Кто мы такие, чтобы судить об уме животных?

17 July 2018

Как предрассудки и антропоцентризм мешают изучать живую природу и способности животных к познанию.

Антропоцентризм, подпитанный религиозным мировоззрением, заставляет нас считать человека венцом творения, вершиной животного мира, по отношению к которой все остальные живые существа располагаются намного ниже.

Нам кажется, что это само собой разумеется — человек умён, животные глупы, а наш разум, наш способ воспринимать мир, является эталоном, с которым всё сравнивается. Из-за этого все исследования того, умны ли животные, есть ли у них сознание или чувства, превращаются в проверку, может ли животное делать то же самое, что и человек. В результате за бортом остаются познавательные способности животных, которые не связаны с «человеческим» способом существования. На это неоднократно указывали сами исследователи животных, в частности приматолог и этолог Франс де Вааль в своей книге «Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?».

Ошибки в постановке эксперимента

Немецкий биолог Якоб фон Икскюль предположил, что у животных может существовать собственное мироощущение, которое он назвал «умвельт» (нем. Umwelt — окружение, окружающий мир). Согласно Икскюлю, чужие умвельты «непонятны и неощутимы» для других видов, включая наш. Одни животные воспринимают ультрафиолетовое излучение, другие ориентируются с помощью запахов, третьи, как крот-звездонос, ведут подземное существование, пользуясь осязанием. Кто-то живет на ветвях дуба, кто-то — под его корой, а кто-то, как семья лисицы, в норе между корнями. Каждый воспринимает одно и то же дерево по-своему. И для того, чтобы тестировать умственные способности животных, необходимо учитывать их «умвельт», способ миропонимания и существования. Только тогда можно ставить эксперименты корректно.

Уверенность в том, что человек — мерило всех вещей, ослепляет экспериментаторов. Вот несколько примеров. 

Гиббоны долгое время считались глуповатыми обезьянами, так как не могли решить задачу, которую другие приматы проходили запросто, — подвинуть палкой банан, находящийся за пределами клетки. Так бы они и вошли в холл славы как бестолочи, если бы в 1960-х приматолог Бенджамин Бек не применил новый подход, учитывающий специфику жизни гиббонов. 

В отличие от остальных обезьян, участвовавших в опыте, гиббоны приспособлены к жизни на деревьях и редко спускаются на землю. Их лапы действуют как крюки, палец не отставлен. Бек, понимая это, внёс изменения в задание, подвесив пищу на верёвках. Стоит ли говорить, что при новой постановке задачи гиббоны быстро продемонстрировали сообразительность. Их предыдущие «неудачи» были связаны не с умственными способностями, а с постановкой эксперимента.

Бенджамин Бек реабилитировал познавательные способности гиббонов.(источник: cdn.sci-news.com)
Бенджамин Бек реабилитировал познавательные способности гиббонов.(источник: cdn.sci-news.com)

Такая же неудача с палкой и бананом постигла и слонов. Долгое время учёные были уверены, что слоны не способны использовать орудия, так как они провалили тест. При этом слоны постоянно подбирают что-то с земли и делают это виртуозно, но исследователи заключили, что слоны не разобрались в задаче.  

На самом деле это исследователи не разобрались в слонах — те используют хобот не только, чтобы доставать пищу, но и чтобы её понюхать.

Когда слон хватает хоботом палку, это мешает ему учуять еду. Когда эксперимент изменили, подвесив фрукты вне досягаемости слона, а в углу положили несколько ящиков, слон довольно быстро сообразил, что можно подставить ящики, чтобы забраться за едой. Как бы ни усложняли задачу, делая так, что слон должен был запомнить расположение ящиков, он отлично справлялся с тестом, потому что исследователи нашли подходящий для данного вида тест. В результате на настоящий момент широко известно, что слоны обладают выдающимися умственными способностями.

Эксперимент со слоном Кандулой.(источник: ncbi.nlm.nih.gov)
Эксперимент со слоном Кандулой.(источник: ncbi.nlm.nih.gov)

Шимпанзе проходили некоторые эксперименты с трудом, но не потому, что не могли решить задачу (это весьма сообразительные животные), а потому, что задача казалась им чертовски скучной и недостойной их умственных способностей. 

Вместо этого они хватали лапами исследователей и приглашали их поиграть. Или, скажем, эксперимент Эдварда Торндайка с кошками, которых закрывали в клетке: когда кошки терлись о заслонку внутри клетки, они открывали дверцу и выходили наружу, за что получали рыбу. По прошествии десятилетий выяснилось, что поведение кошек не было связано с перспективой вознаграждения. Животные освобождались с не меньшим успехом без всякой рыбы. Причиной поведения кошек служило просто присутствие знакомых людей — тереться боками у всех кошачьих означает приветствие.

Ещё один интересный пример касается волков. Экспериментаторы считали, что их способности ниже собачьих, так как волки плохо понимают указания человека. Очевидно, что здесь вместо интеллекта исследовалось послушание. Когда вместо того, чтобы следовать инструкциям человека, собакам и волкам показали представителей их собственных видов, нажимающих на педаль, чтобы открыть крышку ящика с пищей внутри, все поменялось. На этот раз волки оказались намного сообразительнее собак. Волки могут плохо исполнять указания человека, но, когда речь идет о подсказках от представителя их собственного вида, они показывают впечатляющие способности к пониманию.

Исследователей часто ослепляет уверенность в том, что человек — мерило всех вещей, поэтому в экспериментах они забывают о специфике мира животного. Нечестно спрашивать, может ли белка досчитать до десяти, если умение считать ей никогда в жизни не пригодится. Белка превосходно умеет отыскивать спрятанные орехи, как и некоторые птицы. Североамериканская ореховка к концу года запасает более двадцати тысяч орехов в сотнях различных мест на территории многих квадратных километров, а затем легко их находит, тогда как человек не способен запомнить место на парковке. Разные «умвельты» предполагают разные способности.

Распознавание и запоминание лиц

Долгое время считалось, что только человек умеет распознавать лица других людей, причём за это умение у нас отвечает достаточно большая часть мозга, так как наша социальная жизнь сильно зависит от этой способности. 

Многим приматам предлагалось распознавать лица людей, хотя совершенно непонятно, зачем это могло бы пригодиться им в природе (опять антропоцентризм). Когда эксперимент изменили, оказалось, что приматы помнят громадное количество других приматов и с лёгкостью их распознают — как по лицам, так и по задней части тела. Людей они, кстати, тоже запоминают, и даже помнят по несколько лет, что также вызвало шок в научном сообществе. Прежде считалось, что концепции прошлого и будущего у животных не существует.

Узнавание лиц, заключила по этому поводу наука, — это специфическая познавательная способность приматов. Но как только она это себе позволила, пошли первые волны новой информации. Лицевое распознавание было обнаружено у ворон, овец и даже у ос! Бумажные осы узнают друг друга по лицевым маркерам, имеющим выраженный индивидуальный характер.

Распознавать лица умеет даже оса.(источник: photos.smugmug.com)
Распознавать лица умеет даже оса.(источник: photos.smugmug.com)

Натуралист Джон Марзлоф из Вашингтонского университета в Сиэтле ради кольцевания поймал такое количество ворон, что птицы потеряли к нему всякое уважение, каркая и покрывая его помётом каждый раз, когда он проходил мимо. Тем самым вороны вершили правосудие по отношению к «убийце», каковым его считали, отлично запомнив его лицо. Джону приходилось приклеивать бороду и всячески изменять внешность, чтобы выйти на улицу!

После этого он решил, что будет ловить и кольцевать птиц в маске грабителя, чтобы избежать подобного рода мести. Вороны легко запоминали маску грабителя, и далеко не с любовью. Птицы, которые ни разу не были пойманы, узнавали маску спустя годы и всё ещё преследовали тех, кто её носил. Вороны, должно быть, перенимали отрицательное отношение у своих товарищей, и в результате все вместе ополчились на отдельных людей.

Определённым образом (хотя и не по лицам) различать людей научился и осьминог (осьминогов считают одними из самых умных существ). В тесте на узнавание осьминогу показали двух служителей, один из которых регулярно кормил его, а другой периодически тыкал палкой со щёткой на конце. Первоначально осьминог их не различал, но несколько дней спустя начал узнавать, несмотря на то, что оба были одеты в одинаковые синие комбинезоны. При виде неприятного ему человека осьминог отодвигался, выпускал струи воды с помощью своего сифона и менял цвет, демонстрируя раздражение и угрозу. Когда же к осьминогу подходил приятный ему человек, осьминог не проявлял никаких признаков враждебности.

Читать далее на Ньютонью