Мысли припадошного. Об истории в троллейбусе и чуть о кошачьих.

16 October 2018

Вот никогда не хотел водить машину. Даже не припоминаю тех мечтательных минут, когда я за рулём автомобиля мчу по дорогам, магистралям и проспектам. Почему так? Не берусь отвечать, ибо толком ничего путного сказать не могу. Не знаю, в общем. Тем не менее, на права отучился, категория «В» имеется.

Окружение же, да и не окружение, чего это я…самые близкие и дорогие люди, друзья, товарищи хоть раз, да и задавали вопрос, связанный со мной и автотранспортом. Кому отвечал прямо, кому уклончиво, а где-то говорил, что обязательно, но не сейчас и когда-нибудь…

В этом плане мне очень помогла эпилепсия. Вы знаете, очень хорошая отговорка, и самое важное - небезосновательная, так как во время приступа, проходящего без потери сознания, наблюдается некоторая спутанность сознания, которая, не совместима с вождением автомобиля. Можете мне в этом верить, врать и обманывать я не буду. Да, можно лечить эпилепсию, но подобрать лекарства очень тяжело, могут уйти годы, к тому и побочных эффектов никто не отменял. А потому решил пока повременить: всегда можно успеть с таблетками, а побочных эффектов всяких по жизни и так хватает, а посему и решил их не множить; Боливаром тоже не назову себя, но думаю, что не потяну я их в таком количестве.

Стабильность – признак мастерства, только что это за мастерство, и каковы его критерии оценки? У меня выходит стабильно отвлекаться и уходить от темы. Не виноват я, оно само. Жаль, что на эпилепсию свалить нельзя в этот раз, но раз отказался от побочных эффектов, то будь добр и удобства подсократить; а может так складываться потому, что не всё коту - масленица, а мне как раз и выпало родиться в год этого пушистого, мохнатого, своенравного и ленивого зверька с чувством собственного достоинства. Описал этими эпитетами я не себя, а именно кота, потому как души не чаю в этих животинках. На постоянной основе коты в моей жизни уже в течение пятнадцати лет. Даже слово выучил – айлурофилия, что значит любовь к роду кошачьему.

И да простит меня читатель за уход от темы в который уж раз, но желание бешенное имею потискать тигра – эту большую, красивую, статную, величественную кошу, и непременно потрогать за пушистые щёчки, но… боязно. Фантазию эту прибирать далеко не собираюсь, вдруг, когда и осуществится как-нибудь, побочно с основной жизнью, но с непременным удобством.

Вождение, автомобиля, кошки, да о чём он вообще пишет, подумает читатель, а пишет он об истории в троллейбусе, случившейся сегодня, прекрасным и тёплым, октябрьским деньком.

Пользуюсь я общественным транспортом, когда нужно ехать из «Старого города» в «новый». Наш город состоит из двух частей – старой и новой, разделённых между собой заливом. Спортивный зал, в котором я занимаюсь, находится в Новом городе, а живу я в старом.

И еду я сегодня с тренировки на троллейбусе, сев рядом с дверьми, проходить по салону не нашёл в себе желания. Занял парное место, сев на одном из сидений. Через пару-тройку остановок в троллейбус вошла женщина с огромным пакетом и сумками, и тут же, не мудрствуя лукаво, поставила сумки на сидение радом со мной, а пакет у сидения. А так как я сидел у окна, то выход мне был перекрыт, если можно так выразиться. Женщину я предупредил, что на следующей остановке буду выходить, а потому необходимо нам поменяться местами. Она меня услышала и невнятно ответила: «хорошо.» – пропустив по лицу своему некую нервозность. Она была довольно таки красивой дамой, лет около тридцати пяти, с очень приятными, нежными чертами лица, стройной фигурой, открытым, добрым и таким доверчивым, словно детским взглядом.

Открою секрет. Пусть женщины и говорят, что мы – мужчины являемся детьми, но ещё большими детьми являются они сами; чтобы это понять, нужно видеть женщину и любить её, принимать такую – какая она есть, и тогда всем её капризам, поступкам, сценам найдётся объяснение: это всё несносный ребёнок, который хочет ласки, тепла, заботы о себе и разных вкусностей, а потому и вредничает, да канючит, а также обижается, надувая губки. Не стоит быть к женщине жестоким, грубым, злым, холодным, циничным и бессердечным, её, как и ребёнка, нужно любить, помогать ей, учить, а так как частью процесса обучения, т.е. педагогического процесса является воспитание, то и воспитывать, но опять же с пониманием и любовью.

Пока моя женщина стояла, суетливо озираясь по сторонам, с какой-то небольшой озабоченностью, напряжением и как боязливостью, мне на ум пришло, как премило выйти мне со своего места, а её посадить.

Ловким и выверенным движением беру её пакет в правую руку, в левой держа свой рюкзак, встаю с места, поворачиваю корпус, кладя пакет на сидение, которое было занято мной. Она, было, собиралась помочь мне поднять свой пакет, но особо ничего не вышло, к слову и не требовалось. Но как она взволновалась. Женщин, которые стремятся вам помочь, а не стоят и не смотрят на вас как на холопа, который должен ей всем и обязан, - пусть и не очень это у них получается, всегда нужно ценить и уважать, оберегать и любить – но это так, лирическое отступление.

Далее я встал в салоне, а я её усадил на второе парное место. Всё напряжение с её лица тем временем ушло, и она робко, чуть стесняясь, но с такой теплотой и добротой едва заметно улыбнулась, а вот глаза её сияли и радовались, что и сам я невольно улыбнулся.

Хотел я на прощание пожелать ей доброго и хорошего вечера, но постеснялся и вышел…

Вечерело…