Как я попал в штрафбат

-Товарищ капитан, боец Сапрыкин по вашему приказанию прибыл!

Официально нас называли бойцами переменного состава или сокращенно: бойцами-переменниками. На самом деле мы были штрафниками, но так нас в роте никто не называл. Командир роты и взводные обращались к нам просто: боец.

Попал я в штрафники вроде и ни за что, хотя в приговоре было: За невыполнение приказа старшего по званию. А произошло это так:

Я был наводчиком в батарее полковых минометов. Наши войска наступали, а мы, минометчики шли следом за ними. 120-мм миномет вещь тяжелая, для передвижения и перемещения он имел колесный ход и бывали моменты, когда эту бандуру весом более двухсот килограмм мы тащили на себе, то есть перекатывали на руках.

Делалось это часто ради скрытности, а иногда просто машина не могла пройти по грязи или изрытыми снарядами местности. Вот и в этот раз мы на себе выкатывали минометы на позиции, а потом окапывались. Наступление шло уже три дня и все вымотались. Вот и мы, откопав позиции, упали замертво . От усталости даже не хватило сил перекусить. Так весь расчет и уснул около минометов.

Проснулся я от крика: "Боец! Ты почему не встаешь перед старшим по званию?!"

Я глаза открыл, ничего спросонья понять не могу. Вижу фигуру на коне, которая мне что-то орет.

-Ты кто такой?-еще ничего не поняв, произнес я.

-Я твой командир полка. Встань как положено, боец!

-Да много вас тут таких командиров ходит. И все орут.

Потом у меня в голове немного прояснилось и вижу, что эта фигура на коне хватается за кобуру. Я подтянул свой ППС к себе поближе и палец на курок положил, после чего эта фигура исчезла.

Прибежал командир минометной батареи:

-Да, Сапрыкин. Плохи твои дела. Чего ты командиру полка наговорил? Он сейчас как бешеный ко мне ворвался, наорал на меня и велел бойца, который угрожал ему оружием, отправить в штаб полка.

Не было трибунала, а был приказ по полку и я на два месяца угодил в штрафную роту. Даже идти далеко не пришлось. Рота находилась недалеко от нашей части.

Мне везло. Рота побывала уже в двух атаках, одна из которых была разведкой боем, а меня ни осколок, ни пуля не задели. Выбыло больше половины роты. Кто-то в земле остался, а кто-то по ранению попал в госпиталь, после которого их ждала реабилитация.

А потом нашу роту пополнили и отдали приказ захватить высоту. Два дня ее штурмовал стрелковый полк, но понес тяжелые потери и теперь на этот участок перебросили нашу роту.

Командир роты, капитан, был умным, опытным офицером. Если поступал приказ, то выполняя его, старался зря солдат под пули не подставлять. Конечно, насколько это было возможно на войне.

Он посовещался со взводными, а потом ушел к командиру полка. Вечером нам была поставлена задача. Атаку мы начинаем на рассвете. Два отделения по лощине должны будет обойти высоту, и, по возможности, ударить во фланг, а если получится, то и с тыла.

Остальные бойцы роты перед рассветом должны будут подползти скрытно к высоте метров на двести, а после артподготовки, которую обещали в дивизии, идти в атаку. У нас все получилось. Немцы не ожидали стремительной атаки, а удар во фланг, решил все.

И потери у нас были небольшими. Погибло пять бойцов, а пятнадцать человек были ранены, н о все легкораненые, имея полной право уйти в тыл, отказались это делать. Вскоре мы уже обживали немецкие окопы.

Высота имела важное значение в обороне противника. С нее просматривались на несколько километров и наши и немецкие позиции. Как сказал командир роты:

-Кто владеет этой высотой, тот владеет и ситуацией.

Мы ждали в поддержку стрелковый батальон, но как это часто бывает на войне, они где-то заплутали и мы остались одни. А немцы решили во чтобы то ни стало, отбить высоту. Сначала они начали утюжить нас пикировщиками, хорошо, подошли наши истребители, сбили пару штук, после чего Ю-87 удрали на запад.

А потом была артподготовка и немецкая атака. Мы уже отбили три атаки, сожгли два немецких танка, да и наша артиллерия помогала, ставя по координатам нашего командира заградогонь.

Но немцы не унимались и упрямо, атака за атакой, перли на высоту. А у нас уже подходили к концу боеприпасы. Мы собрали немецкое оружие, но и к ним боеприпасы заканчивались. Немецкий ротный миномет, который мы захватили, немцы разбили в последней атаке, хотя мины было достаточно. Они лежали в немецком блиндаже. Маленькие такие мины, калибром 50-мм и весом в полкилограмма.

По разрушенным окопам пробежался ротный, спрашивая о боеприпасах и уточняя потери. Да, немцы подходили все ближе и ближе, но во время последней атаки мы израсходовали последние гранаты и остались без карманной артиллерии.

-Похоже, сомнут нас сейчас фрицы, Сапрыкин- остановился около меня ротный. -Патронов осталось по пол диска, гранат нет. Есть мины, но миномет разбило.

И тут меня осенило.

-Товарищ капитан. Раздайте бойцам мины. Все, сколько есть и объясните, как ими пользоваться.

-И что с ними надо делать, мы же ни минометы?

-А все просто, товарищ капитан.

Я взял одну мину и ударил ее хвостовиком о валявшуюся немецкую каску, а потому аккуратненько выкинул ее из окопа. Мина взлетев по траектории, стабилизировалась, а потом ударившись о землю, взорвалась метрах в пятнадцати от окопов.

-Вот и гранаты готовы, товарищ капитан. От удара хвостовиком взрыватель взводится и тут уже надо действовать аккуратно. Если во время броска заденешь за что нибудь, то мина взорвется в твоих руках. Взрыватель у нее очень чувствительный. Только, когда будут бить хвостовиком, то пусть бьют так, чтобы не ударить капсулем о что-нибудь острое.

Вскоре все мины были распределены между оставшимися бойцами, им объяснили, как пользоваться "новыми гранатами".

-Молодец, Сапрыкин, может еще и поживем. Если выживем, то буду готовить документы на твою реабилитацию.

Немца атаковали. Мы скупо отстреливались, а когда они подошли на гранатный бросок, то вверх взлетели маленькие, полукилограммовые мины. Страшное оружие, взрыватель очень чуткий и мина взрывается, лишь соприкоснувшись земли. И спрятаться это этих осколков тяжело.

Я видел, как на наши позиции ворвался немецкий танк и начал утюжить окопы. А командир роты, схватив последний фаустпатрон и, зажав его под мышкой, с десяти метров сжег его. А потом я услышал сзади себя топот.

-Неужели обошли?-мелькнула мысль.

Я оглянулся и увидел подбегающих бойцов. Это наконец-то пришел на помощь стрелковый батальон.