибе достигло кульминации.

Что касается ССАГПЗ, он фактически не существует, даже если говорить только об экономике. В этом альянсе до сих пор не удается принять единый НДС, есть проблемы с таможенными правилами, отсутствует согласованный порядок налогообложения, далеко до создания общей энергосистемы… Да и с политической точки зрения Катар не единственная проблема союза. Вспомним недавний выпад КСА против Омана в связи с его «проиранской позицией» в йеменском конфликте. Тогда Эр-Рияд угрожал исключить Оман из ССАГПЗ, но ОАЭ и Кувейт этот демарш Саудовской Аравии не поддержали. При этом взаимоотношения ОАЭ и КСА далеки от идеала. Разрыв между ними происходит в Йемене и Ливии, несмотря на нынешнюю солидарную позицию в отношении Катара. Так что фактический распад ССАГПЗ – в краткосрочной перспективе...

Читать далее