Польский реванш

16.10.2017

Кто ищет, тот, как известно, всегда найдёт.

Министр обороны Польши Антони Мачеревич заявил, что комиссия по расследованию крушения самолёта Ту-154, разбившегося в 2010 году под Смоленском, обнаружила-таки на плёнках чёрного ящика запись момента взрыва. У Мачеревича и без того не было особых сомнений в том, кто виноват в крушении самолёта, на котором летел в Россию президент страны Лех Качиньский — разумеется, всё это подстроили русские. Подложили бомбу, выстрелили по самолёту ракетой, ударили по нему импульсом электромагнитной пушки или придумали ещё какое-то дьявольское средство, чтобы избавиться от польского лидера и всей верхушки военного командования страны.

Напомню, 10 апреля 2010 года польский президент и еще 95 человек, представлявших армию, церковь и парламент Польши, погибли в авиакатастрофе при заходе на посадку на аэродром Смоленск-Северный. И Межгосударственный авиационный комитет, и комиссия МВД Польши пришли к выводу, что ничего загадочного в катастрофе не было: самолёт садился в условиях плохой видимости, пилоты не справились с управлением, и Ту-154, зацепившись крылом за высокую берёзу, сначала накренился, потом перевернулся и рухнул на землю.

Но бывший глава Службы военной контрразведки, а ныне министр обороны Польши Антони Мачеревич ни на мгновение этим выводам не поверил. «Смоленская берёза, — заявлял он, — стала символом небрежности поляков, их бравады и глупости… На этой берёзе была основана вся система лжи и антиполонизма, разработанная русскими, которую поддерживают их центры в Польше и за рубежом… Понятно, что эта берёза не сыграла никакой роли в смоленской трагедии».

Мачеревич создал свою собственную подкомиссию при Министерстве обороны. Подкомиссия работала несколько лет, и весной 2017 (к семилетней годовщине трагедии) выпустила документальный фильм, убеждавший зрителей: на борту президентского борта — ещё до того, как его крыло коснулось пресловутой берёзы, — произошёл взрыв.

С тех пор прошло полгода — и вот Мачеревич сделал новое заявление:

«Мы нашли в записи одного из регистраторов момент взрыва — он был идентифицирован. Мы занимаемся в настоящее время его анализом и исключением всякой возможности другой интерпретации этой электронной записи».

Это значит, что России в самом ближайшем будущем придётся вновь столкнуться с обвинениями в преступлении, которого она не совершала.

Читать далее