Конец истории как окультуренная разновидность нацизма

Американцев возмущают наши действия вовсе не потому, что американцы глупы, как пробка, и не способны сравнивать. Вовсе нет. Они исходят из того, что условия нашего существования принципиально несравнимы. Что делать нам в такой запутанной ситуации?

Реакция США на наши меры, принятые в ответ на ограничение деятельности российской телекомпании Russia Today, кажутся нам дикими и несуразными.

Ведь наш закон об иностранных агентах подразумевает ровно те же методы контроля за медиа, получившими малоприятный статус: полная финансовая прозрачность, регулярные отчеты о расходовании средств и аудит, открытая информация о сотрудниках, включая руководителей, имуществе – много таких вот обременительных бухгалтерских и не только обязанностей.

У нас по существу ровно то же самое, что и у них. Может, разнятся сроки предоставления отчетности и какие-то другие детали. И точно так же никакой цензуры, запретов, связанных с содержанием распространяемой информации. В чем же дело?

Мы начинаем привычно удивляться использованию двойных стандартов, когда аналогичные действия в нашем и их случае они оценивают совершенно по-разному.

Для них регистрация RТ в качестве иноагента – это сдерживание пропаганды, наш закон – ущемление свободы слова. Как так может быть, если речь идет о почти полностью идентичных мерах воздействия на СМИ?

Неужели они настолько неумны, что не способны на элементарное действие – просто взять и сравнить тексты двух законодательных актов, чтобы убедиться в их идентичности?

Но нет, вот что говорит официальный представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт:

«Попытки российского правительства оправдать новый закон о медиа тем, что он является ответом на требование прозрачности, подразумеваемой американским законом об иностранных агентах 1938 года, лицемерны и неуместны».

Ну хорошо: то, что неуместны – понятно. Но почему лицемерны?..

Читать далее