Как устроен теневой бизнес по продаже билетов

В месяц скупщики зарабатывают несколько десятков миллионов

Андрей Попов/РИА Новости
Андрей Попов/РИА Новости

С перекупщиками билетов театры борются не один десяток лет. От деятельности спекулянтов страдают как зрители, так и репутация театров. Порой по незнанию покупая билет у перекупщиков, театралы переплачивают в несколько раз. Также из-за спекулянтов московским театрам приходится завышать цены.

Весной 2017 года театральное сообщество всколыхнул скандал. Один из пользователей Facebook опубликовал пост, в котором рассказал, как стал свидетелем работы спекулянтов в кассах МХТ им. Чехова, и подкрепил свои слова соответствующими видео. В день продажи билетов на июнь, на который были запланированы три премьерных показа постановки Ренаты Литвиновой «Северный ветер», в кассы театра выстроилась огромная очередь.

«Большинство театров раз в месяц открывают предварительную продажу. Это проходит буквально несколько часов, от трёх до пяти, когда билеты ещё нельзя купить в интернете, но уже можно в кассе. Сделано это для того, чтобы самые желающие зрители попали на желанные спектакли, приехали, отстояли очередь, получили дискомфорт, но попали», — пояснил пользователь в своём посте.

Но за час до открытия касс охрана театра оттеснила от входа стоявших в очереди и пропустила группу людей численностью до 20 человек, которые купили практически все билеты на премьеру, хотя по правилам театра в одни руки разрешено продавать не более двух билетов.

По информации РБК, в тот же день билеты на все три премьеры «Северного ветра» появились на сайтах перекупщиков по цене от 9 тысяч до 27 тысяч рублей при номинальной стоимости от 2,5 до 5 тысяч рублей.

Являвшийся тогда художественным руководителем МХТ Олег Табаков объяснил нехватку билетов на спектакль Литвиновой зрительским интересом.

«Мы один из тех театров Москвы, которыми интересуются зрители. Поэтому они быстро раскупают билеты. Ситуация, при которой не все могут купить билеты, она не от театра зависит, а от стабильности интереса зрителей», — заявил Табаков.

Легально приобрести билеты в театр возможно несколькими способами: непосредственно в кассе или онлайн на официальных сайтах агентств по продаже билетов, которые сотрудничают с учреждениями культуры. Примерно одна треть всех билетов продаётся самими театрами и две трети — через сторонних операторов. И тот, и другой способ достаточно популярны и прибыльны. Например, Ticketland зарабатывает около 20% от оборота: 10% — сервисный сбор, ещё 10% — комиссия, которую оператор получает от организаторов мероприятия.

А когда билетов нет в наличии ни в кассе, ни у агентств, театралам приходится обращаться к сайтам перекупщиков, где они стоят дороже в несколько раз. Но, по словам гендиректора компании Ticketland Виталия Виноградова, серый рынок содержит примерно 5% от всех билетов, выставленных на продажу.

Сергей Гунеев/РИА Новости
Сергей Гунеев/РИА Новости

«Он не очень большой, мы его оцениваем приблизительно в $2–3 млн в месяц в Москве. Основная спекуляция осуществляется за счёт схем договора между сотрудниками организаторов и сайтами так называемых спекулянтов. По сути дела, это коррупционная схема. Она прослеживается элементарно, можно зайти на сайт этого спекулянта, потом на сайт организатора и посмотреть, какие билеты сейчас находятся в брони. В большинстве случаев они не идут на риски и просто бронируют билеты у себя в системе и пытаются продать их на неофициальном сайте за какие-то бешеные деньги», — поясняет Виноградов.

У перекупщиков даже есть сообщество со своей закрытой интернет-биржей market.zriteli.ru, где они обмениваются информацией об имеющихся билетах. Проблематично ещё и то, что сайты спекулянтов, количество которых исчисляется десятками, очень сложно отличить от настоящих билетных операторов.

«Вся проблема заключается в том, что цена, которая стоит на билете, не соответствует спросу на эти же билеты, — добавляет Виноградов. — Отсутствует элемент динамического ценообразования, как это существует, например, в авиа- и железнодорожных билетах».

Чаще всего, когда говорят о спекуляции, вспоминают о борьбе Большого театра с перекупщиками. Предыдущий директор ГАБТ Анатолий Иксанов и нынешний Владимир Урин принимали различные меры, чтобы остановить серый рынок продажи билетов. Во времена Иксанова билеты в Большой можно было купить по паспорту: номер документа указывался непосредственно на билете. Эта мера поубавила пыл спекулянтов. Урин отменил это правило, вначале он резко повысил цены на билеты, предоставив льготникам 50-процентную скидку. Тогда-то скупщики снова появились в ГАБТ. Только в прошлом году билеты для льготников стали печатать на отдельных бланках, и очередь из спекулянтов сократилась.

«Раньше спекулянты главенствовали и управляли очередью у касс. Говорю абсолютно осознанно: мы эту проблему на 90% решили. А совсем мы их оттуда убрать не можем»,— заверял Урин в одном из интервью.

Специалист юридической компании «Дзотов и партнёры» Владислав Порваткин рассказал News.ru, что вскоре спекулянтов будут наказывать.

«Министерство культуры внесло в Госдуму законопроект, который дополнит Кодекс об административных правонарушениях. В частности, реализация билетов неуполномоченным лицом по завышенной цене на сумму более 10% от стоимости билета. За это будет грозить штраф: от 100 до 300 тысяч рублей для граждан, от 150 до 400 тысяч рублей для должностных лиц, от 200 до 500 тысяч рублей для ИП, от 700 до 1 млн рублей для юридических лиц».