История похудения Зефирки. Глава 45

Да-да, я прекрасно помнила, что еще пару часов назад хотела подкопить денег, чтобы купить обновки, когда еще похудею. Но… я передумала. С кем не бывает? Я же не тот мужик, который «сказал – сделал». Я ветреная, легкая, внезапная. Мой вес исчисляется двумя цифрами!

Кроме того, в новых вещах я выглядела так непривычно, так хорошо, что отказываться от этого было бы вредно. И вообще, это подарок.

Примерно такие мысли проносились у меня в голове, пока я с пакетом в одной руке и тростью в другой неторопливо шла следом за мамой и свекровью к своему родному дому. Врач рекомендовал пользоваться на улице тростью до конца зимы, пока окончательно не сойдет лед. А в помещении – по необходимости. Моя стояла у входной двери, хоть на работе, хоть дома. Но я все время помнила про ногу и старалась побольше сидеть или хотя бы к чему-нибудь прислоняться.

А в квартире нас уже ждали «мальчики» и закипающий чайник. Раздеваясь, я прикинула, как лучше: прямо сейчас выпить стакан воды, а потом чай, или вообще чай не пить, а только воду за общим столом. Обновки вдохновили меня на выбор второго варианта. Ну его, этот чай, рядом с ним вечно толпой ходят соблазны.

Конечно, в присутствии Ольги Викторовны гениальный план наших стратегов озвучен не был. Мы с мужем заговорили о нем только наедине, когда поехали домой, чтобы переодеться для театра. Свекровь куда-то отправилась с мужем, который явно подружился с моим папой. На прощание они энергично трясли друг другу руки и похлопывали по плечам.

– Ну, что вы придумали? – пристала я к мужу, едва захлопнув дверцу машины. – Говори, не томи!

– Значит, так, – Олег, сосредоточившись, аккуратно вырулил из опасно узкого места на стоянке, расслабился и начал рассказ.

– Оказывается, Владимир Антонович не может нигде работать из-за того, что вокруг одни сопливые дураки. Это его слова. Он устраивался несколько раз, но повторялось всегда одно и то же. Им руководил молодой бестолковый парень, полный амбиций и самомнения. А вокруг все было не так, глупо устроено и скверно налажено. Владимир Антонович при виде этого безобразия начинал страдать гипертонией из-за мощного внутреннего противоречия. С одной стороны, армейская выучка требовала субординации, дисциплины и четкого выполнения задач руководства. С другой, подчиняться «такому» руководству господин Доленко не мог физически. Глотая таблетки и потирая виски, он увольнялся максимум через пару недель, после чего давление волшебным образом выравнивалось.

– Странно, – поразилась я. – Сколько анекдотов рассказывают про тупость военных, а тут прямо обмороки от чужой глупости!

– Я высказался примерно в том же духе, – признался муж. – А Доленко ответил, что это стереотип. На самом деле там полно умных людей, причем именно в чинах повыше. И они все очень не любят расхлябанность и безалаберность.

– Ладно, поняла, работать он не пойдет, а то его ударит инсульт. А план-то какой?

– Владимир Антонович прилагает максимум усилий, чтобы квартира моей матушки была приведена в пригодный для проживания вид как можно быстрее. Параллельно он начинает подбирать вариант переселения для беременной жилички. Чтобы не пришлось сгонять бедную женщину в разгар подготовки к праздникам, он готов потерпеть до середины января.

– А когда ей рожать, он не говорил? – поинтересовалась я. – Хоть примерно?

– Он сказал, что живот вообще не заметен, но я ему не особо доверяю. Вряд ли он большой специалист по беременным животам.

– Так, и что дальше?

– Дальше. Щель заделают, Владимир Антонович высушит квартиру с помощью пары обогревателей, чтобы не было опасности плесени, и скажет моей маме, что, если она не возражает, он пока поживет у своего друга, которому нужна его помощь.

– Какая помощь?

– Мама не спросит, – отмахнулся Олег. – Конечно, она согласится. Вернется к себе в квартиру, а ее муж поживет у друга. Будет, как раньше, приходить к ней в гости, Новый год с ней встретит. Потом скажет, что жиличка решила съехать. И все. Новых жильцов они уже искать не будут.

– Ну… так-то нормально, – с сомнением проговорила я. – Только есть ли у Владимира Антоновича друг, готовый приютить его на месяц с лишним?

Олег бросил на меня осторожный взгляд.

– Есть у него такой друг. Сегодня появился.

– Ты хочешь сказать, что муж твоей мамы будет жить у моих родителей? – я не верила своим ушам.

– Да, Иван Александрович предложил ему временно поселиться в твоей бывшей комнате. Они прекрасно поладили, словно уже полжизни дружат.

– А мама? Что она скажет? Гость – это забота в первую очередь для хозяйки. Покормить, спать уложить.

– Владимира Антоновича тоже тревожил этот вопрос, но твой папа рассказал, что Светлана Ивановна уже всерьез прикидывала, не позвать ли погостить сватью. А это, как ты понимаешь, чревато очень серьезными конфликтами. Так что новый вариант будет спасением для всех.

– И вы не скажете Ольге Викторовне, где живет ее муж?

– Мы решили, что не надо. Друг и друг, какая разница, кто он?

– Ну, не знаю…, – я была растеряна и просто не знала, что сказать. Интуиция, которую я вообще редко слушала, потому что она у меня была та еще врушка, вдруг отчетливо произнесла: «Караул!»

И я опять не прислушалась. А зря.

P.S. Дорогие читатели, завтра ждите чрезвычайно интересную информацию! ;-)

Начало истории

Начало второй части

Начало третьей части

Новости о книге "Нереальное наследство"

Следующая глава