Гоголь

...лицо его выражало не страдание, а спокойствие,ясную мысль, унесенную в гроб.

 Ночь тихая. Слышно как свеча трещит. По стенам бегают тени. Мне опять душно. Простыни скомканы, мысли разбросаны.Умру черт подери без красок. Без привычного чувства. Луна и звезды проказники давят меня, а я еще тут. Тяжело душе с привычками прощаться, но увидеть зарю хочется...
Вздрогнув ото сна, слушаю как поют соловьи. Приближайте рассвет, приближайте...

 Утром был бледен и молчалив.Откуда здесь соловьи? Сон?!
 Плохо завтракал. Не мог писать. Тревоги отняли все время. Меня нашел страх смерти.
 День прошел. Пустой день. Пресный. Не буду спать больше, молится буду. Знаю, что должен вскоре умереть. Я уже мертвец... А мертвецам не нужно писать более. Сжечь нужно...люди прочтут и станут как я мертвецами. Сберечь нужно людей.

 Семен не отходит от меня, принес сапоги и халат. Я долго одевался, он хотел помочь, я отказал и лег на диван. Отвернулся и прошептал,

-Оставь меня!

 Я видел свое тело, я прохаживался по хлебным шарикам. Я потерял сознание. Далее голоса, споры...
  Я стоял у Храма Божьего. И был он красив и богат отделкой. Золото маковок солнышком грело окрестности. И так мне захотелось коснуться руками этого тепла. Я обошел Храм, но вот в чем странность, дверей и окон не было. Я пошел искать помощи.Пройдя немного увидел во дворе старой хаты лестницу.

-Барин, -услышал я,- Вам помощь нужна?

-Лестницу,поскорее, давай лестницу,-закричал я...

  Трудно вверх подниматься...и вот я высоко в небе, руками тепло чувствую и ангелы Божии поотворяли окошечки своих светлых домиков смотрят на меня...