Теперь об этом можно рассказать. Максим Соколов

13.06.2017

Официальное описание революционных событий всегда является сильно мифологизирующим, в духе «Падет произвол и восстанет народ великий, могучий, свободный»

Таков «Краткий курс» в той его части, которая касается событий 1917 г., такова фашистская версия «Похода на Рим» в 1922 г., таково описание мюнхенского пивного путча в версии НСДАП, а равно и обоих майданов – 2004 и 2013-14 гг. – в нынешнем украинском «Кратком курсе».

Для политической мифологии характерно полное замалчивание материальной и организационной стороны дела. Энгельс в речи на похоронах Маркса сказал, что усопший «Открыл закон развития человеческой истории: тот, до последнего времени скрытый под идеологическими наслоениями, простой факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т. д.».

Открытие Маркса, очевидно, применимо и к политической пехоте – они тоже люди. Да и задолго до классиков маршал Джан-Джакопо Тривульцио сообщал Людовику XII, что «Для войны нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги». Для гражданской войны, очевидно, тоже

Для бархатной (оранжевой) революции, под которую, кстати, вполне подходит и «Поход на Рим», и 25 октября 1917 г., как для всякой массовой операции, необходимо эффективное интендантство (еда, питье, палатки, знаки различия, отхожие места, оружие, система подвоза живой силы и средств ведения гражданской войны) и эффективное командование. То есть не только гениальный вождь – это хорошо, но мало – нужен еще и хорошо обученный офицерский и унтер-офицерский корпус, управляющий ландскнехтами, ибо, предоставленные самим себе, они стремительно разложатся. Всякая армия без командовании и дисциплины превращается в стадо свиней, неспособное выполнить боевую задачу.

Но официальная мифология упорно игнорирует эти очевидные соображения. Отчасти, наверное, ввиду их прозаичности, отчасти потому, что дело уже сделано, революция победила, а новых революций нам не надобно – и зачем же раскрывать всю машинерию?

Однако людское любопытство оказывается велико, а официозный миф уж слишком неправдоподобен, и на следующем этапе дозволяется больше правды. О существовании эффективной интендантской структуры уже можно говорить, победа объявляется результатом либо мощной самоорганизации гражданского общества (включающей и щедрое участие купечества), либо искусного и всеобъемлющего заговора патриотов/прогрессистов, у которых оказывалась и интендатство, и командование.

Это так похоже на правду, что порой правдой и является. Приход фашистов к власти в 1922 г., да и деятельность большевиков во второй половине 1917 г. вполне укладывается в эту схему. Тем более, что итальянский фашизм был чисто внутренним явлением. Походом на Рим не руководили из иностранного посольства, расположенного на виа Венето, и иностранные политики не раздавали чернорубашечникам кантуччини. Большевики тоже ушли в полную отвязку и играли свою игру сами – как и НСДАП в 1923 г.

Казалось бы, и можно, и разумно подверстать оранжевые революции под эту модель – «Да, мощно организовывались, иначе прогнившие режим не свергнешь, но организовывались чисто внутренним образом, иностранные интересы тут и рядом не лежали»

Просто бывают походы на Рим и пивные путчи нехорошие и неправильные, а бывают хорошие и правильные. Все дело в конкретных внутренних предпосылках. Довольно убедительно, ловко, в ступе не утолчешь.

Но болтливость политических мыслителей беспредельна, и сейчас можно наблюдать следующую объяснительную фазу.

Распоряжением президента РФ от 2 февраля 2010 г. было создано некоммерческое партнерство «Российский совет по международным делам», деятельность которого «направлена на укрепление мира, дружбы и согласия между народами, предотвращение международных конфликтов и кризисное регулирование», а миссия партнерства – «Содействие процветанию России через интеграцию в глобальный мир. РСМД — связующее звено между государством, экспертным сообществом, бизнесом и гражданским обществом в решении внешнеполитических задач».

Эксперт столь превосходной организации проф. В. Л. Иноземцев сообщил: «Сегодня умение влиять на политику государств-сателлитов является столь же несомненным признаком великой державы, как и наличие ядерного оружия, — только намного более функциональным. Однако Россия не перестает клеймить подобное влияние как вмешательство и посягательство на суверенитет. Причина такого нашего «консерватизма» до банальности понятна. За ней не стоит ничего принципиального. Просто способность Запада менять режимы в ходе относительно мирных народных выступлений так уязвляет нас потому, что в Кремле понимают: у нас самих кишка тонка повторить подобные эксперименты…

Мы не любим «цветные революции» по одной простой причине: мы просто не умеем их готовить»

В переводе с экспертного на простонародный язык – «А чо такого?». То есть у американцев сила, а сила тождественна праву, все же российские упреки – не более, чем жалкие возражения бессильного. Такой апологии Machtpolitik давно уже не приходилось слышать. Направленность на укрепление мира, дружбы и согласия между народами, предотвращение международных конфликтов и кризисное регулирование тут самая выдающаяся.

До сих пор в высоком западническом кругу – то есть мы не говорим о Каспаровых, Пионтковских и прочих украинствующих и новгородствующих, а только о beau-monde – существовала давняя и почтенная традиция лицемерия. «Английское правительство хотело повести это дело очень деликатно. Самое бы лучшее, если б можно было устроить, как в 1801 г. с Павлом Петровичем, собиравшимся в Индию: т. е. по мере сил, исподтишка помогая делу, иметь затем формальную возможность корректно выразить соответствующее соболезнование, как в свое время была выражена скорбь по поводу «апоплексического удара», постигшего русского царя в его спальне, когда русский посол Воронцов официально известил англичан об этом печальном медицинском случае».

Равно как и великобританский посол лорд Уитворт, считающийся одним из главных авторов апоплексического удара, отнюдь не говорил (тем более публично): «А чо такого?».

Но то было в старые времена, а теперь у нас transparency без границ. Остается понять, это индивидуальное экспертное достижение проф. Иноземцева или же он чутко уловил новый тренд, в рамках которого стесняться уже совсем не принято.

Источник