Вчерашние раки...

Если вы любите есть раков, но не знаете, как они появляются у вас на столе, то дальнейшее чтение может непоправимо пошатнуть вашу психику и даже лучшие психоаналитики не смогут вернуть вас в строй поедателей раков. Считайте это предостережением.

«Вчера раки по пять рублей» - это было гениально, мы катались по полу, когда Карцев невозмутимо отправлял нас в нокаут этим своим фирменным «нууу оооочень большие».

Мама у меня из Яицких казаков, вся её родня с Урала, а конкретно с Деркула. Это речушка такая. Старожилы ещё помнят, когда Деркул был полноводной рекой, но ко времени моего появления в деревне Кузнецово, от былого полноводья не осталось и следа. Впрочем, каждую весну он напоминал о себе, когда талые воды с окрестных холмов, что гордо именуются краеведами «отроги уральских гор», вливались в узкое русло Деркула, он превращался в бушующий, бурливый поток. Мощь его потока принимал на себя мост и даже пару раз уступал натиску воды, но поток успокаивался столь же быстро, как и возникал. Отроги уральских гор были слишком уж невысоки. Хотя, если быть честным, в небольшом отдалении от посёлка стояла гора Ичка и когда-нибудь я поведаю вам историю с ней связанную, но сегодня речь про раков.

Как я уже упоминал, в посёлке жила многочисленная родня моей мамы, а значит в братьях и сёстрах двоюродного свойства у меня недостатка не было. Вот с братьями-то мы и ходили то в ночное с лошадьми, то смотреть отправлялись скотомогильники, то яблоки воровать в саду поселковом, то по вечерам к солдатам, командированным в помощь колхозу на сбор урожая, там часто показывали старые фильмы. Даже сейчас я помню, как стрекочет кинопроектор и как орут на киномеханика люди, когда рвётся старая плёнка. А ещё мы делали ножики из больших гвоздей. Выкладывали гвозди на рельсы и ждали, когда по ним проедет товарный поезд. Получалось отличное лезвие, к которому мы приделывали ручку из дерева.

Но самым любимым развлечением был поход за раками. С парнями всё было легко и просто. Двумя тремя вёдрами воды мы выливали сусликов из нор и привязывали их к круглому экрану из проволоки и сетки. Кто-то из братьев вспарывал суслику брюхо и экран отправлялся на дно. Всё, что оставалось после этого, так это занять себя байками. А вот этих-то самых баек братья мои знали превеликое множество. Были среди них истории про призрачного коня иноходца, и про привидение атамана, который вместе с Пугачёвым шалил в этих краях, и про гору Ичку, внутри которой живёт странный народец, которого никто не видел, но почему-то каждый знал, что обладает этот народ несметными богатствами. Время летело как сани с горы, не успеешь костерок развести, как уже пора экраны с раками доставать. И улов всегда был богатым. Раки - падальщики, поэтому так охочи до мертвечинки. А что, я предупреждал. Нечего теперь на меня пенять, что я аппетит вам испортил.

Но веселее всего было ходить на раков с родителями. Тут вот какое дело, мама у меня уж больно жалостливая, поэтому папе было строго настрого запрещено потрошить сусликов, ловили на хлеб и на специальные удочки для раков. Боясь темноты и того, что раки укусят её за ноги, мама была крайне осторожной, но это (прости меня мама) выглядело очень смешно. Папа сдерживался, чтобы не злить маму смешками своими, так сдерживался, что на глазах у него выступали слёзы. На ведро раков уходило много времени, но сам процесс захватывал так, что на время никто не обращал внимание. А потом, дома, огромная гора свежесваренных раков украшала стол и без всякого пива сметалась со стола за считанные минуты.

Тогда каждый рак мне казался огромным, потому как он добывался мной лично, а пару раз я и пострадал от него, будучи схвачен клешнёй за палец. Сейчас, понятное дело, раки уже не те, да и стоят они не пять рублей, пусть даже и «нуууу ооооочень большие».