Жадность мажора и мудрость барыги. Ростислав Ищенко

За последние месяцы встречал много материалов о том, как «Гройсман сбросит Вальцмана». Они мне не нравятся. По двум причинам.

Во-первых, не люблю, когда Порошенко называют Вальцманом. Он вполне легально, в соответствии с действовавшим (и действующим, кстати) законодательством носит фамилию матери. И отец его столь же легально перешёл на фамилию жены. Теория же, гласящая, что всё плохое в этом мире придумали евреи за миллион лет до нашей эры и с тех пор только реализовывают этот план (на которую намекают любители вспомнить о «девичьей» фамилии Алексея Порошенко, столь ущербна, как попытки украинских националистов и американских патриотов во всех своих бедах обвинять Россию и русских.

Ведь неважно, кто «обманул» доверчивых украинцев, «хитрые евреи», «злые русские» или даже «коварные европейцы». Важно, что если мы принимаем теорию «всемирного заговора», то миллионы людей поддерживавшие майдан, сотни тысяч участников карательной операции в Донбассе, десятки тысяч терроризирующих страну нацистских боевиков, сотни поджигателей Дома профсоюзов в Одессе и десятки снайперов майдана ни в чём не виноваты. Они пали жертвой того самого «мирового заговора».

Во-вторых, эти материалы не убедительны. Они фиксируют наличие реальных противоречий между президентом и премьером (любым президентом и любым премьером), но не объясняют, почему Гройсман должен вести себя по отношению к Порошенко, как Тимошенко по отношению к Ющенко, а не так, как Азаров по отношению к Януковичу. А это не единственный пример абсолютной лояльности. Столь же лояльным был, например, премьер Пустовойтенко по отношению к президенту Кучме и премьер Ехануров по отношению к президенту Ющенко.

Если уж отношения Порошенко и Гройсмана мне что-то и напоминают в предшествующей украинской политике, то это взаимоотношения премьера Кинаха и президента Кучмы. Кинах сохранял абсолютную формальную лояльность, будучи готовым в любой момент предать. Но момент этот определял не он. Было необходимо, чтобы кто-то другой в достаточной степени расшатал кучмовскую власть, создал Анатолию Кирилловичу пространство для манёвра, и только потом Кинах был готов вовремя переметнутся на сторону побеждающего.

С моей точки зрения, Гройсман никогда не будет активно интриговать с целью занять место Порошенко. Он просто не сможет пробиться в президенты, а вот потерять премьерский пост и с ним всё нажитое «непосильным трудом» – вполне. Но Гройсман, безусловно, Порошенко не друг и не родственник. Пётр Алексеевич нужен Владимиру Борисовичу лишь до тех пор, пока способен работать политическим паровозом и политической крышей. Как только Порошенко пошатнётся, Гройсман вспомнит принцип «падающего толкни!», поскольку «Боливар не вынесет двоих».

Отношения Гройсмана и Порошенко определяются двумя основными моментами...

Читать далее