Встреча со свекровью

16.10.2017

Ну, здравствуйте, милята мои. Что, тяжко в начале рабочей недели? Ладно, не отвечайте, сама все знаю: чай, не птичьим молоком вскормлена и не на лебяжьих перинках жизнь провожу. Держитесь, щас я вам буду про Бабу Зину свою опять рассказывать, и сразу полегчает. Тем, кому лучше не станет, - срочно вырезать портрет Бабы Зины из предыдущих постов (Мать в законе) о ней и привязывать к больным местам на ночь.

Если место такое, что и не привяжешь, - мелко фото это порезать, заварить в кипятке и выпить на восходе, для повышения либидо - на закате.Все как рукой снимет. Хотя, честно скажу, на себе не проверяла. А мне и без надобности - у меня живая свекруха в натуральную величину всегда под боком.

А повод в этот раз обсудить Бабу Зину у меня более чем уважительный. Читала я тут намедни ученую психологическую литературу о том, как выстраивать отношения со своими близкими, то есть с теми, о ком еще в священных старинных книгах сказано: домашние ваши - враги ваши. Ну, вы меня поняли. Книга эта о том, как с родными мужа ладить. И вот там черным по белому написано, что КРАЙНЕ важное значение для всей вашей последующей семейной жизни будет иметь именно ПЕРВАЯ встреча со свекрухой. И тут меня как током ударило! И стало тут же многое в моей печальной судьбе ясно. Моя-то первая встреча со свекровью ох какой непростой была! Однако обо всем в порядке живой очереди. Без предыстории ничего не поймете. Итак, слухайте!

Муж мой единоутробный - плоть от плоти свекрови моей - человек не без странностей. Худющий, синющий, в очках блескучих - минус у него большой, мерзнет всегда значит. Я его, малахольного, берегла и жалела. Прогуливались мы с ним на свиданиях всегда недалеко от дома.

Кунцево, в котором я в то время обитала, тогда было не столько престижным, сколько заводским районом. И я всегда искренне беспокоилась за своего попутчика, никогда не уводя его из-под яркого света фонарей. А все равно не уберегла сладенького моего! Как-то днем звонит он мне и говорит, что сегодня не придет на встречу. Я в полных непонятках: за полгода ни дня не пропустил, а тут вдруг. А он так спокойно продолжает: "У меня, - говорит, - глаз ножиком порезан. Напали на меня нехорошие люди, когда я вчера вечером от тебя возвращался". Я даже не поверила сначала, а потом все во мне медсестринско-материнское встрепенулось. "Бедняга, - думаю я, - кому же ты теперь без глазика нужен?" И, забыв про честь девичью, побежала я сама к нему домой, взяв в качестве средства первой помощи пакетик карамелек.

Прибегаю - дверь мне его радостная мама в валенках открывает. Удивилась я, городской ребенок, валенки до этого на взрослых людях только в сказочных экранизациях видевшая. Баба Зина меня сурово снизу вверх оглядела, губы в ниточку поджала, но в квартиру, где деньги лежат, все же решила впустить.

Но все мои мысли в ту минуту были прежде всего о нем, бедняге, ножиком порезанном.

- Как он? - со слезой в голосе спрашиваю будущую свекровь.

- А че ему будет! - жизнерадостно отвечает она. - Он у нас живучий. Один раз, когда ему 17 лет было, его в деревне мужики самогоном угостили. И он на морозе уснул. И то жив остался. Правда, я думаю, поотморозил себе там нафиг все, - продолжает свекровь, делая характерный жест рукой, не оставляющий никаких сомнений в том, что она собственно имеет в виду.

Обогащенная такой информаций, захожу я в комнату к страдальцу. Повязка на глазу есть, повязки на том месте, куда показала свекровь, - нет. И то ладно. Скормила я ему карамельки и домой понуро пошла.

На следующий день у меня даже милиционер участковый дома был, выспрашивал, кто из моих ухажеров хотел комсомольца зрения лишить. А мне уж не до зрения, я все о других его увечьях думаю. Сразу понятно стало, почему жених мой всегда такой тихий да понурый. Жалость затопила мое доброе женское сердце. Тогда я со всем своим комсомольским задором сама себе дала клятву вылечить инвалида. И я победила недуг: через месяц мы уже ждали ребенка!

И вот я тут интересуюсь: а вы сами, извиняюсь, как со своими свекрухами познакомились?

Начало историй