Украинская диктатура: предпосылки и возможные последствия. Ольга Сухаревская

13.06.2017

О возможном установлении диктатуры в Украине сейчас не говорит только ленивый. В стране складывается классическая революционная ситуация в определении запрещенного декоммунизаторами Ленина, когда верхи не могут управлять по старому, низы из-за бедствий и нужды не могут жить по-старому, а сама власть подстрекает массы к политической активности.

Наличие «революционной партии», напомню, согласно концепции вождя мирового пролетариата, является лишь субъективным фактором. И хотя установившийся на данный момент в Украине общественный строй сложно назвать демократией, это еще не диктатура. Но возникновение уже в ближайшие месяцы настоящей тоталитарной диктатуры практически не вызывает сомнений.

Этапы большого пути

Предпосылки для установления в стране диктаторского режима появились еще во время Революции достоинства, силовую компоненту которой составили националистические радикалы. После вооруженного захвата власти 20-22 февраля 2014 г. боевые отряды не перековали мечи на орала, а частично влились в официальные силовые структуры или создали финансируемые олигархами «добровольческие»батальоны. Протесты на юго-востоке Украины и начавшаяся в Донбассе война обеспечили силовикам майдана полную государственную поддержку и карт-бланш на «усмирение сепаратистов». Таким образом, государство потеряло монополию на насилие, а различные вооруженные отряды стали даже сильнее полиции, армии и спецслужб, куда также произошла инфильтрация боевиков. Этому способствовала и «реформа» полиции, ослабившая правоохранительные структуры и вымывшая из них профессиональные кадры.

С другой стороны, в нарушение Конституции Украины, в стране начала формироваться официально обязательная идеология, близкая по своему содержанию именно к взглядам наиболее радикальных националистических сил. «Правый сектор» (структура запрещена в РФ – ред.), «Свобода», «Азов» и прочие неонацистские группировки партии получили законодательное обеспечение для расправ с политическими оппонентами.

Причастность к силовым структурам, наличие оружия, щедрое спонсорство украинских олигархов, волонтерство и международная помощь обеспечили экономический базис внегосударственных силовых структур. И даже снятие националистов с довольствия группы «Приват» не поколебало их финансового благополучия, т.к. со временем они научились зарабатывать рэкетом, нелегальным бизнесом, грабежами и переделом собственности.

На данный момент большой вопрос, кто обладает большим силовым потенциалом, незаконные вооруженные формирования или государство.

Куда ни кинь, всюду клин

Вырастив этого националистического монстра, Петр Порошенко и его окружение в целом оказались в заложниках у своего ужасного детища. Это очень четко прослеживается по шагам власти с начала 2017 г. Президент и премьер-министр так и не смогли добиться прекращения блокады Донбасса. Более того, вынуждены были ее организовать и возглавить. В скором времени Порошенко был вынужден пойти и на запрет работы в Украине российских банков. Далее последовал утвержденный государством запрет российских сайтов и социальных сетей, антиправославные законы, запрет на использование георгиевской ленточки. Но националисты продолжают сжимать кольцо. Новым требованием стало введение визового режима с РФ, что для Украины смерти подобно.

Таким образом, сложилась ситуация своеобразной гонки на выживание, когда действующая власть, чтобы сохранить себя, должна не просто выполнять требования ультраправых, но и в чем-то опережать их требования. Последней попыткой показать радикалам, «кто в доме хозяин», стало 9 мая. Сражение власть проиграла.

С другой стороны, власть не может и обратиться за поддержкой к народу. По результатам опроса центра социальных исследований «София», доверие к президенту испытывает лишь 1,9% граждан. О недоверии к главе государства заявили 78,1% респондентов, спикеру Верховной рады 82,%, главе МВД Украины 81,9%, секретарю СНБОУ 81,5%, лидеру фракции «Национальный фронт» Арсению Яценюку 90,2%. В случае проведения выборов у Порошенко нет шансов сохранить свой пост, а парламентские выборы лишат БПП и большинства в ВРУ. Отказываются в случае нового майдана защищать власть и полицейские, которым надоел произвол «активистов» и предательства властей.

Qui prodest?

Тем не менее, говорить о противостоянии по линии «истеблишмент-улица» не приходится. За протестами и агрессией боевиков чувствуются значительные внутренние и внешние силы. Например, попытки разогнать блокирующие Донбасс отряды тут же привели к беспорядкам в различных городах Украины и заявлениям ряда облсоветов с требованием освободить «активистов». Впоследствии произошло объединение крупнейших националистических партий, которые в Верховной Раде предъявили власти ультиматум. Требуя амнистии для «героев АТО», боевики ворвались в Львовский и Киевский советы, пригрозив, в случае неподписания президентом закона об амнистии, взять под контроль и администрацию Порошенко.

Кто же является бенефициаром возможного переворота? В поддержке блокады Донбасса отметились практически все политические силы, начиная от «Самопомочи» и «Батькивщины», до «Народного фронта» и части фракции БПП. Усиления антироссийских мер, введения визового режима с РФ и вступления в НАТО требует фракция «Народного Фронта», включая главу СНБО Александра Турчинова и спикера парламента Андрея Парубия, также избравшегося от «фронтовиков». Налицо формирование мощной «партии войны», в состав которой входят и представители власти.

Есть у этой партии и поддержка на западе. В частности, в лице НАТО, чьи представители одобрили масштабные запреты российских ресурсов. В ближайшие дни Вашингтон, впервые за 9 лет, посетит с 4-дневным (!) визитом спикер ВРУ Парубий. Нужно ли напоминать, что по Конституции Украины в случае ухода президента с должности бразды правления переходят к главе парламента?

Парадоксально, но диктатуры хочет и действующий президент. Объединяет потенциальных диктаторов то, что никто из них не имеет шанса победить на законных выборах. Кто окажется сильнее, сказать сложно. Но на мятущегося гаранта лично я бы не поставила.

Не будем забывать и об экономической подоплеке жажды неограниченной власти. По требованию МВФ в Украине грядут «геноцидные» пенсионная и земельная реформы, медицинская уже принята, а тарифы на коммунальные услуги будут повышены в ближайшее время в очередной раз. Даже весьма ущербная украинская демократическая система не позволит подавить грядущие протесты.

Куда податься бедному крестьянину?

Уставшее от происходящего бардака украинское население может и принять диктатуру в надежде на «порядок». И глубоко ошибется.

В период системных кризисов режимы многих стран прибегали к жесткому единоначалию, опираясь на ультраправых боевиков для подавления протестов. Примером может служить Италия Муссолини, Германия Гитлера, Испания Франко и т.д. Граждане могут подумать, что их, как простых обывателей, это не коснется.

Но коснется каждого. Сейчас репрессии и преследования, главным образом, сосредоточены на «сепаратистах». Идет, конечно, и рейдерство, пылают рынки, захватываются банки и предприятия. Но это лишь малая часть того, что может произойти. Небольшой пример. За «мукачевских стрелков» внес залог депутат Михаил Головко, лоббист обанкротившегося агрохолдинга «Мрия», который перешел под управление юридической компании «Latham & Watkins» и «Rothschild &Co». Благодарные «правосеки» с удовольствием помогут «убедить» крестьян передать под контроль Ротшильдам украинские земли, почему бы нет?

Как бы ни жаловались на произвол властей украинцы, худо-бедно работают суды и полиция, местные советы и партии, адвокаты и правозащитники. При диктатуре правит человек с автоматом. С его методами можно ознакомиться, например, в докладе Украинского Хельсинского союза по правам человека «Незаконные задержания и пытки, осуществленные в ходе вооруженного конфликта на востоке Украины», где уже три года действует диктатура.

Но самое страшное даже не это. В стране отсутствует харизматичный лидер, способный сплотить нацию, а у радикальных боевиков – единый спонсор и хозяин. Переход к диктатуре лишь откроет новую, еще более кровавую страницу внутривидовой борьбы местечковых фюреров, имеющих свои частные отряды, что может обернуться войной всех против всех и распадом страны.

К большому сожалению, вряд ли сценария диктатуры удастся избежать.

Источник